-Том, подаришь мне последний поцелуй? 4 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

-Том, подаришь мне последний поцелуй? 4 страничка


.

Читать реферат для студентов

-Ой, Том, это точно удобно? Обременять людей…— засомневался божий одуванчик.

-Удобно, не волнуйся,— я поцеловал её в щеку, тем самым разжалобив и заставив умиляться старческую душу.

Конечно же, бабушка отпустила меня к «Георгу» спокойно, и даже всучила какой-то магазинный пирог. Типа «чайку попьёте».

Я шёл и думал, как я припрусь с этой фигнёй к Биллу.

Привет, ты тут умираешь, а я м*дила тебе пирог принёс!

Феерично, бл*дь. Радуйся, Билл, у тебя парень — долбо*б!

Ладно, надо мне себя в руки взять… А то я это яблочное лакомство ему в лицо запущу.

Ведь ничего! Ничего мне не сказал! Как вообще так можно?!

Всё, глубокий вздох. Релаксация…

Ну, какая релаксация, когда я, как дебил, иду по улице с пирогом?! Репер с пирогом! Смотрите, я родом из психушки!

Я – сплошной п*здец. Жизнь у меня тоже п*здец. Мало того, что я люблю парня. Я люблю сумасшедшего парня. Сумасшедшего парня, который болен неизвестно чем.

Как же это всё бесит…

Билл… оказывается, я тебя, правда, люблю.

Я-то думал, что мне грозит просидеть всю ночь на пороге Каулитца, но нет. Везение меня, видимо, в этот день решило порадовать. Мало того, что дверь распахнулась буквально через секунду, после нажатия на звонок, так ещё и открывшим её оказался не кто иной, как мать Билла.

-Ты?— она удивлённо посмотрела, неловко вытирая слёзы.

Чёрт, кажется, тут был скандал.

-Здравствуйте ещё раз,— не зная, куда деть пирог, сказал я.— Билл дома?

Женщина просканировала мою персону каким-то жутким взглядом, хотя, может, мне только привиделось.

-Ты тот самый? Из-за которого Билл чуть ли не летает?— пропуская меня внутрь, поинтересовалась она.

-Не знаю,— смущаясь под этими тёмными глазами, произнёс я.

-Значит, ты. Как тебя зовут? Снимай обувь. Пирог Биллу? Он будет рад…— я растерялся от такого количества вопросов.

-Я Том. Пирог ему…

Пока я разувался, фрау Каулитц (?) сходила на небольшую кухню, которая была видна из коридора, и оставила магазинное творение там.

Офигенная у меня тёща. Сама доброта.

-Ты вроде не плохой парень, Том,— одобряющая улыбка поразила.

Я-то уже было решил, что она ужасно суровая.

-Мы с Биллом поговорили и решили рискнуть. Пусть он играет в вашей группе,— судя по виду, ей эти слова давались с огромным трудом.— Только не перегружайте его, пожалуйста.

Я не знал, что ответить на это, поэтому просто кивнул.

-Я сейчас ухожу. Ну, а ты иди наверх. Он в ванной,— просто сказала она.

-Вы знаете… ну, мы…вместе,— залепетал я, чувствуя себя глупо.

-Я в курсе. И я не против, так что нечего меня бояться,— с улыбкой пристыдила меня женщина.— Иди, Том. Как это не печально осознавать, но чем старше твои дети, тем тяжелее их понять и успокоить. Приходиться уступать таким, как ты. Людям поработившим сердце твоего ребёнка… А ведь когда-то он хотел жениться на мне.

Она рассмеялась. В смехе слышалась грустная радость.

-Фрау Каулитц…— тихо проговорил я.

-Иди уже. Негоже взрослой женщине рыдать при сопляке,— мама Билла подтолкнула меня к лестнице, и я, последний раз оглянувшись, взобрался на второй этаж.

Как же ей тяжело… Единственный сын болен, мужа нет, ещё и захватчики всякие приходят с пирогами.

Жизнь похлеще моей будет.

Мне пришлось заглянуть в несколько комнат, прежде чем я обнаружил ванную.



Осторожно открыв дверь, я втянул в себя сладкий запах.

Кажется, это кокос.

Я тихо пробрался внутрь, и Билл даже не заметил меня.

Он сидел в ванне, в окружении пены, и лениво сдувал пузырьки с ладони.

Ничего не могу с собой поделать, умиляюсь, как идиот.

-Том?— темноволосый наконец-то заметил меня, невольно сжавшись в тёплой воде.

-Да?— я подошёл и, сев на колени перед ванной, положил свои руки на бортик.

-Что ты тут делаешь?— Каулитц покраснел и подтянул свои ноги к груди.

Какие острые коленки.

Я разглядывал его, не отвечая. Прошёлся взглядом по родному лицу и сглотнул колючий ком в горле.

Осознание того, что я, на самом деле, могу потерять его, убивало меня.

-Том?— снова позвал Билл.

Карие глаза в обрамлении маленьких чёрных ресничек, которые сейчас были мокрыми…

Эти глаза. Эти обычные карие глаза смотрят на меня, и я понимаю, что люблю.

Я поддался вперед и, зарывшись пальцами в мокрые волосы, начал покрывать лёгкими поцелуями его лицо.

Сперва парень растерялся, но потом расслабился и только вздыхал на грани слышимости.

-Всё будет хорошо… Мы всё преодолеем вместе…

-Том,— он задрожал, обхватывая меня руками за шею.

Я одним движением вытащил черноволосого из ванны, поставив на пол, а затем взял полотенце и стал вытирать его.

Билл стоял и, кажется, боялся шелохнуться.

Он следил за каждым моим движением, краснея всё сильнее.

А я, не отрывая взгляда, медленно водил полотенцем по его коже, понимая, что хочу…

Каулитц не выдержал первым: глубоко поцеловал меня, прижимаясь всем телом.

Я откинул махровую тряпку в сторону и переместил свои руки на его талию. На секунду показалось, что кончики пальцев горят.

Билла, кажется, разрывали противоречия. Ему было и стыдно, и приятно, и горько. Отчаянье, неловкие движения дрожащих рук выдавали его.

Проведя ладонями по груди парня, я засосал нежную кожу шеи, отмечая немного мыльный вкус, но и сладкий дурманящий запах…

Загрузка...

-Тоом…— в который раз донеслось до меня.

Я рискнул пробежаться пальцами по животу и, опускаясь ниже, обхватил член темноволосого. На что он задрожал ещё сильнее, невольно застонав.

Немного прикрыв веки, я наблюдал за ним, ощущая, как горят мои щёки.

Биллу понадобилось несколько минут. Он кончил со звериным шипением.

Мне пришлось подхватить Каулитца, а то бы он упал: ноги не держали.

-Если ты будешь лечить меня так каждый день… то и операция не понадобится,— хрипло произнёс Билл.

Обнимая его, я положил голову парня себе на плечо и спросил:

-Что с тобой?

-Моё сердце разрывается… оно такое слабое, что может остановиться в любой момент. Так, что береги меня, косичкоголовый…

Я зарылся носом в его ещё влажные волосы и, чувствуя, что плачу, сказал:

-Я буду беречь тебя, Билл.

-Только не рыдай…— задушено произнёс он.— Ведь всё будет хорошо?

-Да. Я же люблю тебя…

9 часть.

***

Интересно, почему я в гордом одиночестве пытаюсь успокоиться под душем? Ведь Билл предлагал мне что-то вроде «Мои пальцы творят чудеса. Тебе понравится!». Но я ж, как дебил, отказался от таких необходимых сейчас рук темноволосого.

А всё виновато это признание в любви.

Словно девчонка, я растерялся и застеснялся, потому что не ожидал такой смелости от себя. Вообще, всё, что сегодня произошло, морально убивает меня.

Сначала известие о его болезни, потом разговор с матерью, ощущение того, что ты полнейший козёл и захватчик… Ну, а затем была ванна, наполненная пеной, сладкий запах кокоса, поцелуи и тому подобное.

При воспоминании о «тому подобном» мне становится ещё хуже, а дрочить в чужом доме как-то антиобщественно.

Ладно, всё, спокойно, Том.

Через несколько минут мне таки удалось привести себя в норму: член мой благополучно упал. Никогда не думал, что буду радоваться этому. Я вот точно псих.

В разбитом состоянии я выполз из душа, ища глазами полотенце.

Б*яяядь, опять эти мысли пошлые! У меня теперь все махровые полотенца будут ассоциироваться с Биллом?!

Весьма печальная перспектива, скажу я вам.

Более менее благополучно я привёл себя в порядок, одел халат, рукава которого мне были почему-то велики, и отправился на поиски Короля Фей.

Выше упомянутый обнаружился в своей комнате.

Волосы на его голове представляли собой бессмысленную массу, которая торчала во все стороны, да и вообще во всём виде Каулитца наблюдался некий беспорядок.

-Том!— он, наконец, заметил меня.

-Чего ты тут возишься?— спросил я, наблюдая за тем, как парень старается одеть пододеяльник.— Это мне? Мы можем спать под одним одеялом…

-Нет!— резко оборвал меня темноволосый, заставив удивиться.— То есть… я не могу спать под одним. Я всё перетягиваю на свою сторону.

-Ладно…— начал я, но продолжить мне не дали.

-Ё*т твою мать!— запыхавшись, крикнул Билл и кинул постельное бельё обратно на кровать.— Ничего не получается! Ненавижу эти пододеяльники! С*ки!

Он присел и, пыхтя, уставился на простыню глазами полными слёз.

-Ну, давай, я одену…— осторожно предложил я.

-Правда?— с надеждой в голосе, поинтересовался Каулитц.

-Да,— просто ответил я, отводя взгляд.

Чёрт, как можно быть таким?

Таким неоттраханым…

Пока я «делал» себе постель, Билл постоянно благодарил меня и говорил, что я самый лучший на белом свете.

-Должно быть, жить с тобой – одно удовольствие,— улыбался черноволосый, тут же прикусывая себе язык.— Я в смысле… ну, я не хочу с тобой жить, то есть хочу, но…

-О, Боже! Неужели королевская особа смутилась?— подколол я парня.

-Ой, иди ты, срань косичкоголовая,— кинул парень, с разбега плюхаясь в кровать.— Мммм… как клёво. Ты потрясающая служанка, Том!

-Да как ты смеешь?!— возмутился я, ложась рядом с ним.

-А вот так! Уметь надо,— он повернул голову и посмотрел на меня счастливыми глазами.

-Мы собрались спать?— я взял одну прядь его волос.

Ещё мокрые… простудиться ведь может.

-Не знаю, как ты, а я после дрочиловки не прочь вздремнуть, ну, или хотя бы поваляться,— я не смог удержаться от улыбки.

Разве можно вот так всё говорить? Кошмар какой-то.

-Обнимешь меня?— тихо произнёс Билл.

-Иди сюда,— я притянул его к себе, услышав блаженное мурлыканье.

Накрыв нас одеялом, дабы эта гадость не простудилась, я закрыл глаза, наслаждаясь такой уютной близостью.

-Билл?— не хотелось нарушать эту тишину, но меня всё-таки ещё волновал один вопрос.

-А?— темноволосая голова немного пошевелилась на моей груди.

-Расскажи мне, как так случилось, что ты… болеешь.

Билла явно не обрадовала эта тема, но он лишь вздохнул.

-Ты знаешь, что простая ангина даёт осложнения на сердце? Ну, так вот. Я переболел года два-три назад, и у меня обнаружили порок. Кажется, что-то с клапаном. И кстати то, что ты делал в ванной, мне противопоказано,— парень нежно прикоснулся к моими губам своими.

-В каком смысле?

-Мне необходимо избегать бессонных ночей, тяжёлого физического труда, пребывания на пляже и… половых излишеств,— усмехнулся Каулитц.

-Ну, это ещё были не излишества,— пошутил я, чувствуя, как мне больно за него.

Билл серьёзно посмотрел.

-Теперь ты меня жалеешь?

-Теперь я тебя люблю.

Мой незамедлительный ответ, заставил карие глаза наполниться до краев теплом и лаской.

-Я тебя тоже.

Та искренность, с которой он это сказал, поразила меня.

Мне уже несколько раз признавались в любви, бывало даже взаимно, но сейчас…

-Билл,— я нежно поцеловал его, пытаясь передать всё, что творилось у меня внутри.

До последней капли. До последнего вздоха.

-А ты думал, что я тебя не люблю?— спросил, засасывая мою нижнюю губу, парень.

-Но… ведь ты не признался сразу…— я смело забрался руками под домашнюю футболку Билла.

-Том… помни об излишествах,— темноволосый погрозил пальцем, а потом игриво лизнул мой пирсинг, подцепляя колечко языком.

Помни об излишествах? Издевательство.

-А у тебя много было… девушек?— оторвавшись с громким чмоком, поинтересовался Каулитц.

-Ну… штук пять,— честно сказал я, чем поразил парня.

-Ужасно. Как ты мог?— он укоризненно глядел на меня.— Ты был обязан ждать своего единственного и неповторимого! Купить лемура с кроликом и ждать! А не по бабам шляться!

Я засмеялся.

-Терпеть тебя не могу,— забурчал черноволосый, устраиваясь поудобнее на моей груди.— И каждую ты любил?

-Ну, они мне нравились,— неопределенно проговорил я, поглаживая его по голове.— Разве у тебя никого не было?

-Были, но они боялись…— как-то грустно прозвучало.

-Чего боялись?

-Наверное, того, что я могу умереть… Они все постоянно осторожничали и слишком жалели меня, не подпускали близко,— Билл сильнее прижался ко мне, как бы ища защиты.

-Поэтому ты и не рассказал сразу?— я поцеловал его в макушку.

-Да…— он помолчал с минуту, а потом прошептал.— Так замечательно любить тебя…

И тебя, Билл, и тебя…

Хотя в постель мы легли в семь часов вечера, проболтали до глубокой ночи.

Темноволосый много рассказывал про себя и маму. Как оказалось, отца он никогда не видел, и тот за все восемнадцать лет не изъявил желания пообщаться с сыном. Но я понял, что Каулитца это не слишком задевает, если не сказать, что на сей факт ему наплевать. Биллу вполне было комфортно жить с матерью. Парень никогда не испытывал желания разыскать своего нерадивого папаню, но зато был бы счастлив, если мама выйдет замуж.

Это лишний раз заставило меня убедиться в его странном отношении к жизни.

На следующее утро я проснулся от того, что кто-то пялился на меня. Ну, и почему же кто-то?

Конечно же, это был Билл.

Я приоткрыл один глаз, определяя обстановку.

Как я и думал, чудо-юдо сидело на постели и разглядывало меня.

-Доброе утро,— он широко улыбнулся.— Ты, когда спишь, похож на маленького мальчика.

-Спасибо,— прокряхтел я, зарываясь лицом в подушку.— Мои поздравления, ты педофил.

-Ну, не засыпай,— протянул Каулитц, ложась всем телом на мою голую спину.— Я тебя уже час жду…

Я почувствовал нежный поцелуй между лопаток и счастливо зажмурился.

Почему нельзя каждый день встречать вот таким образом? Было бы великолепно.

-Пойдём завтракать. Мама сказала, что ты мне пирог принёс,— продолжал ластиться Билл.

-Боже, пирог…— застонал я.

Почему-то было стыдно.

-Я люблю яблочные пироги. Ну, вставай,— прошептал он мне на ухо.

-Правда, любишь?

Сейчас я растаю.

-Очень…— отведя в сторону косички, темноволосый поцеловал меня в шею.

Промычав что-то неопределенное, я перевернулся и сгрёб в охапку парня.

-Том, я не подушка,— нахмурившись, сказал Каулитц.

-Ты лучше,— кивнул я сам себе, втягивая запах, исходивший от него.— И такой вкусный…

-Хочешь меня съесть?— фыркнув, поинтересовался он.

-Имеется такое желание…

-А ты знаешь, что перед едой надо руки мыть? Вот иди помой, а потом ешь меня вдоволь!— скомандовал Билл и вывернулся из моих объятий.

В итоге, мне всё-таки пришлось идти умываться…

-Гадкий,— начищая зубы, проворчал я.

-Я всё слышу, презренная козявка! Двести ударов плетью тебе в наказание!— донеслось до меня.

-Извращенец,— пробурчал я, вытирая лицо.

-Следуй за мной, тупой раб,— повелительным тоном сказал Каулитц, когда я оказался рядом с ним, и, гордо подняв голову, выплыл из комнаты.

Одевшись, я догнал его и схватил поперёк талии.

-Что за неуважительное отношение к своему Господину?!— начал он возмущаться.

-Разве неуважительное?— поинтересовался я, прижимаясь к его спине.— Теперь я могу тебя съесть?

-Рискни,— расплывшись в хитрой улыбке, произнёс Билл и протянул мне руку.— Только сильно не кусай: я неженка.

-Я буду предельно осторожен,— я взял его ладонь и нежно поцеловал в середину.— Чтобы не сделать тебе больно…

-Постарайся,— ответил, покраснев, парень.

-Ну, что? Пойдём есть яблочный пирог?— подмигнув, спросил я.

-Пошли!— он легко чмокнул меня в щёку и побежал на кухню, лихо перепрыгивая через ступеньки.

Вот что за существо такое…

-Доброе утро,— поприветствовала нас мама Билла, когда мы пришли завтракать.

-Доброе утро,— немного стушевался я.

-Привет,— черноволосый потрепал её по голове, чем ужасно меня удивил.

Но, кажется, это было нормой их общения. Потому что женщина нисколько не возмутилась, а просто продолжала улыбаться и пить чай.

-Я чуть-чуть пригубила вашего пирога, вы не против?— спросила она у нас.

-Вот обжора!— якобы строго воскликнул Каулитц.

-Билл!— осёк я психушного, боясь, что его заносит.

Во всяком случае, я так с мамой не общаюсь…

-Всё хорошо, Том. Привыкай: мы всегда такие,— она, как будто прочитала мои мысли, заставив смутиться.— Завари-ка, Билли, нового чая, а то этот уже не очень…

-Да не надо…— эта семейка вгоняет меня в краску.

-Сиди, Том, на жопе и жди,— проговорил Каулитц с улыбкой, ища что-то в шкафчиках.

-Ну, ладно, дети мои, я пошла собираться на работу. Думаю, вы тут сами разберётесь,— мама черноволосого поцеловала его в щеку и, подарив мне ещё одну ободряющую улыбку, ушла.

-Она у тебя хорошая…— сказал я, наблюдая за парнем, который уже бегал по всей кухне.

-Я рад, что тебе она понравилась,— тихо произнёс Билл, не оборачиваясь.

Я знаю. Ведь это самый близкий человек тебе.

-Я включу музыку?— спросил он, «сервируя» стол.

-Конечно…

Зря я согласился. Видимо, Каулитц не мог спокойно готовить. Ему обязательно надо было танцевать при этом и приводить меня в шоковое состояние.

-Ты специально одел такие джинсы?— спросил я, пристально следя за пятой точкой этого ненормального.

Слишком заниженная талия. Ниже просто некуда!

Держись, Томас, как человека тебя прошу, держись.

-Специально,— облизнувшись, проговорил он.— Я же круто верчу задницей.

Билл продемонстрировал свои навыки, и я закатил глаза.

Боже, как я только мог когда-то думать, что этот развратник невинен?

-Я настолько ох*енен, что самому тошно,— закончив мучить меня, присел на своё место парень.

-Скромностью ты явно не отличаешься,— принимаясь за яичницу, заметил я.

-А ты кушай, солнышко,— ехидно пропел Билл.— И не завидуй моим талантам.

-Я тебя пришибу,— хихикнул я.

-А я думал, ты меня съешь,— притворно надулся он.— Я же такой аппетитный…

-Одно другому не мешает,— резонно произнёс я.

-Вкусно?— поинтересовался черноволосый, следя за тем, как я поглощаю пищу.

-Да,— решил не дразнить его.

-Вааах, какое я золотце, на все руки мастер,— зажмурился от удовольствия он, а я лишний раз подивился его скромности.

Через некоторое время настала очередь пирога с чаем.

Выковыряв ноготком кусочек яблока, Билл протянул его мне.

-Давай, как в самых сопливых фильмах, я тебя с рук покормлю,— предложил парень.

Сопротивляться было бесполезно, поэтому я покорно взял губами кусочек, слегка облизнув пальцы Каулитца.

-Нет, не буду тебя с рук кормить, а то у меня встанет,— он, как назло, прошёлся языком по кончикам пальцев.

-Такое чувство, что ты со мной решил воплотить все свои безумные идеи. То мы под дождём целовались, то вот теперь эта «кормёжка»…

-Ты против?— вскинул Билл на меня свой лукавый взгляд.

-Нет, просто странно…

-Мне, кажется, что с тобой можно всё. Разве это не так?— тихо спросил черноволосый, и я, прикрыв глаза, вслушался.

Чёрт, я прусь, как придурок, от его голоса…

-Так,— подтвердил я.— Иди сюда…

-Куда?— удивился он.

-Ну, сюда. Поближе сядь…

Несколько секунд парень неподвижно рассматривал меня, а потом, растянув свои губы в самой безумной улыбке, сел на мои колени.

-Билл!— воскликнул я, хватая его за талию, чтобы не упал.

-Ммм? Так классно…— Каулитц обнял меня за шею и поцеловал, сразу же проникая языком внутрь.

Я позволил ему вести, а сам лишь расслабленно отвечал на ласки, играя со штангой.

-Люблю тебя,— оторвавшись, прошептал Билл.— Думаю, нам следует всерьёз поразмыслить насчёт половых излишеств…

-Я только «за»…— любуясь нежной улыбкой темноволосого, ответил я.

Боже, я ведь не переживу, если с ним что-нибудь случится…

-Не смотри на меня так, Косичкоголовый. Я не потерплю жалости,— немного жёстко сказал парень.

-Дурак ты, Билл. Это не жалость, это боязнь потерять тебя,— прижимая его крепче к себе, проговорил я.

-Не бойся, я буду ещё долго жить и выносить тебе мозг,— хихикнул Каулитц, прикасаясь своими губами к моей щеке.— Вот посмотришь: миллионы поклонников станут биться в экстазе от нашей музыки, станут хотеть тебя и меня… Но не смотря ни на что мы будем, как и сейчас, любить друг друга.

Мы будем вместе, Том. Веришь мне?

Верю. Ведь люблю.

10 часть.

***

Сегодня очень важный день. Наверное, поэтому я всю ночь не спал, плохо завтракал и нарвался на мамино «Том, ты влюбился?».

Да, мама я влюбился, но дело не в этом, хотя…

Обещание Билла прийти в клуб в «потрясающем» прикиде, как-то не сильно меня радовало.

Ожидать можно чего угодно. Даже страшно, что он с собой сделает. Ну, накрасится, само собой. К этому я уже привык, а вот, что дальше – не представляю.

Надеюсь, на его голове не будет жуткого парика.

Надежда умирает последней…

До вечера я слонялся в сонно безумном состоянии по дому, наводил страх и тоску на родственников, в общем, вёл себя, по мнению выше упомянутых, как человек, который по уши влюблён.

Само интересное: они решили, что чувство это безответно, и меня срочно надо успокоить. Мои отмазки про выступление ничего не дали.

А уж когда зазвонил телефон, и подозвали к нему именно меня, вся семья обратилась в слух.

-Том?

-Билл?

-Косичкоголовый?

-Психушный?

-Не правда, я милашка,— я улыбнулся, услышав недовольное бурчание.

-Возможно,— съязвил я.

-Ехидничай-ехидничай, пока есть время. В клубе ты такого не скажешь,— загадочно прошелестела трубка.

-И как это понимать?— я уже улыбался, наслаждаясь родным голосом.

-Даже не знаю…— замялся он.— Вот смотрю на себя сейчас в зеркало и понимаю, что я — прелестное существо. Ааах… кому ж я такой красивый достанусь?

-Мне, само собой,— моментально произнёс я.

-А ты сначала руку и сердце на коленях предложи своему Повелителю, колечко на пальчик одень, а потом я подумаю,— безапелляционно заявил Каулитц.

-Я тебе лучше грибы подарю. Ну, те, которые кактусы,— засмеялся я.

-Вредина. Вот пойду и назло замучу с кем-нибудь в клубе любовь,— пригрозили на том конце.

-Только попробуй. Ты ещё не знаешь, какой я ревнивый.

-Ну так гони колечко с лемуром, ревнивый ты мой!— премерзко захихикал Билл.

-А мне что взамен?

-Самый обворожительный, самый прекрасный, самый замечательный и, вообще, самый-самый классный на этой земле Хозяин!

-Кхм…

-Только посмей сказать, что тебя не устраивает это!— притворно рассвирепел темноволосый.

-Устраивает-устраивает, куда уж я денусь?— поспешно согласился я.

-Никуда…— тихо сказал он.— Любишь меня?

-Это слишком личный вопрос,— подразнил я парня.

-Тупая Косичка,— прямо-таки вижу, как Билл там хмурится.

-Умная,— поправил я его.— Хочу тебя увидеть.

-И я тебя… Соскучился очень. Зацелую.

-Зацелуй,— облизнулся я.— Через час увидимся.

-Непременно. Готовься к сюрпризам,— таинственно проговорил Каулитц.

Я простонал в трубку и сказал:

-Боже…

Только вот сюрпризов мне не хватало.

Поскольку перевозка инструментов лежала на Георге с Густавом, мне оставалось только прийти в сам клуб и шокироваться видом Билла.

Почему шокироваться?

Потому что я уверен: мне будет плохо в любом случае. Ведь он обязательно что-нибудь эдакое выдумает. Это ж Повелитель, мать его! И возможность показать себя во всей красе психушный ни в коем случае не упустит.

Там же столько народа будет… Ох, сдохну я от ревности.

Из такси я вылез в смешанных чувствах. Осмотрев свой наряд придирчивым взглядом, я подумал, что оделся, кажется, скромно.

Стыдно признаваться, но я, если честно, ещё не мог смириться с тем, что фронтменом является Билл. Ведь раньше всем рулил я, всегда был в первом ряду. А тут…

Не зря мы так часто спорим с ним. Что не репетиция, то массовый психоз.

Как только парни терпят…

-Том! Только тебя ждём! Где ты ходишь?!— раздался сзади голос Листинга.

-Все уже на месте?— спросил я, пожимая ему руку.

-Да, только Билла типа нет, он просил сказать тебе, что его нет,— друг усмехнулся.— Вы какие-то с ним странные.

-Он ненормально выглядит?— поинтересовался я, проигнорировав его замечание про нашу неадекватность.

Я знаю, что мы психи…

-Он выглядит, как всегда,— улыбка Георга стала шире.

Ой, чую, ждёт меня п*здец.

Рыжеволосый провел меня в какую-то каморку.

-Привет!— отсалютовал мне Густ.

-А где Билл?— я осмотрел комнату в поисках психоделики.

Внезапно мои глаза накрыли две ладони.

Стало темно… Бл*дь.

-Отгадай, кто!— буквально приказал смеющийся голос.

-Билл,— моментально ответил я.

-Нет. Попытайся ещё раз,— продолжал издеваться парень.

Мысленно закатив глаза, я предположил ещё раз:

-Король Фей?

-Нет, подумай ещё.

До меня донеслись хихиканья друзей.

-Повелитель Косичкоголовых?

-Плохо думаешь. Я так и обидеться могу. Дам тебе подсказку,— Каулитц немного подумал, а потом сказал.— Меня зовут на букву «л».

-Лемур?— заржал я.

-Всё, видеть тебя не хочу,— темноволосый убрал свои руки, и я тут же обернулся.

-Я же просил не одевать парик!— запаниковал я, разглядывая жуткое сооружения на голове Билла.

-Это не парик!— показал мне язык парень, потряхивая исполинской башкой.— Я одуванчик!

Скорее, тебя током п*здануло…

При ближайшем рассмотрении я понял, что безумная прическа – это ещё цветочки. Ягодки были на лице и хрупкой фигурке.

Чёрные дерзкие глаза, обтягивающие шмотки и целая куча украшений.

-Это, вообще, ты?

Мой вопрос заставил биться в истерическом смехе всех, и даже виновника всего этого сыр-бора.

-Нет, ну, что вы?!— возмутился я, тыкая пальцем в Каулитца.— Разве это мой Билл?

-Давай без гейских подробностей,— замахал руками Шефер, чтобы я не продолжал.

-Зато я секси,— черноволосый встал в позу, полностью характеризующую его, как Короля всея и всех: руки в боки, взгляд свысока.— Молись на меня!

-Сейчас кто-то будет умирать…— расплывшись в хищной улыбке, произнёс я.

Вплоть до выступления я гонялся за верещащей Психушкой, которая с завидной скоростью улепётывала от меня.

В итоге, я всё-таки одержал победу, схватив его на пути в туалет.

-Я хочу пИсать!— начал ныть Билл, пытаясь вырваться.

-Ой, не ври!— схватил я его покрепче.— Бегать от меня вздумал!

-Убивают!— заорал во всю глотку черноволосый, и я благоразумно заткнул это существо поцелуем, хотя из-за музыки нас и так никто не слышал,

-Насилуют, целуют, спасите, б*яяядь,— беспомощно лепетал он, тем не менее, отвечая мне.

-Ну-ка, тихо!— пригрозил я.

Глаза, наполненные страхом и паникой, уставились на меня.

-Королевскую особу сейчас тр*хнут! Я не могу до свадьбы, правда-правда!

-Ну, что за бред?— фыркнул я, нежно захватывая нижнюю губу парня.— Кто-то обещал зацеловать меня…

-Да?— наивно спросил Билл, прикрывая веки.

-Ага…— шепнул я, чувствуя, как темноволосый расслабляется.

Я отпустил его, и прохладные пальцы сразу же начали царапать мою шею ногтями. Слегка так, специально.

-Билл,— позвал я, оставляя мягкие поцелуи на его лице.— Нам ещё выступать…

-Точно!— Каулитц резко отскочил от меня и стал рыться в карманах.

Я смотрел на это всё с удивлением и недовольством.

-Закрой глазки, маленький мой,— с сумасшедшей лыбой пропел парень, сжимая что-то в руке.

-Может, не надо?— недоверчиво я наблюдал за ним.

-Закрыл глаза! Момент портишь!— строго прикрикнул на меня Билл.

Пришлось выполнить его «просьбу».

-Что ты делаешь?— поинтересовался я, когда моё запястье начали «обрабатывать».

-Всё, открывай!— радостно разрешил мне Каулитц.

Я со страхом взглянул на свою конечность.

-Фенечка?— смотря на ниточное творение, выдохнул я.

-Магическая фенечка собственного изготовления!— поправил меня Билл, улыбаясь.

-Магическая?— я приподнял бровь, задумываясь о душевном состоянии своего парня.

-Именно. Она будет тебя оберегать от злых духов, привлекать удачу и любовь,— на полном серьёзе продолжил черноволосый одуванчик, кивая.

Я добро рассмеялся.

-Немедленно перестань! А то всё волшебство исчезнет!

-Билл,— я притянул Короля к себе.— Сам сделал?

-Конечно, сам. А то вся магия бы развеялась,— буркнул он, отвернувшись.— Тебе не нравится?

-Нравится, правда,— я почувствовал что-то щемящие внутри.

-Чего тогда смеёшься?— косо зыркнул он.

Потому что магическая фенечка – это дикий п*здец, но…

Ведь сделана была эта ерундовина для меня. С любовью.

Чёрт…

-Какой же ты у меня…

-Меня зовут на букву «л»,— напомнил парень.

-Любимый?

-Наконец-то дошло,— отчего-то смутился Билл.— Пойдём, а то Георг с Густавом нас пришибут.

-Пошли…

Если честно, я сейчас жалею, что взял его в группу. Прям, очень-очень.

Вот как мне нормально играть, когда он так поёт?! ТАКИМ голосом?


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал -Том, подаришь мне последний поцелуй? 4 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Господарський роз-к Китаю в осьовий час та його ек.думка. 7 страница
  • Идет вдоль несущей стены на которой нарисованы гору и продолжение стены. (опирается на нее)
  • Плани семінарських занять з дисципліни «Логіка»
  • Расскажите об особенностях чертежного шрифта. Все надписи на чертежах должны быть выполнены чертежным шрифтом
  • Тема 6. Основания прекращения прав на землю
  • Игорь Яковлевна Неверли 9 страница
  • Земельный кадастр.
  • Понятие и основные черты государственного управления.