Узкая винтовая лестница вьется щербатыми полукружиями, исчезая где-то наверху, в облаке голубовато-серого тумана. Василиса бежит по ней, перепрыгивая сразу через две-три ступеньки, сметая с лица 5 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Узенькая винтообразная лестница вьется щербатыми полукружиями, исчезая кое-где наверху, в облаке голубовато-серого тумана. Василиса бежит по ней, перепрыгивая сходу через две-три ступени, сметая с лица 5 страничка


.

Читать реферат для студентов

— Не за что. — Кошачьи глаза Маара вновь наполнились задорным блеском. — Что не сделаешь для такой симпатичной синеглазой девчонки.

Дед весело хмыкнул, а Василиса пожала плечами, демонстрируя полное безразличие к его комплименту Честно говоря, она не могла понять, заигрывает с ней этот мальчишка или просто подкалывает. В любом случае надо вести себя с ним поосторожнее. Тем более при его склонности к розыгрышам.

— Ну вот, получай свой ключик обратно.

Мастер передал Василисе кинжал: его отполированное лезвие ярко блестело, а самоцветы сверкали пуще прежнего.

— О, спасибо!

Стальной Зубок легко вошел в ножны, словно те были для него предназначены. Василиса решила, что иногда будет носить их на поясе своих любимых джинсов.

— Я сам отчитаюсь потом перед Черной Королевой, — добавил дед и махнул им рукой. — А вы идите, погуляйте.

Но в саду их поджидала Мендейра. При виде феи Темных Мыслей Маара и след простыл: мальчишка просто сиганул рыбкой в кусты, причем без всякого часодейства. Пока Василиса мысленно корила себя за несообразительность последовать примеру парня, Мендейра строго отчитала ее за пропущенный урок. Она заявила, что не потерпит столь наглого отлынивания и даже повелительница лютов со своими ночными поездками ей тут не указ. После чего забрала встревоженную ее пылким энтузиазмом Василису отрабатывать боевые эферы до самого позднего вечера.

6 ГЛАВА

ЗОЛОТОЙ МЕХАНИЗМ

Первый громовой раскат бабахнул в шесть утра, и, словно по сигналу, хлынул ливень, забарабанили по оконному стеклу частые дождевые капли. В темном, нахмурившемся небе то и дело сверкали яркие росчерки молний, гром раздавался все чаще и чаще, прогнав последнее облачко дремоты.

Василиса выскользнула из-под одеяла и подбежала к камину. Холод тут же пробрался под ночную рубашку, пробежал по спине, ледяными пальцами схватился за босые ступни. С помощью часовой стрелы Василиса зажгла огонек и ловко метнула его в каминный зев — сухая связка дров тотчас вспыхнула.

Стало теплее. Но гроза все не утихала. Не закрытые с вечера ставни с ужасным стуком бились на ветру, словно это гигантский монстр пытался прорваться внутрь замка. Но Василисе совершенно не хотелось бороться со стихией, чтобы попытаться закрыть их. Поэтому она просто сидела у огня, изредка поглядывая на хаос, творящийся снаружи. Конечно, она очень волновалась, что из-за плохой погоды отменят поездку домой, в Черновод, не говоря уже о часовой фабрике. Прошла неделя с их приснопамятной поездки в Гильдию прорицателей, и каждый день Мендейра заставляла Грозу, Василису и, конечно, Маара упражняться в боевом часовом искусстве. Внук королевского механика оказался очень проворным, его боевые эферы всегда достигали цели. Но даже он частенько проигрывал Грозе в крылатом бою. Как только за ее спиной появлялись крылья, она преображалась: синей молнией носилась по небу, то взмывая, то падая, планируя или нанося удар, и ее угловатость и неуклюжесть, присущие ей на земле, совершенно исчезали в воздухе. Мендейра говорила, смеясь, что Гроза — потомок древних фей, которые достигли в летном искусстве самых вершин мастерства, потому что никогда не ступали на землю, чтобы не быть хоть в чем-то похожими на людей.



Вопреки опасениям Василисы, ровно в семь дверь открылась, и в комнату вкатился клок с подносом в механических руках.

— Завтрак перед дорогой, госпожа, — деловито доложил он, расставил посуду на небольшом столе и ушел.

На уже заправленной Василисой кровати появился дорожный костюм — блузка, брюки, пояс, куртка. Сердце девочки радостно забилось: пора в путь! Она быстро оделась, запихала в себя порцию блинов, в несколько глотков выпила чай и, подхватив уже давно собранную сумку-таймер, выскочила в коридор.

Возле парадной лестницы ее поджидал Маар, стоя под большим черным зонтом. Василиса сбежала по ступенькам, и он тут же шагнул к ней, спасая от дождя.

— Как тебе погодка? — спросил мальчик вместо приветствия. — Придется лететь в карете… А я думал, возьму малевала, жалко… О-го! Ты только посмотри!!!

Василиса с любопытством выглянула из-под зонта. В то же мгновение, прерывая монотонный шум дождя, послышалось сильное гудение и какой-то равномерный, хлопающий звук, словно что-то с силой рассекало непрерывный поток воды, льющейся с неба. Ждать долго не пришлось: на мокрые плиты двора плавно опустился странный механизм, похожий на огромный стальной огурец, с большими крыльями, продолжавшими вибрировать от движения. Опорой ему служили две металлические ноги на пружинах, отдаленно смахивающие на птичьи.

— Это часолет! — взволнованно пояснил Маар. — Наверное, мы полетим на его борту!

Между тем крылья затихли, а в круглом боку диковинной машины прорезалась овальная дыра люка, и на землю спустилась небольшая металлическая лестница.

— Ну что, готовы к путешествию?

Черная Королева, одетая в широкий дорожный плащ, поманила их рукой. Ее лицо было полностью открыто.

— Залезайте, пока не намокли окончательно. Не хватало вам простудиться.

Внутри оказался небольшой салон, разделенный с кабиной пилота прозрачной перегородкой. Черная Королева скинула плащ, оказавшись в тугом кожаном комбинезоне. Она улыбалась, и ее глаза блестели от возбуждения. В этой одежде она была похожа на обычную молодую девушку, предвкушающую интересное путешествие.

Загрузка...

— Поведу я, — оповестила она. — А вы пока пристегивайтесь. И поспешим, лететь долго.

Стеклянный заслон опал, пропуская пилота, после чего вновь поднялся, наглухо разделяя помещения.

В салоне оказалось несколько рядов кресел, и ребята поспешили занять первые два, поближе к кабине пилота. Маар помог Василисе пристегнуться и вовремя: загудел мотор, что-то завибрировало. За окном иллюминатора взмахнули с натугой огромные механические крылья, и часолет, плавно оторвавшись от земли, поднялся в воздух.

— Ты еще не летала в часолете, да? — обратился Маар к Василисе, как только закончились перегрузки. — И как тебе?

— Похож на обычный маленький самолет, — деланно равнодушно ответила Василиса. Правда, она никогда не летала на самолетах, но видела их в кино.

— Я слышал от деда про самолеты, — воодушевленно произнес мальчик. — Они работают на поршневых или реактивных двигателях. В небольшом самолете обычно поршневые… Двигатель вращает воздушные винты, которые и создают тягу, необходимую для перемещения самолета в воздухе. Сложно и не так удобно устроено, как у нас, но интересно.

Василиса только кивнула, сраженная тем, что эфларский мальчишка знает о самолетах куда больше нее самой, и подумала, что надо как-нибудь восполнить этот пробел в знаниях.

— Интересно, почему Черная Королева решила показать тебе ЗолМех, — задумчиво продолжил Маар. — Наверное, это связано с предстоящим походом в Расколотый Замок.

— Ты и про это знаешь? — удивилась Василиса.

Маар одарил ее таинственной полуулыбкой.

— Я все знаю.

— Ой, так уж и все? — поддела его девочка.

Маар закусил губу, явно над чем-то раздумывая. Василиса была заинтригована, — похоже, мальчишка хотел поделиться с ней чем-то важным. Но решила его не торопить.

— Ты еще не в курсе, но… В общем, я должен был стать черным ключником, — наконец произнес Маар с решимостью. — Все было решено, — быстро продолжил он, перехватив изумленный взгляд Василисы. — Я получил инструкции, вплоть до небольших досье на каждого из вас: Ляхтича, Драгоция, Чаклоша, Резникову, Фрезер и даже на Огневых — Норта и Дейлу.

— Ты знал, что Норт станет рубиновым ключником? — недоуменно прищурилась Василиса. Невольно она кинула взгляд на кабину пилота: неужели в свое время Черная Королева решила подстраховаться? Или же это появление «еще одной Огневой» нарушило все их планы? Так почему же повелительница лютов все-таки подарила Стальной Зубок Василисе… Почему?

Маар усмехнулся, внимательно наблюдая за ней.

— Все знали, что Огнев обязательно введет в Часовой Круг кого-нибудь из своих детей. Так и получилось.

— Я что-то не поняла, — нахмурилась Василиса. — Почему ты не стал черным ключником? Из-за того, что я появилась?

Маар покачал головой:

— Нет, тогда я ничего про тебя не слышал. Я только и знал, что должен буду встретиться с Эфларусом… и погибнуть, перерезав Алый Цветок. Поверь, это было непростое решение. Но я его принял…

Василиса удивилась переменам, произошедшим с Мааром: его лицо стало очень серьезным, даже напряженным, а глаза казались яркими и темно-зелеными, словно изумруды.

— А потом я узнал, что черноключником стала ты. Ну и главное, что ты… выжила. И даже смогла с помощью синей искры вернуть время в Расколотый Замок. Я до сих пор не понимаю, как тебе все это удалось.

— Откуда ты знаешь? — не выдержала Василиса. И добавила с неожиданной даже для себя издевкой: — Неужели Черная Королева делится с тобой всем, что связано с Ключами, Расколотым Замком и прочим?

Маар промолчал. У Василисы стало очень неуютно и тревожно на душе: вот тебе и шутник, «весельчак». Она-то думала, что наконец-то познакомилась с простым мальчишкой, далеким от всяких интриг и загадок. А он оказался не кем-нибудь, а бывшим претендентом на ЧерноКлюч, на ее драгоценный Стальной Зубок!

— Не буду скрывать: когда я узнал, что кинжал подарили тебе, то очень обрадовался. Мне выпал шанс избежать незавидной судьбы, уйти от проклятья. — Маар невесело хмыкнул. — И в то же время я разозлился, был расстроен. Стальной Зубок, мой ЧерноКлюч, всучили какой-то девчонке с Осталы, не очень-то разбирающейся в часодействе. Да что она вообще может сделать? Все испортит только…

— Поверь, не только ты так думал, — холодно вставила Василиса. Ее симпатия к мальчишке таяла с каждой секундой. Надо же было в нем так обмануться!

— Не сердись. — Маар точно уловил ее настроение. — Я понял, что ошибался. Мало того, Черная Королева в подробностях рассказывала о твоих подвигах. — Он лукаво улыбнулся. — Да и знаешь, я по-настоящему горд знакомством с такой отважной девчонкой. Надеюсь быть твоим другом, если ты, конечно, не против.

Василиса не ответила, еще рассерженная его словами. Стремясь избежать неловкого молчания, она отвернулась к иллюминатору — их часолет как раз проплывал над морем. Оказывается, небо давно прояснилось, навстречу попадались лишь редкие облачка.

— А вот и Черновод, — прокомментировал Маар, тоже выглянувший в иллюминатор.

Василиса кинула взгляд на правую сторону и действительно заметила столь знакомое кольцо башен отцовского замка.

— Погода что надо, — продолжил Маар. — Думаю, мы сразу полетим на острова, а там уже к вечеру попадем в ваш замок.

— Выходит, фабрика расположена на островах? — с любопытством спросила Василиса, разом теряя холодность. Внезапно ее осенила догадка. — Погоди, это же невдалеке от Черновода? Я хотела еще слетать туда, посмотреть, что там.

— С ума сошла? — фыркнул Маар. — Хорошо, что не полетела. Острова строго охраняются, на территорию ни одна живая душа не проникнет. Да это и опасно, ведь создание часовых машин — очень вредное для человека производство. Именно поэтому на ЗолМехе работают только клокеры.

— Клокеры делают клокеров? — хмыкнула девочка.

— Не совсем. Раз в неделю приезжает бригада часовщиков, которые вселяют в них частицу Времени. Эти ребята — большие специалисты, я слышал, их работа очень дорого стоит.

— А ведь у Черной Королевы столько клокеров! — изумилась Василиса. — Наверное, за ними и ухаживать тяжело, да?

— Точно, — кивнул Маар. — Дед жалуется, что его заставляют чинить их, регулярно делать профилактику, время от времени смазывать инфомаслом. Скажу тебе по секрету, он страшно не любит механических людей, считает их «неприродными», как он говорит. А вот часы дед просто обожает, может возиться с ними днями и ночами. Говорит, в них души побольше, чем у некоторых людей.

— Идем на посадку, — раздался громкий голос Черной Королевы. — Держитесь!

Часолет ушел в крутой вираж — да так, что Василиса еле смогла удержаться в кресле, потому что их машина перевернулась на сто восемьдесят градусов.

Впрочем, в следующую минуту часолет выровнял траекторию полета и вскоре приземлился на небольшой ровной площадке.

Гостей встречала делегация из одних только клокеров. Эти, правда, немного отличались от тех, что прислуживали в замке. Строение заводских клокеров оказалось попроще: тело на прямых ногах, круглая голова и руки, сгибающиеся только в локтевом суставе. Даже черты лица у них были погрубее, — Василисе эти клокеры напомнили роботов из какого-нибудь фантастического фильма.

Черная Королева о чем-то тихо переговорила с главным клокером. У него единственного на голове оказался черный цилиндр с отличительным знаком — золотой шестеренкой с буквами под ней: ЗМ. У остальных этот знак прикреплялся ко лбу и был изготовлен из жести. Василиса подметила, что у каждого клокера в груди имелись встроенные часы и, судя по движению стрелок, работающие. Правда, циферблат у них почему-то состоял аж из трех кругов цифр.

Черная Королева вернулась к ребятам несколько недовольной.

— Придется немного подождать, — раздраженно пробурчала она. — Эти механические олухи не успели подготовить нам подъемник.

Вокруг площадки высились скалы, почти отвесные, густо заросшие соснами с черными, как уголь, стволами. Некоторые из деревьев росли очень криво, их кроны нависали над обрывами. Василиса до боли вглядывалась в даль, но ничего похожего на дома или какие-нибудь заводские постройки не увидела, — везде лес, сплошной лес.

Вскоре Маар заметил ее недоумение.

— Погоди, сейчас мы пройдем через охранное временное поле. На ЗолМехе есть много цехов, и все они специально размещены в разных тайм-системах, чтобы не мешать друг другу.

— А что такое тайм-система?

— Это пространственно-временная плоскость определенного уровня, — ответила за мальчика Черная Королева. — Сейчас мы находимся на пустынной площадке в лесу. Ровно через две минуты, если эти механические господа опять чего-нибудь не напутают, мы перенесемся в другую плоскость — вторую по счету тайм-систему. Я там сойду и, думаю, долго пробуду, для меня подготовлен определенный заказ… Впрочем, я попрошу привести вас ко мне — наверняка Василисе будет интересно взглянуть на производство клокеров. А сейчас вы отправитесь дальше, в пятую тайм-систему. Это самое интересное место для вас — именно там изготовляются разные часовые поделки.

— Получается, что мы здесь как будто находимся в лифте, — высказалась Василиса. — И каждый сходит на своем этаже.

— Именно так, молодец.

— А что такое лифт? — тут же полюбопытствовал Маар.

Но ответить Василиса не успела: земля под ногами загудела и задрожала, а скалы, небо и сосновый лес подернулись дымкой и сильно искривились, словно кто-то провел по ним огромной малярной кистью.

Наступила темнота. Вибрация усилилась. Вспыхнул свет и снова погас.

— Прошли проходную, — прокомментировала Черная Королева откуда-то справа. — Я схожу на следующей станции… Маар, не забудь, у вас на экскурсию не более полутора часов.

— Хорошо, ваше величество.

Свет снова вспыхнул и погас, а потом еще раз. Сходство с лифтом увеличивалось. Василиса затаила дыхание, прислушиваясь к своим ощущениям. Но так и не смогла понять, как происходит перемещение между системами. Наконец дрожание прекратилось, и темнота вокруг медленно переросла в обычную с виду комнату, слабо освещенную. В углу стояла обычная деревянная лавка со свечами в небольших плошках и напольные часы в человеческий рост.

Маар взял свечу, зажег ее щелчком пальцев и направился прямо к часам.

— Так, какой же там код? — забормотал он. — Ага…

Он перевел стрелки на несколько кругов вперед, после чего поднес огонек свечи к самому циферблату и четко произнес:

— Переход на первый этаж. Время — ноль.

Василисе это живо напомнило впервые увиденный ею переход отца на Эфлару из домашней библиотеки.

— Ноль — потому что мы перемещаемся в настоящем, — не совсем правильно истолковав ее изумление, пояснил мальчик. — А вот если бы мы захотели попасть в прошлое или будущее, то пришлось бы добавить или убавить требуемое время. Впрочем, вряд ли бы нам дали здесь такое разрешение.

— Да, я знаю, — снисходительно отозвалась Василиса. — Мы уже проходили с Мендейрой нулевые переходы.

Между тем стена за часами опала, открывая длинный коридор, похожий на узкую трубу, загибавшую куда-то вправо. По полу пролегал узкий настил из дощечек, плотно подогнанных друг к другу.

Маар пошел первым, а Василиса пристроилась за ним, поглядывая вперед в ожидании чего-нибудь интересного.

Несколько дверей мальчик пропустил, лишь мимоходом указывая на них: «цех сырья», «цех деревообработки», «мастерская по металлу», «склад».

Наконец перед одной дверью он остановился.

— Сейчас я тебе покажу лучшее место на всей фабрике.

Маар хитро улыбнулся, напустил на себя важный вид и вошел вовнутрь.

Заинтригованная Василиса последовала за ним, быстро проходя аж через три двери, открывающиеся перед ней одна за другой, но в следующую минуту чуть не выскочила обратно.

Ее оглушил шум, лязг и скрежет самых разнообразных механизмов: вертелись огромные шестерни и колеса, пыхтели от натуги трубы, визжали сверла и свистели ножевые инструменты. По всему огромному залу на специальных канатах сновали лебедки кранов, перенося грузы на транспортеры. Василиса насчитала шесть этажей, и на всех кипела бурная деятельность.

Смеющийся Маар ухватил ее за руку и потащил прямиком через механический ад. В воздухе витал резкий запах гари, нагретого железа и машинного масла, на полу валялись куски каких-то непонятных конструкций, повсюду были рассыпаны щепки, металлическая стружка и другой мелкий мусор. Невольно девочка вспомнила мастерскую Данилы — да у того идеальный порядок был по сравнению с этим цехом!

Всюду сновали клокеры, контролируя те или иные работы, следя за погрузкой или принимая новые части. Некоторые из них отдавали приказания громкими, скрипучими голосами. На Василису с Мааром никто не обращал внимания, и они беспрепятственно прошли через весь зал.

Взобравшись по узкой винтовой лестнице аж на последний шестой этаж и пройдя по еще одному коридору-трубе, они попали в совершенно другое помещение. В отличие от нижнего цеха, здесь было светло, просторно и уютно. За столами тоже сидели клокеры, занимаясь каждый своей работой. При появлении гостей никто из них даже не поднял своей механической головы.

— Это художественный цех, — пояснил Маар. — Здесь красят, разрисовывают, покрывают лаком. Жалко, в механический цех нам не попасть, туда не пускают посторонних.

Некоторое время они понаблюдали, как на одном из столов красят маленькие механические детали в золотой и серебряный цвета, а потом пошли дальше.

Цеха чередовались один за другим: в одном изготавливали часовые пружины и шлифовали камни, в другом вырезали из жести часовые стрелки, а в третьем полировали стекла для часов. Василисе особенно понравился цех гравировки, где клокеры выводили специальными инструментами — граверами различные надписи и рисунки на корпусах часов и других часовых механизмах.

Но больше всего ей понравилось в контрольном цеху, где проверялись на качество готовые часодейные товары. Только в этом помещении Василиса наконец-то увидела работающих людей.

— Это часовых дел мастера, — шепотом представил их Маар. — Каждый из них — настоящий профессионал. Именно здесь собирают самые надежные часолисты, инерциоиды или часоходы.

Они пошли вдоль длинных столов, на которых стояли открытые коробки с самыми разнообразными часами — карманными, настольными, настенными, наручными, встроенными в статуэтки, светильники, книги или шкатулки. На отдельном столе Василиса заметила хрустальный шар — один из мастеров водил над ним странным прибором, похожим на тонкую спиральную проволоку.

— Вот, что я тебе говорил, — взволнованно зашептал Маар. — Смотри, он настраивает инерциоид, проводит временную связь.

На другом столе некая хрупкая на вид женщина в шапочке, стягивающей волосы, работала над часолистом — прилаживала стрелку к циферблату. Неожиданно у нее в руках что-то треснуло и с часолиста ворохом посыпались листы бумаги, словно из какого-нибудь взбесившегося принтера.

— Вот тебе и школьная модель! — в сердцах высказалась мастер. — Придется заново перечасовать всю прошивку.

— Эх, отдала бы мне эту модель, я бы в два счета ее перечасовал, — с видимым сожалением сообщил Маар Василисе.

— Так у тебя же есть часолист? — удивилась та.

— Да старый совсем, — отмахнулся мальчик. — Хорошая вещь, не спорю, но я бы не отказался его обновить.

— А, понятно.

Они вышли в коридор-трубу.

— Нам осталось зайти в отдел уникальных часодейств, и все, бежим во вторую тайм-систему. Черная Королева уже посылала мне предупредительный сигнал. — Маар для наглядности потряс рукой с часовым браслетом.

Отдел уникальных часодейств оказался небольшим помещением, где все — потолок, стены, мебель — было деревянным. Поэтому здесь вкусно пахло сосновым деревом, можжевельником и чуть-чуть свежей краской.

На длинных стеллажах стояла масса самых разнообразных вещей и поделок: заводные часы с крыльями, механические игрушки — в основном зверьки, среди которых были даже тонкороги и треуглы, музыкальные шкатулки и кукольные домики, светильники причудливых форм, посуда разного вида, предметы одежды — жилетки, перчатки, шарфы, пояса и пуговицы. На полках одного из шкафов выстроилась целая коллекция ножей с искусной гравировкой на лезвиях и ножнах.

— Каждая вещь здесь особая, — рассказывал Маар, пока Василиса восторженно ахала почти над каждым экспонатом. — Это значит, что у любой из них есть своя часодейная начинка. Например, этот маленький треугл утром всегда будет появляться в одном и том же месте, где бы его ни оставили. Детям любят дарить такие игрушки. В черной шляпе есть встроенный часовой механизм, который записывает твои воспоминания в виде эскизов. Правда, не всегда точно, я проверял… А это пуговицы — ключи к секретному коду вот этой шкатулки. Ключи от семейных сейфов, например, часто маскируют под запонки или булавки для галстуков, серьги, пряжки всякие… О! Вот этот кувшин наполняется десятью разными жидкостями. Выставляется таймер на разное время — и пожалуйста, можешь менять его содержимое хоть каждую минуту. Такие кувшины часто используют на праздниках. А вот это коллекция жучков для шпионажа.

Василиса заинтересованно пригляделась к целой россыпи мелких механических насекомых. А ведь когда-то именно такого шпиона нацепил ей на спину Фэш, чтобы знать, куда ее увезут. Интересно, он сам его сделал или в магазине приобрел?

— Хочешь, твоему брату с сестрой подарим? — заметив ее интерес, предложил Маар.

— Обойдутся! — возмутилась Василиса. — Потом еще против меня использовать будут. Лучше давай им часовую бомбу вручим.

— Здесь такого не делают, — хмыкнул Маар. — Но если хочешь, то я могу поспрашивать, есть у меня связи…

— Да нет, я же пошутила! — испугалась Василиса. — Уж лучше тогда возьмем им по механической игрушке, пусть радуются.

— Ты знаешь, оставь это дело мне, — задумчиво произнес Маар. — Появилась одна идейка…

— А здесь что?

Василиса с интересом указала на квадратную будку в самом углу проход в которую скрывался за плотной темной шторой.

— О, это часофот, — со знанием дела произнес Маар. — Помнишь, я рассказывал тебе о фотографиях, с помощью которых можно перемещаться из одной точки пространства в другую? Это как раз один из этих редких механизмов.

— Давай сделаем по одной фотографии, а? — живо предложила Василиса. Мысль о собственной часограмме взбудоражила ее необычайно.

— Не разрешат, — протянул Маар. — Это же ценная вещь. Хотя…

Он воровато оглянулся и — быстро заглянул за шторку.

— Никого нет! Идем быстрей! — Маар схватил заинтригованную Василису за руку и нырнул с ней в часофот.

У одной стенки стояла небольшая скамейка, напротив которой было установлено устройство, очень похожее на фотоаппарат, но круглый и со множеством кнопок. У этого шара оказался длинный выдвижной объектив и зрачок с линзой.

Маар открыл небольшую крышку наверху и что-то проверил в фотоаппарате, после чего расстроенно цокнул языком.

— У него заряд только на одно фото… Наверное, клокер как раз пошел за перезарядкой. Но зато можно сделать несколько копий.

— Давай тогда вместе сфоткаемся! — решила Василиса.

Маар кивнул, нажал на круглом боку фотоаппарата какую-то кнопку и, больше не тратя времени на переговоры, присел рядом с Василисой на скамейку.

— Улыбайся! — посоветовал он и левой рукой обнял девочку за плечи.

В круглом механизме что-то зажужжало, раздался тихий щелчок, за которым последовала яркая голубая вспышка. Как назло, у Василисы левый глаз моргнул от напряжения, — она очень надеялась, что на фото этого не будет видно.

Прошло некоторое время. Василиса почувствовала себя неловко: Маар не снимал руки с ее плеча и напряженно смотрел на фотоаппарат, очевидно, чего-то выжидая.

— Неужели не получи… — расстроенно начал он, но тут же замолк. Потому что верхняя крышка на механизме щелкнула, приоткрываясь, и оттуда взвился молочно-белый дымок.

На потолке и стенах будки вспыхнули светильники всех цветов радуги — дымок закружился в их свете, уплотнился, приобретая прямоугольную форму, и превратился в листок бумаги.

— Четко сработано! — восхитился Маар, ловя часограмму на лету. Мальчик осторожно подцепил ногтем край фотобумаги, и оказалось, что листков на самом деле несколько. — Эх, хватило только на три копии! Ой, ты так смешно получилась… Хе-хе… На, держи.

И он отдал Василисе два листка.

Фотография оказалась черно-белой и очень четкой. Казалось, протяни руку и очутишься внутри. У Маара получился очень хитрый вид, а у Василисы — заинтригованный и — вот досада! — с полузакрытым левым глазом.

— Ну вот…

В правом нижнем углу часограммы стояла подпись из цифр, обозначающих время и дату.

— А как можно переместиться из одного места в другое? — Василиса повертела фотографии в руках. — Этому можно научиться?

Маар фыркнул.

— Да все проще простого! Попробуй дома оставить эти фотографии в разных комнатах. Потом дотронься часовой стрелой до одной из них, произнеси про себя числовое имя и постарайся изобразить именно то выражение лица, что сейчас у тебя на фотографии. Ха-ха, прикольно вышло… — Он смущенно кашлянул, встретив холодный взгляд Василисы. — А потом представь себе комнату, где лежит вторая часограмма. Если все произошло правильно, ты тут же очутишься в другой комнате… Конечно, не оставляй часограмму без присмотра. Положи ее в папку из темной бумаги, чтобы свет не пропускала… И не забывай, что я могу проникнуть к тебе в любое время, если захочу.

Он широко ухмыльнулся, и его желто-зеленые кошачьи глаза вновь насмешливо заблестели.

Неожиданно шторка открылась, и в проем глянуло безучастное лицо клокера. Василиса мигом спрятала фотографии за спину, да и Маар проделал то же самое.

— Что вы здесь делаете? В часофоте запрещено находиться посторонним.

— А мы не посторонние, — тут же ответил Маар. — Это дочка самого Нортона Огнева, хозяина фабрики… Можно нам сфотографироваться? — вдруг заканючил он. — Ну, пожалуйста…

— За-пре-ще-но, — металлически отчеканил клокер. И, подхватив ребят за локти, довольно бесцеремонно выкинул их из часофота.

— Вот бесчеловечный! — в сердцах выругался Маар. И тут же сам рассмеялся: — Ну да, он же клокер!

Ребята пошли дальше, тихо обсуждая приключение. Василиса подумала, что, как только она приедет в Черновод, то обязательно испытает действие часограмм.

Во второй тайм-системе Василисе не очень понравилось: везде лежали части механических рук и ног, коробочки с металлическими глазами и пальцами. Особенно жуткое зрелище представляла толпа мастеров, часующих над серебряной головой почти готового клокера.

Пока Черная Королева рассказывала про свою новую партию клокеров, предназначенных для замковой кухни, Маар сбегал обратно в отдел уникальных часодейств и вернулся с большой желтой коробкой, перевязанной ядовито-розовым бантом.

— Как стильно, просто умереть не встать! — не удержалась от едкого комментария повелительница лютов. — Только при взгляде на такой подарок хочется визжать от ужаса и долго сетовать на несовершенство мира.

— Зато внутри интересная вещь, — ничуть не растерялся Маар. — Потом вместе вручим, — подмигнул он Василисе.

Всю дорогу в Черновод девочка старалась выпытать у друга, что же он выбрал, но тот лишь загадочно отвечал:

— Потом узнаешь.

И Василисе пришлось смириться.

7 ГЛАВА

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ НОРТА И ДЕЙЛЫ

Маара поселили где-то внизу, в одной из комнат первого этажа. Госпожа Фиала разъяснила Василисе, что по поводу воспитанника Черной Королевы никаких распоряжений не поступало, да и наверху, в башнях, могли проживать только члены семьи или особо почетные гости хозяина. Кроме того, няня сообщила, что самого Нортона-старшего дома нет, он полетел за подарками для Норта и Дейлы.

Сердито хмыкнув, Василиса больше ничего не спрашивала. Понимая, что ее не оставят в покое, она быстро исполнила все, что приказала няня: помылась, причесалась, переоделась в простое зеленое платье, запихнула в себя ужин из двух блюд и лишь после этого была отпущена на свободу.

Василиса неслась по коридору, гадая о том, где же могли поселить Маара. Был поздний вечер, все часы замка показывали начало десятого, поэтому надо было спешить. Ей хотелось обсудить их прогулку по ЗолМеху, а еще мальчишка обещал научить ее пользоваться шаром связи, так почему бы не сейчас?


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Узкая винтовая лестница вьется щербатыми полукружиями, исчезая где-то наверху, в облаке голубовато-серого тумана. Василиса бежит по ней, перепрыгивая сразу через две-три ступеньки, сметая с лица 5 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Ермакова Елена Евгеньевна. 3 страница
  • Доминирующий фактор
  • Ермакова Елена Евгеньевна. 4 страница
  • Теоретическая подготовленность и подготовка
  • ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
  • Принцип вязания такого платья очень прост. Главное, правильно подобрать нить и количество петель под размер игрушки. К примеру, на кроху, ростом до 9 см, вязать лучше тонким ирисом в одну нить,
  • Дурненков Вячеслав Евгеньевич
  • Приложение №1 к протоколу осмотра места происшествия от 05.12.2011г. по факту попытки незаконного проникновения со взломом