Кайафас Каин – Заключительная 13 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Кайафас Каин – Заключительная 13 страничка


.

Читать реферат для студентов

Удивленный и раненный ликтор взревел, обдав меня таким ароматом изо рат, по сравнению с которым дыхание Юргена казалось слаще весеннего ветерка, и снова кинулся в атаку. Но на сей раз у меня сложилось впечатление, что тот стал осторожен. Тираниды выводят своих существ-разведчиков ради незаметности, ради атак из засад, когда те уверенны в успехе, и когда быстрое убийство проваливается, это дезориентирует их. Этот должно быть думал [122], что напрасно атаковал меня, и я намеревался усилить это впечатление. Если я смогу вселить в существо достаточно страха, может включиться его инстинкт сбежать и спрятаться, ну и желательно до того, как он нанесет мне смертельную рану.

Так что несмотря на собственные инстинкты бежать и прятаться, я сделал то, что никто никогда не ждет от добычи - кинулся вперед, визжа точно ополоумевший орк, крутя цепным мечом восьмерку по горизонтали, движение, которое старый Миамото де Бержерак [123], называл "порхающим лепестком" (хотя в моем случае, он чаще всего говорил, что мое больше походит на "летящий кирпич" [124]). В худшем случае мелькающий клинок создаст барьер между мной и ликтором, тот не посмеет атаковать, из-за риска потери новых конечностей, а в лучшем случае он позволит мне нанести какие-нибудь серьезные раны. Я не ждал, что убью тварь, но определенно намеревался создать у него впечатление, что конкретно вот этот ходячий обед в виде меня не стоит тех усилий, чтобы схарчить его.

Мне показалось, что я преуспел сильнее самых смелых ожиданий. Когда я кинулся вперед, чудовищная тварь на самом деле дернулась, отступила назад, когда я рубанул ее по животу, усики вокруг рта забились, когда она подняла голову, затем, к моему ужасу, начала опускать. Я перехитрил сам себя, не раз меня за это упрекали мои старые учителя схолы, и вот теперь я должен был расплачиваться за последствия. Если я подниму меч, чтобы защитить голову от надвигающихся усиков, ликтор распотрошит меня когтями. Так как деваться было некуда, я рухнул на землю, выигрывая себе пару секунд...

Затем картинка исчезла в безумно яркой вспышке света, и завоняло обугленной плотью. Юрген пальнул из мелты в самый нужный момент. Я поднял взгляд и увидел как чудовищная тварь падает на песок, в ее брюхе зияла дыра, в которую с легкостью мой войти мой кулак.

- Берегитесь, сэр! - предупредил помощник, и я кувыркнулся в сторону, когда пораженный, пинающийся монстр рухнул именно в то место, где секунду назад лежал я. Его предсмертная агония подняла облако пыли, которое странным образом напомнило медленно оседающий саван вокруг останков биокорабля, что породил его [125]. Я вскочил на ноги, обойдя труп как можно дальше и подошел к Юргену.

- Спасибо Юрген, - произнес я, - безупречно вовремя, как всегда.

- Похоже тенту конец, - сказал он, с ненавистью глядя на уже затихшую тварь.

- В самом деле, - согласился я, позволив себе всецело осознать как глубоко в заднице мы оказались. Без хоть какого-нибудь укрытия, даже не стоило надеяться пережить хоть одну ночь в токсичных пустошах. Что нам оставляло только один выход, тем более сумрак уже определенно переходил в ночь.

- Мы окопаемся в "Аквиле" на ночь, а с утра отправимся заново.



- Как скажете, сэр, - согласился Юрген, словно наши шансы добраться до безопасности улья были не хуже, чем когда мы первый раз ушли от шаттла.

- Ну хоть что-то прочное между нами и нидами, если они появятся.

- Так и есть, - согласился я, - будем нести двухчасовые вахты, по очереди сменять друг друга.

Конечно же мы оба выдохлись, и нам нужно было гораздо больше времени для сна, но в данный момент времени я не очень-то рассчитывал, что смогу продержаться больше пары часов, ну а ежели мы одновременно заснем, то ни один из нас не проснется. Никогда.

- Я встану первым, - вызвался добровольцем Юрген, когда мы вскарабкались по склону, с которого съезжали пару часов назад. Но на сей раз под рукой был скрученный и искореженный металл корпуса, куда можно было поставить ногу или ухватиться рукой, так что это был не сложный подъем по сравнению с дюнами, но все равно усилия заставили нас задыхаться от зловонного воздуха. Когда ночь опустилась на остывающую землю, ветер усилился, и шипящий, скользящий звук разлетающегося песка стал громче, гораздо громче, чем я ожидал, учитывая мой опыт ночевок в пустынях Перлии. И прямо как по заказу ладони начали зудеть.

И на то была хорошая причина. С возвышения в виде полузакопанной "Аквилы", пустыня, казалась, с четкой и злобной целью двигается к нам. Около десятка хормагантов перевалила через хребет соседней дюны, желая присоединиться к уже блуждающим вокруг трупа ликтора. Я запоздало вспомнил кое-что об этих камуфлированных убийцах. Они вели рой к свежей добыче.

- Он оставил след, - сказал я, надеясь, что Юрген сочтет хрипоту в голосе за обезвоживание, - нам сейчас же нужно убираться отсюда.

Но одного взгляда на окружение было достаточно, чтобы осознать всю тщетность надежды. Нас уже окружили, крошечный остров жизни в море тиранид, и я знал, что закончится все может только одним.

Загрузка...

Поначалу ужасная орда, казалось, не замечала нас, все были полностью поглощены безумным пиршеством, стремительно уничтожая все следы погибшего ликтора, не говоря уже о троице гаунтов, убитых нами ранее, перед бесполезной прогулкой по кругу. Они возможно сожрали последние смертные останки нашего пилота, хотя я пытался не смотреть в ту сторону.

- Ну зато они в нас не стреляют, - пробормотал Юрген, притаившись на краю заклинившей грузовой рампы, которую уже занесло тонким слоем песка, но еще не достаточно, чтобы смягчить металлический край. Он опустил мелту на удобную подпорку, уравновесив громадное оружие, и рядом аккуратно пристроил лазган. Продолжая методично работать, он заменил частично опустевшие энергоячейки на новые, оставив старые про запас, так как нам определенно понадобится каждый выстрел и как можно дольше, после чего открыл клапан подсумка, в котором хранил гранаты.

- К счастью я снова запасся вот этими.

- Сколько? - спросил я, стараясь говорить как можно тише. Я не знал как обстоят дела со слухом у гаунтов, и совершенно не горел желанием выяснять на практике [126].

- Три фраг, две крак, - так же тихо ответил Юрген, заталкивая две бронебойные на дно подсумка, укладывая остальные, чтобы сразу же можно было ими воспользоваться. Не смею обвинять его в том, что он убрал крак гранаты, мы уже много раз были рады их бесперебойности, но сейчас я бы с радостью обменял их на парочку противопехотных. Если уж на то пошло, я так же желал получит нетронутую "Аквилу" и вернуть пилота из мертвых, дабы он увез нас отсюда. Но так как ничего подобного не произойдет, мы должны как можно лучше использовать имеющиеся на руках гранаты.

- Будем надеяться, что этого хватит, - сказал я, зная, что это не правда, после чего последовал примеру помощника - загнал свежую энергоячейку в рукоять лазпистолета, убрав использованную в надлежащий кармашек в слабой надежде, что у меня еще будет шанс перезарядить. Не желая неожиданно остаться без заряда, я убедился, что положил ее отдельно от полностью заряженных магазинов. Я вложил цепной меч в ножны, чтобы залезать в "Аквилу", и теперь осторожно вытащил его, пытаясь не ударить им по металлу, дабы не привлечь внимания. После некоторых размышлений я запустил зубцы на самую малую скорость, частично из-за того, что звук был не слишком громкий, и частично чтобы сохранить заряд, мне не хотелось перезаряжать его, и скорее всего времени не будет [127].

Несмотря на мой очевидный страх, шум ветра скрывал любые издаваемые нами звуки. Продолжало свежеть, температура опустилась до такого уровня, что я уже был рад, что не бросил шинель во время дневной жары (это было бы глупо с учетом постоянного потока обдирающего песка), да и Юрген выглядел намного лучше. Он не был совсем счастлив, как если бы песок стянуло коркой льда, он говорил об этом на складе, где покоились в анабиозе чудовищные существа, что вид своего собственного дыхания сильно улучшает его настроение. К несчастью для нас, направление ветра немного поменялось, так что через четверть часа (за это время сумерки столь сгустились, что уже невозможно было разглядеть гаунтов, как и что либо другое из хаотичной массы), он дул уже от нас в их сторону.

В надвигающейся тьме я смутно различил, как одна из тварей вытянула голову, нюхая воздух, затем еще одна и еще одна, все теперь смотрели в нашем направлении, так как уловили наш запах. Когда первые разглядели нас, то поскакали в нашем направлении, и вскоре уже вся свор чудовищных, деформированных существ неслась к нам.

- Подожди, пока не появится хорошая цель, - порекомендовал я, слишком хорошо осознавая, что каждый выстрел будет на счету, если мы хотели заиметь хоть малейший шанс сдержать эту бронированную хитином смерть подальше от нас.

- Вот эта подходит, - сказал Юрген и нажал на спусковой крючок мелты, посылая сверхперегретый воздух в центр роя. Он проделал дыру в наступающей массе, изжарив несколько созданий, и искалечив остальных, которые тут же выпали из гонки. Юрген сделал еще три не прицельных выстрела, но каждого павшего перепрыгивала новая кучка тварей, что неслись по дюнам к нашему хрупкому убежищу. Главное преимущество мелты заключалось в том, что рядом с конусом уничтожения так же обжигалась кучка нидов, вместо того, чтобы испарить их, спазмирующие трупы загорались. Теперь вся картина была освещена пожарищем, что давало нам сомнительное преимущество видеть тех, кто собирается убить нас.

Я пару раз шарахнул из лазпистолета, и скорее всего в кого-то попал, настолько плотный рой несся на нас, но гануты продолжали бежать, совершенно не обращая внимания на любые повреждения. Уловив периферийным зрением движение, я повернулся, и увидел, что вторая группа обошла нас с фланга, и теперь в дымке разлетающегося песка они запрыгивали на склон, вязкий песок их едва замедлял. Запихнув пистолет в кобуру, я забрал гранату из ничтожно малой кучки вооружения Юргена, и метнул ее в центр своры. Она громко шарахнула, шрапнель посекла хитиновых гостей, сразив многих, но остальные все еще бежали, и я был вынужден бросить еще две, прежде чем атака захлебнулась. Тем временем Юрген почти безостановочно палил из мелты, актинические вспышки последовательных разрядов добавляли света к всполохам гранат.

Мне больше ничего не оставалось кроме как снова достать лазпистолет, и махнуть цепным мечом, чтобы отогнать обошедших с фланга, которые упорно пытались заскочить на дюну, несмотря на огромное количество распотрошенных на части товарищей. Клинок столкнулся с когтем, как я и ожидал, и был вынужден рассечь тварь потоком ударов.

- Вот и все, - сказал Юрген, отбрасывая мелту и хватаясь за лазган, - я пуст.

Не было смысла даже думать о перезарядке, пока он будет рыться в поисках свежей энергоячейки в кучке подсумков, выжившие захлестнут нас. Даже до того как он закончил говорить, по дюнам уже неслось эхо треска его лазгана, он снимал тварей короткими, экономными очередями, намереваясь как можно сохранить как можно больше боеприпасов. Что будет когда и лазган опустеет, я даже не смел думать.

Поглощенный сражением за свою жизнь, у меня не было возможности сделать паузу и оценить опустошение, которое он устроил в первой волне роя, но несомненно он выиграл для нас несколько драгоценных секунд. Ощутив, что пара слов признательности не помешает, особенно если возможно я больше вообще ничего не смогу сказать, я подбодрил его:

- Хорошая стрельба.

Придумать что-то изысканнее времени не оставалось, кроме того к этому времени мы сражались вместе уже около семидесяти лет, и я не хотел, чтобы последняя эмоция в его жизни была смущением.

- Благодарю, сэр, - ответил он столь же флегматично как всегда, и продолжая все это время поливать тиранид. Затем лазган замолчал, и он одним плавным движением отсоединил энергоячейку, его рука уже копалась в подсумке, где имелись свежие.

Он не успеет, это был понятно, бегущий впереди гаунт уже прыгнул атакуя, а мой цепной меч застрял в животе одного из атакующих с фланга. Я отчаянно выдернул клинок из падающего трупа и развернулся, ожидая увидеть что макушку "Аквилы" украшают внутренности моего помощника, а его убийца уже смотрит на меня, но вместо этого по дюнам пронеслось эхо урагана лазерной стрельбы, и прыгнувший ганут упал, рассеченный почти надвое лазерными разрядами. Огромное, многорукое существо взобралось на гребень ближайшей дюны и на секунду я задумался, что еще за новый ужас собирается атаковать нас, затем внезапно до меня дошло. Это были лошади, как и всадники, защищенные от адской окружающей среды респираторами, а вместо шинелей на них была надета толстый бард.

- Это Корпус Смерти! - восторженно воскликнул я, когда колонна всадников начала спускаться по дюне к взбудораженной массе выживших гаунтов; на мой взгляд совершенно рискованное предприятие, но лошади вроде бы знали, что делают, и отлично держались на предательской скользящей поверхности, позволяя всадникам спокойно заниматься важным делом - консервировать нидов.

- Верно, - согласился Юрген, словно я показал на знакомого в набитой столовой. Не все наши спасители были вооружены лазганами [128], это стало очевидным, когда полетели гранаты и вспышки прометиума из огнеметов окутали бегающих хормагаунтов, иссушающий лазерный огонь не прекращался.

После этого битва превратилась в резню, Корпус Смерти достаточно быстро загнал оставшихся тиранид, демонстрируя полное пренебрежение к собственному выживанию, столь характерное для гвардейцев этого полка. Действительно они ни раз подбирались к гаунтам столь близко, что многие нашли смерть под копытами скакунов, после того как их ранили огнем оружия ближнего боя, и один раз даже ударов в грудь взрывного наконечника копья [129]. Ощутив, что выгоднее показать волю, когда кто-то другой делает за нас грязную работу, я пару раз выстрелил из лазпистолета, хотя по правде говоря, сомневаюсь, что сильно помог в избиении рыскающего ужаса. Как только Юрген поменял энергоячейку в мелте, его вклад стал намного ощутимее.

В конечном итоге победа осталась уже за нами, все ниды в поле зрения были мертвы или умирали, сержант во главе отряда пришпорил коня и поднялся по дюне к рухнувшей "Аквиле". Из под круглых линз маски для дыхания на меня смотрели налитые кровью глаза, толстая воздушная трубка уходила за плечо в фильтрующий ранец, его голова находилась почти на одном уровне с моей, так как я все еще стоял на смятом фюзеляже.

- Комиссар Каин? - спросил он, его безэмоциональный голос выдавал человека, который знает, что задает чертовски тупой вопрос, но в любом случае решивший соблюсти все формальности.

- Ага, - согласился я, не придумав ничего другого, чтобы это не звучало столь же глупо. Я склонил голову в сторону Юргена:

- А это мой помощник. Стрелок Юрген [130]. С нами был еще пилот, но ниды сожрали его. К сожалению не знаю его имени.

- Конный инструктор Тир.

Сержант Корпуса Смерти небрежно кивнул, явно не из тех, кто много болтает.

- Пару дней назад мы потеряли нашего оператора вокса, иначе бы мы вас предупредили о своем приближении.

- Я рад, что вы прибыли именно сейчас, - достаточно правдиво ответил я.

Глаза из-за линз изучали меня несколько секунд, после чего моргнули, когда сержант впервые заметил мое истрепанное облачение.

- Хорошо, что у вас хватило здравого смысла остаться на месте и ждать, - произнес он.

Глава девятнадцатая

Мы дождались восхода, так как не было смысла в излишнем риске наткнуться на нидов в темноте. Насколько мы могли судить [131], в рое авангарда не было синаптического существа, и следовательно рыскающие по пустыне остатки выводка ничего не знали о судьбе своих товарищей. Все еще оставалась вероятностью, что кто-то наткнется на феромоновый след, оставленный убитым ликтором, но бойцы Тира организовали стражу, так что о приближении тварей нас бы предупредили, а огневой мощи нам хватило бы, чтобы справиться почти с любой большой группой. Не буду заявлять, что спал спокойно той ночью, но определенно много лучше, чем ожидал, несмотря на то, что делил палатку с Юргеном, чей храп вызывал постоянное падение песка с окружающих дюн [132]. Отфильтрованный воздух внутри так же значительно повысил мой дух. Даже с учетом запаха моего помощника, он был много лучше, чем та муть, которой я был вынужден дышать снаружи, и впервые с момента нашей жесткой посадки тупая боль в груди отступила.

Соответственно сжевав на завтра несколько батончиков рациона и утолив прохладной водой жажду, я с некоторой неохотой снова повязал истерзанный красный кушак вокруг головы, и выбрался наружу к зараженному воздуху.

- Лучше оденьте это, - поприветствовал меня Тир, протягивая мне дыхательную маску, которыми были экипированы его бойцы. Я сразу же взял ее, хотя знал, что ее сняли с одного из погибших в сражении прошлой ночью [133], затянул ремни на голова и с благодарностью вдохнул. Фильтрованный воздух пах резиной и застарелым потом, но это малая цена за то, чтобы безболезненно дышать. Так что я водрузил то, что осталось от моего кушака, на причитающееся ему место на моей талии.

- Спасибо, - для меня мой собственный голос звучал приглушенно, я попытался поудобнее устроить фильтр за плечами. Понаблюдав несколько секунд как я безрезультатно корчусь, ни сказав ни слова, Тир подошел ко мне и поправил его.

- Весьма благодарен.

Инструктор пожал плечами.

- Нам приказали доставить вас туда целым и невредимым, - сказал он, уже отворачиваясь.

- И куда же это "туда"? - спросил я, подровнявшись с ним и повернув голову под странным углом, чтобы он оставался в центре ограниченного линзами поля зрения. Для такого параноика как я, мне было очень тревожно лишиться полного обзора.

- Туда, куда вы с самого начала и направлялись, - ответил мне Тир, словно это было очевидным, - в святилище Механикус.

Новость вызвала во мне смешанные чувства. Теперь, когда первый натиск на орбите был отбит флотом [134], быстрое возвращение на флагман, как можно дальше от пятнающих поверхность планеты тиранид, выглядело особенно привлекательной. С другой же стороны, Шолер и Килдхар ждали меня, все еще были вопросы по поводу их работы со зверинцем. Возможно лучшим вариантом будет для меня спросить у них, что они там накопали по-быстрому, пока Юрген будет искать и реквизировать любое судно, способное доставить нас на орбиту, из того, что осталось на площадке. Я могу достаточно правдоподобно заявить, что мне нужно со срочным докладом к лорду-генералу, да и состояние моей униформы говорило само за себя. Я видел гораздо более приятно выглядящих культистов Нургла, чем то, что отражалось в зеркале.

- И как скоро мы доберемся туда? - спросил я, практически капая слюной от перспективы заполучить горячую еду и кружку рекафа, ожидающую меня в святилище. В данный момент даже виридийская солянка казалась вполне пригодной.

Тир пожал плечами и потянулся к поводку на шее лошади, которая с терпеливой скукой в глазах смотрела куда-то вдаль. Это вселило в меня уверенность, что в ближайших окрестностях нет тиранид.

- Это зависит от многого, - ответил он, глянув на меня через линзы своей маски, - насколько быстро вы умеете скакать на лошади?

В общем и целом мое отношение к ездовым животным можно было описать как лишь отдаленно радушное. Я никогда не испытывал живой антипатии к зверям, но всегда придерживался взгляда, что если бы Император желал, чтобы мы передвигались таким образом, то никогда не дал бы нам ББМ [135]. Случаи, когда мне приходилось полагаться на такой архаичный вид транспорта были редки и остались в далеком прошлом, и некоторое время мне пришлось привыкать странному покачиванию лошади, странно напоминающему маленькую лодчонку на небольшой волне. Через час я ощутил очень неприятный дискомфорт в филейной части, но будь я проклят, ежели признаюсь в этом. Я не сомневался, что моя жесткая хватка за вожжи, постоянное ерзание, когда я пытался сохранить равновесие, принесло опытным наездникам вокруг меня немало поводов для смеха. К счастью маска на все лицо прятала их выражение лиц, так что мы все могли притвориться, что чинно едем, но разница между их расслабленной позой и моей говорила сама за себя.

Мое замешательство увеличилось, так как Юрген, казалось, ощущал себя в седле столь же спокойно как они, направляя свою лошадку небольшими толчками коленей, словно он ездил на них с детства. Он подъехал ко мне сбоку, совершенно застав меня врасплох, так как маска для дыхания не только ограничивала поле зрения, но и лишала меня обонятельного предупреждения о его появлении.

- Хорошо проводим время, - сказал он.

- Полагаю да, - ответил я. По правде говоря монотонный ландшафт так притупил мои ощущения, что я даже не представлял как далеко мы уехали, или сколько нам еще ехать. Мы оставили место крушения вскоре после восхода, следую по координатам из планшета-карты Тира, которые по моим надеждам вскоре должны были привести нас к громаде Регио Квинквагинта Уно, но пока что все, что я видел - бесконечный колыхающийся песок и возвышающиеся рокритовые бастионы улья вдалеке. Пыльный покров, поднятый над местом крушения биокорабля, рассеялся за ночь постоянными пустынными ветрами, и с такого расстояния я его больше не видел, и совершенно не горел желаниями сделать крюк и посмотреть что там с ним, ибо Трон знает что за твари поджидают нас там. Кроме того, чем быстрее мы доберемся до святилища Механикус, тем быстрее я пойму что происходит. Я уже ничего не слышал около двадцати пяти часов [136], а день в зоне боевых действий - это очень большой срок. Тем более могло произойти все что угодно, и мало приятного, так что я пытался не думать насчет самых плохих сценариев.

- Ими управлять намного легче, чем теми ленивыми тварями, - заметил Юрген, и я кивнул. Свисать с седла, привязанного к их животам, несущихся со всей мочи паникующих зверей, карабкающихся, свисающих, прыгающих с одной ветви дерева высотой в километр, на другую, не были одними из моих самых приятных воспоминаний [137].

- Определенно, - согласился я, не имея настроения для бесед, но с радостью хватаясь за возможность отвлечься от физического дискомфорта моей пульсирующей пятой точки. Однако до того как мы погрузились в счастливые воспоминания об ужасе, от которого сжимались внутренности, Тир поднял украшенное флажком копье, чтобы остановить колону.

- Там что-то есть, - сказал он, поднимая руку, чтобы прикрыть глаза, совершенно бесполезный жест, так как линзы дыхательной маски поляризовались, превращая их в маленькие, круглые зеркальца, в которых я видел отражение себя и остальной колоны.

- Ампливизор, сэр? - предложил Юрген, протянувшись ко мне под таким углом, который показался мне безрассудным. Стараясь не выглядеть полным "отморозком" [138], и молясь Трону, чтобы я не свалился в процессе с лошадки, я взял его, чуть обустроился и поднес его к глазам, однако оказалось что окуляры слишком далеко из-за линз маски, чтобы можно было сфокусировать изображение.

Тир недоверчиво оглянулся на меня, возможно хорошо, что я не видел выражение его лица.

- Магнокуляры встроены, - сказал он.

- Верно, - ответил я, впихивая ампливизор в удобный карман. Через несколько секунд возни я разобрался как управлять линзами маски, и дюны в отдалении внезапно приблизились.

- Лучше отдалить, когда насмотритесь, - посоветовал Тир, или же грохнитесь, когда будете слезать.

- Что там? - спросил я, пытаясь понять, на что я смотрю. Там определенно что-то было, наполовину засыпанное дрейфующим песком, а то, что я видел, было помятое и закругленное, словно чешуйка хитина тиранид. Хотя точно не живое, слишком тихое.

- Подбитая спора?

- Похоже на то, - согласился Тир, - оно у нас на пусти, так что нам нужно разведать.

- Меня больше беспокоит ее содержимое, - сказал я, - мы уже видели ликтора, крадов, ну и гаунтов.

- Чтобы там ни было, мы убьем это, - ответил Тир, - если уже не убили.

Он снова махнул копьем.

- Выдвигаемся!

Несмотря на уверенность Тира, я смотрел во все глаза, пока наши животинки брели вперед, уделяя особое внимание упавшей мицетической спор вдалеке, как только мы выезжали на гребень и ее можно было рассмотреть. Я не сомневался, что ее мрачный груз давно уже разбежался в поисках добычи, возможно даже стал частью рой, который атаковал нас прошлой ночью, но это не останавливало меня выкручивать линзы на полное увеличение и осматривать окрестности в поисках движения. Что-то в темной и застывшей глыбе казалось мне зловещим, хотя я никак не мог понять что. Возможно просто пустыня вокруг нас заставляла меня чувствовать неприятно открытым, что концентрировало мое внимание только на видимые признаки появления врага.

- Есть движение? - спросил я, и Тир глянул в свой переносной ауспекс, после чего покачал головой.

- Нет, - ответил он мне. Это могло быть как хорошей новостью, так и нет: и в лучшие времена тиранид сложно было засечь, и я сомневался, что улучшения Килдхар добрались до личных полевых устройств. Насколько я знал, кучка техножрецов, что могли понять и скопировать улучшения, все еще изо всех сил трудились в сенсориумах боевых кораблей на орбите [139]. Если еще один ликтор ждет в засаде под песком, у нас будет буквально секунда или две, прежде чем он атакует.

- Хорошо, - сказал я, благодарный той легкости, с которой мое дыхание скрывало беспокойство. К этому времени мы подошли уже достаточно близко, чтобы не пользоваться магнокулярами, хотя я все равно пользовался такой подмогой зрению. Спора была наполовину похоронена в земле, что было неизбежно, учитывая постоянно разносимый ветром песок, но это не делало ее менее противной. Если уж на то пошло, он просто усилил впечатление, что какой-то злобный рак поразил поверхность планеты.

- Она определенно раскрыта, - сказал Юрген, изучая спору так же тщательно, как и я, - но не везде.

- Возможно ее повредили во время полета, - сказал я, замечая говорящие сами за себя признаки коагулированной плоти и отвердевание внешней брони. По какой бы причине она не упала вниз [140], ее равномерно поджарили, то есть вовсе не трение при входе в атмосферу сплавило аблятивные пластины хитиновой брони, предназначенные защитить мягкие ткани и чудовищных существ внутри.

- Нам лучше проверить, - сказал Тир, слегка меняя направление, чтобы привести нас прямо к ней. Конечно я мог отменить его приказ, сославшись на срочность моего поручения, но несмотря на нехорошие предчувствия, мне не хотелось этого делать. Нужно было поддерживать свою репутацию, как бы мало на самом деле я ее не заслуживал, и я не сомневался, что мое неумелое обращение с лошадью уже ни раз повеселило всадников Корпуса Смарти. Не помешает напомнить им, что я вроде как Герой Империума, несмотря на свою опаленную задницу, и любое нежелание драться вряд ли поможет в этом. Кроме того, твари внутри уже должны были сдохнуть.

- Лучше проверить, - повторил я, лаконичный стиль беседы инструктора оказался на удивление заразительным [141], воспользовавшись тем, что все видели мое неуместное положение в седле, я чуть приотстал. Остался ли кто-то в споре или нет, не было смысла лезть на рожон, когда можно было спрятаться за всадниками.

Когда мы подошли на расстояние десяти метров или около того, я впервые осознал масштабы этой штуковины, все предыдущие я наблюдал с безопасной дистанции. (Что не удивительно, так как они выблевывали из себя рой злобный существ, чертовски яростно настроенных убить меня, и чтобы подобраться столь близко, мне нужно было прорубаться, вместо того чтобы последовать своему естественному инстинкту быстро-быстро улепетывать в противоположном направлении). Даже сидя на лошадке, спора была как минимум в два раза выше меня, непристойная шишка отмершей плоти чудовищно воняла могилами и только бризер защищал мое дыхание.

- Похоже пустая, - сказал Юрген, доставая из-за спины мелту, эту предосторожность я всем сердцем приветствовал. Я ощутил, что прислушиваюсь сквозь приглушенный топот копыт по песку, в поисках любых признаков засады, но орда гаунтов, которая вот-вот должна была выскочить из под земли, как-то все не появлялась.Может быть Тир был прав, и они давно ушли, или же не пережили пламенный спуск из верхних слоев атмосферы.

Воодушевленный этой мыслью, я настроил встроенную оптику на максимальное увеличение и осмотрел все, что было видно внутри организма через разрезы в панцире, предназначенные для выгрузки обитателей. К счастью солнце стояло под нужным углом, чтобы внутрь попадал свет, так что я был избавлен от любых попыток поисков других усилителей изображения, что могли быть встроены в маску. Я точно разглядел очертания нескольких мертвых гаунтов: застывшие остатки жидкостей из тела, вытекшие из трещин в панцирях, поджаренные и опухшие языки торчали из их разинутых пастей.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Кайафас Каин – Заключительная 13 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • приказом Министра транспорта и 11 страница
  • Принцесса Диана. Жизнь, рассказанная ею самой 3 страница
  • Приложение 2 к Регламенту КВО работников ОАО «ВМЗ»
  • Шесть месяцев назад я умерла. Сердце больше не билось в груди, я перестала дышать. Все заволокло тьмой – и я умерла. 4 страница
  • приказом Министра транспорта и 16 страница
  • Виды стилей деятельности учителя
  • Приёмы эвакуации пострадавшего на высоте
  • приказом Министра транспорта и 2 страница