Хорошо мечтать за книжкой, сидя дома в тепле и уюте привычных вещей. Мечтать оказаться в волшебных мирах, встретить прекрасного темного принца и обрести безграничные возможности. Хорошо в один 12 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Отлично грезить за книгой, сидя дома в тепле и комфорте обычных вещей. Грезить оказаться в магических мирах, повстречать красивого темного царевича и обрести бескрайние способности. Отлично в один 12 страничка


.

Читать реферат для студентов

На пороге гостиного дома нас поджидал огромный ворон. Дашша уже собиралась замахнуться и прогнать наглую птицу, но я вовремя перехватила ее руку.

Учитель смог хмыкнуть даже в таком образе и плавно принял свой обычный вид писанного красавца.

Дашша испугано пискнула, а в деревне за сей стало абсолютно тихо. Да, ничего себе его боятся, хоть бы капельку и меня так…

Я стояла, скромно опустив голову, ожидая пока учитель обратится ко мне. Однако первым нарушил молчание невесть откуда взявшийся Жарий. Низко поклонившись, дедок, обратился к Лэйру Сартеру неожиданно неуверенным, заикающимся голосом:

— Господин, темный маг, позволь поговорить с тобой… — и почему‑то дернул глазами в мою сторону.

Учитель перехватил взгляд и с надеждой спросил:

— Что, она кого‑нибудь случайно или нет, убила?

Очень смешно.

— Н — нет, о чем ты… господин маг, — Жарий аж поперхнулся от неожиданности.

— Жааль, — протянул маг и многозначительно посмотрел на старика, — а стоило бы…

— Эээ, — бедняга Жарий явно не знал как реагировать на шуточки темного мага. А я из‑за всех сил надеялась, что это были шуточки.

— Господин темный маг, — резко собравшись с силами, начал знахарь. — Я, от имени всех жителей деревни, хочу попросить тебя о… э…

Как скоро начал, так скоро и сдулся.

Лэйр Сартер сегодня пребывал в удивительно благодушном настроении и благосклонно подождал, пока старик продолжит.

— Вот… может быть, нам будет позволено, господин темный маг, предать мертвым необхо…

— Нет, — суть Сартер быстро понял и ответил категорическим оказом.

— Но… ты же все равно, господин темный маг, никак не используешь… эээ…

— Мертвым абсолютно все равно, сгореть в огне или полежать в земле, чтобы потом превратится в зомби. Говоришь, я не использую ваше кладбище, старик?

Дорогая, за мной…

О, Тьма… Спасибо Жарий тебе большое! Кажется, теперь моему милому учителю захотелось попрактиковаться со мной в некромантии. Меня это совсем не прельщало. К мертвецам я была абсолютно равнодушна, в каком бы состоянии они не находились. Пары практик по анатомии под руководством учителя хватило, чтобы научиться абстрагироваться от неприятия и отвращения, но от некрамантии веяло чем‑то гадким. Хотя и это дело привычки, немного опыта и останется чисто механическая работа, если еще вдруг не проснется творческий интерес.

Шагая за магом, я оглянулась. Жарий растерянно смотрел нам вслед, Дашша, вылезшая из‑за куста черемухи, постучала по голове, смотря на старика. Я с ней была полностью солидарна.

Маленькое кладбище появилось я с тех пор, как в старом замке обосновался Лэйр Сартер и поставил в условия более — менее спокойной жизни для местных жителей наказ не сжигать мертвецов с ритуальными плясками и песнями, а хоронить в земле. Чтобы потом он мог не обыскивать округу в поисках ближайшего кладбища при надобности. В Дестмирии именно в связи с опасением стать после смерти бездумным рабом некроманта, появилась традиция кремирования. Как‑то в начале зимы мне посчастливилось попасть на похороны, оставившие у меня весьма странные впечатления. Сначала шли грустные песни, потом пока тело горело на красиво украшенном костре, все знакомые подходили и, по очереди глядя на огонь, говорили все, что думали о покойном, как хорошее, так и плохое. А дальше вновь шли песни, только на этот раз веселые и жизнерадостные, танцы и поедание различных блюд из яблок. Интересно, а когда все фрукты закончатся, например, сейчас, весной, что селяне есть будут.



Так вот, кладбище за деревней, среди молодых елочек, насчитывало могил десять — то ли Лэйр Сартер сюда уже захаживал не раз, то ли смертность в Капинорках такая низкая…

— Приступай, — учитель указал на одну из могил, и заметив, что я не сдержалась и посмотрела на ясно светившее солнце, фыркнул: — Поднять мертвеца ночью и светлый маг сможет, так что не ищи отговорок.

Уже давно заметила, насколько велика у учителя тяга к утрированию.

И где это он летал сегодня? Такой аккуратный, как нарисованный. Лэйр Сартер хорошо смотрелся среди могил, а еще лучше бы выглядел в одной из них.

Испытывать терпение темного мага дальше было слишком рискованно для своего здоровья.

Напрягая память, я аккуратно принялась за создание пентаграммы из потоков маэн Тьмы с небольшими вкраплениями огня и земли.

— Дура, что ты творишь! — учитель больно шлепнул меня по спине и стер половину моего переплетения потоков маэн. — Более трудоемкий способ сложно было выбрать.

Я постаралась успокоиться.

Возится даже с элементарной основой ритуала по поднятию мертвецов оказалось неожиданно долго. Сартер критиковал каждое мое действие, постоянно заставлял переделывать и щедро угощал оскорблениями и тумаками. При этом он прибывал в хорошем настроении и издевался надо мной с особым удовольствием. Какой бы не была окончательная цель первоначальный этап всегда одинаков — преобразовать место вокруг трупа, сплести внутри круга каркас структуры.

Когда он, наконец, признал пентаграмму приемлемой, было далеко за обед.

Зато исчезли даже самые упорные малолетние зрители, что решили понаблюдать за магическим процессом из кустов. Только Дашша задремала под могилкой на другом конце кладбища.

Загрузка...

Лэйр Сартер сел на памятник.

— Теперь, решай, какой именно стороной некромантии ты хочешь заняться? Зомби? Дух?

Я абсолютно никой некромантией заниматься не хотела. Но создавая пентаграмму, как‑то рассчитывала на простейшее поднятие бездумного зомби, только раз учитель не сказал яму выкапывать, нужно настроить его так чтобы мертвец сам из могилы вылез. А еще нужна жертва.

Темный маг давно научил меня использовать жизненную силы, основу структуры различных животных для определенных магических действий и увеличения собственных сил на время.

И сейчас надо было позаботиться о материале, необходимом для некромантии.

Лэйр Сартер заинтересованно рассматривал меня, кидая многозначительные взгляды на Дашшу. Их я предпочла проигнорировать. Убивать жителей деревни, самостоятельно или косвенно, по уговору темный маг мог только в самых крайних случаях, а вот насчет меня никаких условий не было. Интересно, а если бы он на полном серьезе собирался меня убить, и только смерть, например, Дашши от моих рук могла меня спасти, чтобы я сделала? Я не хотела знать ответ.

Утка решила вернуться домой из теплых стран после зимы очень удачно. Я набросила на ее парочку сплетений внушения и через дис птица спокойно сидела на моих руках.

Убить ее было легко, зато трудно уловить в момент смерти, когда нужно преобразовывать структуру. Но я справилась, и сдерживая тошнотворные волны силы и восторга плела нити и каркас для моей марионетки. Закинула вниз, проникая сквозь переплетения земли наполненной тьмой и смертью, выдернуло мертвое тело из спячки, и с трудом удерживая последние крохи силы резким рывком выдернула труп из вечного сна. Структура земли будто сама расползалась с пути моего свежего зомби. Когда мое творение вылезло на поверхность — жутко вонючее, почти разложившееся, в балахоне мерзкого желтого оттенка — до сих пор неестественно чистого и яркого, эйфория от чужой смерти и магии исчезла.

— Ух, ты! Дядя Сойхор! — где‑то позади воскликнула Дашша.

И меня вырвало, дрожь сотрясало тело и проснулись давно забытые угрызения совести принципы земной морали.

Когда я подняла глаза от кладбищенской земли зомби слабо трепыхался лежа не земле, а учитель грыз одуванчик.

— Пожалуй. для первого раза неплохо. За исключением последнего эпизода

Я грустно посмотрела на остатки обеда.

— Ты хорошо умеешь работать интуитивно, но совершенно не умеешь правильно использовать эту способность. Убери это и возвращайся в замок. Там прочитаешь пару работ об интуиции и структурных формулах.

Лэйр Сартер обратился в ворона и улетел. А я понятия не имела, как убрать это.

— Доброе утро, дорогая!

Когда тебя будит Лэйр Сартер, утро по определению добрым быть не может.

Учитель увлеченно листал мои записи, пока я одевалась.

— Выбери что‑нибудь по приличней, сегодня я отведу тебя в город, — темный маг критично меня осмотрел.

После того как учитель пару десятков раз врывался ко мне ванную с новыми поручениями я перестала обращать в каком виде нахожусь перед ним, но от такого пристального внимания хотелось спрятаться.

Пока я покорно искала среди бардака моей коморки брюки и тунику, Сартер продолжил рассказ о сегодняшних планах.

— Думаю, даже твой жалкий умишко за полтора года усвоил, что находимся мы на территории Цейрской земли в Дестмирии. Так как ты все‑таки уже не такая отсталая иномирянка, шарахающаяся от любой магии…

А это когда еще было? Что‑то. А магию я приняла с легкостью. Или это он о моей первоначальной неудаче с потоками маэн?

— … то пора выводить тебя в свет. Ты рада?

— Безумно, учитель, — буркнула я, отбрасывая в сторону домашнее черное платье.

— Как и я, надеюсь, сегодня мы неплохо развлечемся. Что ты знаешь об этом городишке, кроме того что там живет Дэн?

В первую очередь перед глазами появилась картинка из туристического справочника. Нет, книга, конечно, называлась по — другому, но суть та же — город и сухой перечень достопримечательностей с банальными описаниями. Правда достопримечательностей там минимум — какая‑то уникальная мостовая и полуразрушенный фонтан в одном из нищих дворов. Плюс краткая историческая справка. Это я и рассказала.

— Первое упоминание о городе Цейр датируется 4264 годом, через тридцать лет город становится столицей Теморской земли, но не сохраняет свое положение надолго. Вплоть до образования Дестмирии в 4623 Цейр принадлежал территориям разрозненных, постоянно воюющих между, собой земель… Город весьма типичен для современной Дестмирии, беден культурно и экономически.

— В твоем распоряжении вся моя библиотека, а ты все равно выучила ту ересь, что преподается в университетах Салетты. Информацию в самых красивых и солидных книжках нужно больше всего дифференцировать. В старых легендах правды не меньше, чем в учебниках истории Мартина Тота. Знаешь, почему среди всех земель Дестмирии, лежащих в темных лесах, я выбрал именно Цейр?

Эта земля полна легенд и силы, усыпана осколками памяти древних государств, крошками могущества. Более четырех с половиной тысячелетий назад именно здесь, а не в Харине, зародилась цивилизация севера — цивилизация хэдов. Через тысячу лет образовалось государство Дестен, игравшее важную роль в Эпоху Возвышения. Именно здесь была одна из крупнейших резиденций Рода. Катастрофа оставила от великолепного города — дворца лишь развалины и особое переплетение потоков маэн.

Будь это Салетта, археологи и маги давно бы все перекопали. Растащили по углам, а остатки выдавали за великие находки. Но грязная, забитая Дестмирия никому не нужна, и под болотами хранятся артефакты, созданные великими магами более трех тысяч лет назад. Ты удивишься, когда узнаешь насколько структура в других уголках Таэрры отличается, а того что ты привыкла видеть. Как там официально говорится, о Эпохе Трех Роз и Эпохе Возвышения?

Пока Сартер вдохновенно рассказывал, мы уже вышли из замка, и теперь я пыталась подстроиться под шаг учителя, идя по узкой тропинке на север.

— Время, когда древние цивилизации Тор — Эля, Наяшана и Найи достигли наибольшего расцвета. Развитое мореходство позволяло тесно сотрудничать трем континентам, в некоторых источниках говорится о возможности воздушных перелетов…

..а в некоторых, — продолжил учитель, — о портальной сети, что охватывала всю Таэрру. И эти жалкие остатки, что присвоили себе салеттские проходимцы, лишь малая ее часть. Но магия остается, даже когда разрушен материальный носитель. Значительную часть Цейрской земли занимал город — дворец, место, куда устремлялись ученые и аристократы со всех точек Таэрры, один из крупнейших портальных узлов. И до сих пор редкие нити, пронизывающие структуру этого места облегчают телепортацию. Даже твое появление здесь, связано с одним из оставшихся узлов перемещения, значительно трансформированного за время.

Ветка сирени больно хлестнула меня по лицу, но проклинала я не ее, а эти древние цивилизации, таинственный Род и непредприимчивых салеттцев. Я бы неплохо прожила свою жизнь и дома на Земле, ничего не зная о магии. Вернее, я хотела так думать. На самом деле, отказаться от возможности манипулировать потоками маэн сейчас было равнозначно самоубийству, эта сила настолько слилась со мной, что казалась такой же неотъемлемой частью существования, как и дыхание.

— Где‑то здесь находится одни из таких узлов и спрятанный осколок портального камня, ведущий в Цейр. Найди, — Лэйр Сартер сел на ствол поваленного такфиса и принялся внимательно следить за моими действиями.

Долго искать не пришлось — достаточно было просто оглядеться. Для перемещений в пространстве не существовало определенных нитей магической энергии какой‑либо из стихий, было всего лишь направление. Я давно заметила, что когда учитель перемещается в замке, потоки маэн вокруг него меняют свое естественное положение и устремляются в одну точку — мага. Так же было и с куском портального камня под елкой, переплетения потоков маэн разве что выглядели более плавными и статичными.

— Куда ты спешишь, — окрикнул Сартер, когда я хотела подойти ближе и прикоснуться. — Для начала просто внимательно наблюдай за процессом, это же не надежно переделанные камни портальной границы, а дикая магия. Простого арохе или мага, не знающего что надо делать, может разорвать на кусочки.

Учитель взял меня за руку, из‑за чего я ощутимо вздрогнула. Его гладкая, прохладная кожа вызывала у меня тошноту от иррационального страха. Пришлось сосредоточаться на потоках маэн. Я не видела воздействия темного мага, но нити оживали, вибрировали, складывались в единую композицию, центром которой был обросший мохом камень. Учитель осторожно коснулся рукой его потрескавшейся поверхности, и в долю сей нас накрыла волна перемещения. Это было совсем не похоже на мои прыжки в Темном лесу — одновременно и легче и противоестественней. Я совершенно потеряла чувство реальности, и единственным ориентиром была рука учителя. Перед глазами все слилось в грязно — коричневое пятно, дыхание сбилось, но все это было столько физиологически — поверхностным, и не затрагивающим мою магическую структуру.

Первое, что я ощутила, был новый запах. Обостренное магией обоняние необычный сладковатый аромат.

— Хайринка уже зацвела, — довольно заметил учитель, стряхивая с себя мою руку. — Где этот цветок используется?

— Зелье для сведение бородавок, зелье для болтливости, — монотонно стала перечислять я — три яда, при создании кулона — оберега, при приготовлении кролика по — шинси, при…

— Достаточно, — отмахнулся темный маг. — Ты что, выучила наизусть все к чему дотянулась?

Мне очень захотелось приготовить кое‑что из хайринки. Один из ядов заставляет жертву мучиться долго и безнадежно.

— Обрати внимания налево, дорогая, среди холодных темных лесов уютным гнездышком возвышается Цейр, город с богатой историей… и пожалуй все.

Я повернулась и внимательно рассмотрела столицу этой земли. И чуть покраснела, вспомнив, что речь Сартера взята оттуда же, откуда я черпала свои знания по истории. Мы оказались, совсем близко, недалеко от тракта, на невысоком холмике. Леса вопреки словам учителя вокруг было мало, а сам Цейр не возвышался, а скорее расплескался по заметной низменности. Небольшие отдельные домики, постепенно сближались и сближались, образуя я извилистые улочки. Городские стены, в которые упирался пригород, выглядели ненадежно и неопрятно. За ними виднелись высокие здания с острыми крышами…

— Пойдем, — подогнал меня учитель. — Проведу тебя по городу, покажу жизнь, что по мнению торанцев является жалким существованием нищих глупцов.

Свое мнение Сартер как обычно не высказал…

— Учитель, — я осторожно решилась спросить, — а почему Цейр расположен в таком странном месте? Мне казалось, что обычно города растут у рек и на возвышенности.

— Насчет второго так и было. Но через Цейрскую землю проходило слишком много войн. Небольшая магическая ошибка, и ландшафт слегка инверсировался. Забавная легенда… Когда вернемся в замок ты мне ее сама и расскажешь, только пораспрашиваешь горожан, а не прочитаешь в учебнике.

Я тут же пожалела, что спросила.

Внимания на нашу парочку не обращали — в пригороде жили в основном крестьяне самозабвенно занятые сельским хозяйством, и сами дома мало отличались от капинорских, разве что немного богаче — изогнутые остроконечные крыши украшены флигелями, на верхней части грибоподобного окна, его "шляпке", цветастые занавески. В каждом дворе росли заросли пахучих бело — красных цветов хайринки.

Городские врата только и носили такое название — никакой стражи или ограничений на вход.

При входе в город учитель преобразился.

Никаких физических изменений, но домашняя одежда темного мага, темная рубаха и широкие штаны, вдруг стали вызывать ассоциацию то ли с нищим торговцем, то ли просто с безработным проходимцем. Высокомерие сменилось простодушной хитростью и наглостью, и волосы не лежали с элегантной небрежностью, а безвкусно растрепались, Уж не знаю, что он сделал со своей структурой, но выглядел учитель лет на пятнадцать старше. Мне пришло в голову, что играть мы будем отца с дочерью.

— Я проведу тебе небольшую экскурсию. Начнем с центра или трущоб на окраине? — чарующий голос превратился раздражающий.

И сам же ответил:

— С трущоб.

Цейр город бедный, большинство жителей живут так же как триста — двесте лет назад в Салетте.

Мы проходили мимо провожавших нас подозрительными взглядами оборванцев, что подпирали стены полуразваливавшихся жилых домов. Но ужасов вроде содержимого ночных горшков выплескиваемого из окон и вони городской жизни не было. Будто все давно было заброшенно, покрыто пылью и легкой грязью времени, а арохе появились здесь чисто случайно, и только для того чтобы посмотреть на нас. Жутко тихо, только редко хлопающие двери и ставни, да приглушенный шепот из темных углов.

Улицы петляли, так и казалось, что из любого угла кто‑нибудь как выскочит, из‑за чего сердце замирало перед каждым поворотом. Эта первая вылазка в город меня в общем пугала. К тому же переплетения потоков маэн здесь значительно отличалось от тех, что в темном лесу или в доме учителя. Тьмы было значительно меньше, так что я чуть ли не чувствовала себя беззащитной в магическом плане. На всякий случай я слегка поработала с собственной структурой, просто чтобы удостовериться, что все нормально.

После длительной паузы Лэйр продолжил рассказ:

— Город не разделяется на определенные районы со своими названиями. Трущобы с нищими и мелкими воришками, переплетаются с просторными квартирами преподавателей и арохе искусства, ближе к центру застройку 47 века разбавляют особняки магов, наемных воров и убийц, сыщиков… На западе все‑таки можно выделить отдельный район торговцев. Повсеместно живут рабочие. Фактически вся жизнь в Цейре поддерживается за счет производства дорогой мебели из такфиса, бумаги и наличия хороших наемников. С образованием в целом худо, но Дэн пытается исправить ситуацию, так что здесь целых две школы и военно — экономичный колледж, уникальный в своем роде для Дестмирии. В центре парочка административных зданий, дома ожиревших богачей и нашего Дэнайра.

За лекцией учителя мы незаметно добрались до рынка, и я впервые увидела такое количество людей на Таэрре за один раз. Самая главная торговая точка Цейра мало чем отличалась от обычной земной в небольшом районном центре, со скидкой на товары и средневековый антураж — разве что громче, так как рекламой здесь был только голос продавца. В основном продавалась еда, овощи и фрукты, некоторые знакомые только по картинкам из моей любимой кулинарной книги. Также можно было встретить лавочки с разными полезными вещичками вроде ножей, пухолок, лопат и поношенной одеждой, каким‑то образом заинтересовавшей мага. Единственно интересным объектом была скрученная бабулька, торговавшая амулетами и зельями, судя по подозрительному виду не совсем легально.

— Купи у нее что‑нибудь полезное, — приказал учитель, не переставая с абсолютно прохиндейским видом копаться в тряпках Лэйр.

— Что именно? — осмелилась переспросить я

— Полагаешь, я невнятно выразился? — учитель прожег меня взглядом, и я обреченно потопала к старухе, пытаясь придумать линию поведения.

— Что интересует, деточка? — моему приближению торговка чутко обрадовалась и затрясла перед носом товаром. Даже не смотря на потоки маэн ясно, что все ее безделушки пустышки, и учителю как всегда захотелось надо мной поиздеваться.

— Приворотное колечко — парни не отстанут. Или вот зелье от прыщей — красавицей станешь. А может шнурочек на удачу — пойдешь по улице да денежку найдешь, — продолжала распинаться бабуля. Посмотрела на меня, мнущуюся на месте неудачницу и снизила тон — Или тебе аборт сделать надо?

— Нет, — не выдержала я. Это надо же, какое впечатление произвожу. Я провела глазами по предложенному товару, пытаясь придумать, что может хоть как‑то сойти за полезное.

— Это что? — я ткнула пальцем в простой массивный камень с красноватым оттенком.

— Ах, — бабуля прямо расцвела. — Это камень из самых глубин озера Бесконечности, его омывала слезами сама Прекрасная Русалка. Он приносит удачу в любви и сохраняет теплые отношения в семье, нужно только разогреть его в печи, посыпать солью и опустить в кадушку с водой на три дня. Потом умоешься в этой воде…

И будет мне счастье! Здорово как, бабушка!

Присказку о Прекрасной Русалке я часто слышала от деревенских, но никак не могла найти в книгах полную легенду. Наверное, это что‑то местного масштаба и к озерам Бесконечности, на которых лежит столица Салетты уж точно отношения не имеет.

— Сколько ваш камушек стоит? — вообще‑то у меня денег совсем не было, и я думала насколько этично для меня, как ученицы темного мага, будет попытаться внушить старушке, сделать бедной девочке подарок. Правда я не знала, получиться ли у меня то, что я только в теории и знала. Да и еще и амулет от ментального воздействия нужно обойти. Боюсь, моя попытка прикончит бабушкин рассудок.

— 15 гельв всего, детонька, — старуха буквально впихивала мне в руки камень, не зная что сейчас решается судьба ее разума. Сумма для куска гранита огромнейшая. Эх, была не была. Другой цели посылать меня без денег что‑то купить я у учителя не видела — только тренировка. Деревенские все‑таки согласно договору в ментальном плане, в отличии от физического, неприкосновенны, ни для Лэйра, ни для меня и даже приблудных магов. А наличие амулета — дополнительные сложности для удовлетворительного результата.

Торговка явно что‑то заподозрила и настороженно смотря, стала оттаскивать камень от меня подальше. Я улыбнулась, поблагодарила, положила свою костлявую ручку на ее сморщенную старческую лапу и посмотрела в глаза, филигранно воздействуя на потоки маэн, стараясь не задеть сеть защиты амулета.

— Стой, — старуха затрясла головой, и произнесла короткое защитное заклинание, так что я еле успела ринуться прочь от всколыхнувшихся потоков, опасаясь что‑либо повредить в ее мозгу.

— Надо этот бесполезный булыжник — бери. И уходи пока стражу не позвала, — тон у торговки кардинально изменился. Никакого сюсюканья, только злая настороженность.

Расстраиваться, что ничего не получилось, и меня засекли, я не собиралась. В принципе, так даже лучше, а то я чувствовала, что манипуляции с чужим разумом это не мое. Поэтому еще раз поблагодарив и улыбнувшись — улыбка лучшее оружие идиотки — я развернулась и пошла искать учителя.

С поля зрения темный маг исчез, а зато на меня пялились все, кому не лень, каким‑то мистическим образом вычленив из моей заурядной внешности что‑то подозрительное.

Учитель нашелся на другом конце рынка, увешенный серьезного размера тюком высматривал что‑то в небе. Я на всякий случай тоже голову задрала вверх, но даже облаков не обнаружила. На удивления хорошая погода этой весной.

— Ну, наконец‑то. Что принесла?

Я продемонстрировала камень, из‑за всех сил стараясь казаться невозмутимой. Мне и так бабуля и прогулка по рынку все нервы потрепали, а попытка выпендриться перед учителем тот еще стресс. Булыжник мой был осмотрен со всех сторон и даже потроган.

— Ну и в чем полезность? Это просто камень, если ты не заметила

— Да. Но им можно кого‑нибудь стукнуть, — вроде голос даже не дрожал. Флегматично прозвучало, прямо гордость берет. Немного подумав, я добавила: — И убить.

— Кхм, — на этот раз тщательного осмотра удостоилась я. Хорошо хоть не потрогал. — Принято.

Лэйр Сартер снисходительно (омерзительно снисходительно) кивнул, забрал мой камень и кинул его в мешок. А потом запихнул этот мешок под ближайший лоток. Торговец расписной посудой ничего не заметил, а у меня только глаза на лоб вылезли. Я так и не поняла, каким образом он так глаза всем отвел.

— Потом заберешь, — Сартер щелкнул передо мной пальцами. — Хэй, Тори! Обязательно заберешь.

— Да, учитель.

Будто я что‑то другому могу ответить.

— Пойдем перекусим в самой типичной таверне Дестмирии, чтобы знала что такое.

Самая типичная таверна оказалась совсем рядом. Название у нее тоже было банальней не куда — "Золотой вепрь". Вывеска соответствующая, а здание выглядело надежно и непрезентабельно.

Внутри было также непрезентабельно, и неуютно для такой юной девы как я до жути. Посетители были одного типа — здоровенные вонючие мужики, так что не только я, но и Лэйр Сартер со своим неплохим ростом и достаточно скромным весом выглядел чрезвычайно тщедушно.

Взгляды местного контингента нервировали еще больше чем на рынке. Кажется у меня с непривычки аллергия на такое количество народа.

Мы сели за свободный, обляпанный столик.

— Расслабься моя дорогая, — темный маг буквально излучал доброжелательность. — Ты все‑таки должна уметь вливаться в любое сообщество.

Я с трудом сдержал скептическое хмыканье, и учитель одарил меня очередной снисходительной улыбкой, вызывая привычную волну ненависти.

Впрочем, через полтио я удостоверилась что по крайней мере Лэйр Сартер знал о чем говорил. Пока я хлебала похлебку — достойного конкурента моих первых кулинарных экспериментов — темный маг вливался в сообщество. Качественно и совершенно не прибегая к магии. Представил меня недалекой племянницей, первый раз выбравшейся с хутора в город, рассказал историю своей жизни, включавшую бытность и разбойником, и стражем в городе, и простым купцом, поделился парочкой похабных анекдотов и любовных похождений — и стал душой кампании. Все окружающие меня так раздражали, что почти три тио болтовни учителя я только нахмурившись зыркала в ответ на любой взгляд. Наверное, страшно, раз так шустро отворачивались. В чисто мужском обществе, пусть и страшненьком, мои мысли текли только в направлении стану ли я когда‑нибудь столь же сногсшибательно красивой, как учитель, учитывая, что как маг я вполне хороша, и телом своим управляю неплохо. Изменение внешности было ограниченно строго определенными правилами, вроде не делай себя идеальней или уродливей чем есть, не изменяй изначально природой данные параметры, а только восстанавливай то что было. Вот только кажется все толковые маги эти правила благополучно игнорировали.

Почти чистый воздух и относительная тишина была блаженством. Мы все‑таки выбрались из таверны. Мимо нас прошла стайка что‑то гневно обсуждающих горожан. Лэйр Сартер проводил их взглядом:

— Удачно мы сюда попали. Господа говорили, что, сегодня будут сжигать темного мага, — голос учителя лучился довольством. Он дернул меня за руку, ведя в сторону главной площади.

Вот что я совершенно не хотела делать, так это смотреть на казнь, еще в компании темного мага, да и сама когда я… Тьма, во что я вляпалась.

На площади перед достопримечательным фонтаном успели сложить костер. Как ни странно было пустынно. Часы на ратуше тоскливо пробили полдень.

— Так мало людей, — вырвалось у меня.

Лэйр Сартер недоуменно на меня посмотрел, заставляя, поежится.

— Это же не представление какое‑нибудь, а сейчас не третье тысячелетие. На казнь приходят только те, у кого к конкретно сжигаемому темному магу есть претензии. Или туристы.

Он так спокойно про это говорит.

— А, вот смотри и осужденные. Любопытно, — Сартер прищелкнул языком.

Я всмотрелась в двух арохе, закованных в массивные кандалы и тяжелые антимагические ошейники. Высокий мужчина, типичный хэд по внешности — черные волосы до плеч, бледное лицо, впавшие серые глаза. Одет в грязно — белое шафи (что‑то среднее между халатом и юкатой, по правилам подпоясанное широким кожаным ремнем и несколькими цветными поясами из ткани) на голое тело. Рядом с ним, постоянно спотыкаясь, шла миниатюрная смуглая девушка с рыжеватыми волосами и слегка раскосыми глазами в такой же одежде, некрасиво висевшей на ее исхудалом теле. Парочку окружали крупные мужчины в серо — бордовой форме стражи с белой лентой на голове. Я глянула на структуры осужденных. Мужчина, темный маг, то ли не мог, то ли ни хотел скрывать свои силы. Я впервые видела структуру настоящего мага, но то, что он слаб было очевидно. А девушка… а девушка вообще была светлым магом. Я недоуменно рассматривала ее структуру, но ошибки не было — потоки маэн Света составляли всю ее магическую сторону. Рыжая худышка была чистым светлым магом, тоже не сильным, но талантливым в целительстве.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Хорошо мечтать за книжкой, сидя дома в тепле и уюте привычных вещей. Мечтать оказаться в волшебных мирах, встретить прекрасного темного принца и обрести безграничные возможности. Хорошо в один 12 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Гемоглобинопатии (гемоглобинозы)
  • Гетерохронизм восстановительных процессов и принцип циклирования нагрузки
  • ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ БИЛЕТ №23
  • Виды аккредитивов
  • ГОРЕ УТРАТЫ КАК ПРОЦЕСС. СТАДИИ И ЗАДАЧИ ГОРЯ
  • Гаррингтон Эмерсон 12 страница
  • Гидравлические потери
  • Гармонизированная система описания и кодирования товаров (ГС). Конвенция о ГС.