Гейнрих фон Офтердинген 5 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Гейнрих фон Офтердинген 5 страничка


.

Читать реферат для студентов

сами их видели, и утверждали, что у входа находили кости похищенных и съеденных

людей и животных. Другие говорили, что там живет дух, что несколько раз

показывалась издали странная человеческая фигура, а ночью оттуда доносились

песни.

Старик, видимо, не верил этим рассказам; он со смехом утверждал, что можно, во

всяком случае, спокойно довериться охране рудокопа, потому что чудовища

испугаются его, а что распевающий песни дух, наверное, благодетельное существо.

Многие из любопытства приняли его предложение; Гейнрих тоже пожелал сопровождать

его, и мать сдалась, наконец, на уговоры старика, пообещавшего охранять Гейнриха,

и разрешила ему идти с ним. Купцы тоже присоединились. Набрали длинных лучин для

факелов; часть общества, кроме того, запаслась лестницами, шестами, веревками и

разными предметами для обороны. Так началось паломничество к близким холмам.

Старик шел впереди с Гейнрихом и купцами. Крестьянин привел своего

любознательного сына; тот с радостью взял факел и повел к пещерам. Вечер был

ясный и теплый. Месяц мягко сиял над холмами и вызывал странные грезы. Он сам

казался грезой солнца; он лежал над миром снов, погруженным в самосозерцание, и

возвращал природу с ее бесчисленными гранями к мифическому первобытному времени,

когда каждый зародыш еще покоился в непотревоженном одиночестве и тщетно

стремился развернуть всю темную полноту своего безмерного бытия, В душе Гейнриха

отражалась сказка вечера. У него было чувство, точно мир покоится в нем весь

раскрытый и показывает ему, как дорогому гостю, все свои сокровища и скрытые

красоты. Простое величие окружающего стало ему удивительно понятным. Природа

казалась ему непостижимой лишь потому, что она нагромождает вокруг человека

самое близкое и отрадное, с щедрым обилием разнообразных форм. Слова старика как

бы раскрыли перед ним потайную дверь. Он увидел его маленькую комнату,

расположенную вплотную у стены высокого собора, от каменных плит которого

поднималось великое прошлое, в то время как с купола навстречу прошлому неслось

ясное, радостное будущее в образе золотых ангелочков. Мощные звуки дрожали,

врываясь в серебристое пение, и в широкие двери вступали существа, каждое из

которых высказывало свою внутренную сущность на своем обособленном наречии. Он

удивлялся, что это ясное понимание, уже столь необходимое теперь для его

существования, так долго не открывалось ему. Он обозрел вдруг все свои отношения

к широкому миру вокруг него, почувствовал, чем он сделался благодаря миру, и чем

мир может стать для него, и понял все странные представления и откровения,

которые часто являлись ему при созерцании мира. Рассказ купцов о юноше, который

так неустанно созерцал природу и сделался зятем короля, снова вспомнился ему, и

тысячи других воспоминаний его жизни сами собой потекли, связанные волшебной

нитью. В то время, как Гейнрих предавался размышлениям, общество приблизилось к

пещере. Вход был низкий; старик взял факел и пробрался во внутрь, карабкаясь по

камням. Резкая струя воздуха подула ему в лицо, и старик заявил, что все могут

спокойно следовать за ним. Самые боязливые шли позади и держали наготове оружие.

Гейнрих и купцы следовали за стариком, а мальчик бодро шел рядом с ним. Дорога



вела сначала по довольно узкому ходу, который, однако, вскоре привел в широкую и

высокую пещеру; свет факелов не мог вполне ее осветить, но все же в глубине

можно было различить несколько отверстий, терявшихся в скале. Почва была мягкая

и довольно ровная; стены и потолок были тоже гладкие и довольно правильной формы.

Но общее внимание привлечено было, главным образом, бесчисленным количеством

костей и зубов, лежащих на земле. Многие сохранились в целости, на других были

знаки разложения, а те, которые торчали в разных местах стены, казались

окаменевшими. Большинство из них были необыкновенно большие и крепкие. Старик

обрадовался этим останкам глубокой древности; крестьянам же было не по себе.

Кости казались им явными следами близости хищных зверей, хотя старик ясно

показывал им признаки глубокой древности на костях: он спрашивал их при этом,

заметили ли они опустошение в своих стадах и могут ли они признать эти кости

костями известных им зверей или людей. Старик предложил идти дальше вглубь горы,

но крестьяне сочли более благоразумным выйти из пещеры и ждать у входа его

возвращения. Гейнрих, купцы и мальчик остались со стариком и запаслись веревками

и факелами. Они вскоре попали во вторую пещеру, причем старик не забыл

обозначить проход, из которого они вышли, фигурой, сложенной из костей. Вторая

пещера похожа была на первую и там тоже находились в изобилии останки животных.

Гейнриху сделалось страшно; ему казалось, что он бродит в преддверии подземного

дворца. Небо и жизнь представились ему вдруг бесконечно далекими, а темные

широкие своды показались частью странного подземного царства.

Возможно ли, думал он, что под нашими ногами движется целый мир со своей

обособленной огромной жизнью? Возможно ли, что в недрах земли живут небывалые

существа, и что внутренний огонь темного царства претворяется в гигантские,

мощные духом создания? Могли ли бы эти страшные незнакомцы, выгнанные наружу

Загрузка...

проникающим во внутрь холодом, появиться когда-нибудь среди нас, причем, быть

может, одновременно открылись бы нашим взорам небесные гости, живые, говорящие

силы созвездий над нашими головами? Представляют ли собой эти кости остатки их

устремления вверх, или же это знаки бегства вглубь?

Вдруг старик призвал остальных и показал им свежие следы человеческих ног на

земле. Следы были только одного человека, и старик решил, что можно пойти по ним,

не боясь наткнуться на разбойников. Они только что собрались выполнить свое

намерение, как вдруг, словно под ногами их, далеко из глубины, раздалось пение.

Они очень удивились, но стали внимательно прислушиваться:

"Смейся ночью голубою,

Милых уз земных не рви.

Каждый день перед тобою

Чаша полная любви.

Брызни, Божья влага, брызни,

В небо вознеси мой взгляд.

Опьяненный, в этой жизни

Я стою у райских врат.

В ласке сладостной витая,

Дух мой не страшится зла.

Мне Царица жен святая

Сердце верное дала.

Скорбью долгой и унылой

Прах мой бедный просветлен,

В нем сияет образ милый,

Вечность обещает он.

Как мгновенье, как мечтанье,

Этих дней несчетный ряд.

Но взгляну я в день прощанья

С благодарностью назад".

Все были приятно поражены и загорелись желанием найти певца.

После поисков, они увидели в углу, в правой боковой стене вход вниз, куда вели

следы ног. Вскоре издали как будто мелькнул просвет, который все более

определялся по мере их приближения. Открылась еще одна пещера, более просторная,

чем другие, и в глубине ее они увидели человека, сидевшего за лампой; пред ним

лежала на каменной плите большая книга, которую он читал.

При их появлении он обернулся, поднялся и пошел навстречу. Возраста его никак

нельзя было угадать. Он казался ни молодым, ни старым; время не оставило на нем

никаких следов, кроме серебристых волос, с гладким пробором на лбу. В глазах его

светилась несказанная бодрость, точно он глядел со светлой горы на бесконечную

весну. У него были привязаны к ногам подошвы и вся его одежда, по-видимому,

заключалась в широком плаще, в который он завернулся; плащ этот ясно обрисовывал

его благородный высокий стан. Неожиданное появление пришельцев как будто совсем

не удивило его; он поздоровался с ними, как знакомый; казалось, что он принимает

у себя в доме приглашенных гостей.

- Как хорошо, что вы навестили меня, - сказал он. - Вы первые друзья, которых я

здесь вижу, хотя живу здесь давно. По-видимому, теперь начинают ближе

присматриваться к нашему дивному большому дому.

- Мы не предполагали, - ответил старик, - что встретим здесь столь любезного

хозяина. Нам говорили, что здесь обретаются дикие звери и призраки, и мы самым

приятным образом обмануты в своих ожиданиях. Если же мы помешали вам предаваться

вашим глубоким размышлениям, то простите нас за любопытство.

- Что может быть отраднее, - сказал незнакомец, - чем видеть бодрые, приятные

лица. Не считайте меня нелюдимым только потому, что вы застали меня здесь в

одиночестве. Я не бежал от мира, а только искал места отдохновения, где мог бы

спокойно предаваться моим размышлениям.

- А вы никогда не раскаивались в своем решении? Не бывает разве у вас часов,

когда вам становится жутко и когда сердце ваше жаждет услышать человеческий

голос?

- Теперь этого уже не бывает. Было время в моей молодости, когда горячая

мечтательность побудила меня стать отшельником. Смутные предчувствия занимали

мою юношескую фантазию. Я надеялся вполне утолить жажду моего сердца в уединении.

Источник моей внутренной жизни казался мне неисчерпаемым. Но вскоре я понял, что

нужно в пустыню принести богатый опыт, понял, что пока сердце молодо, оно будет

томиться в одиночестве, и что человек приобретает некоторую самостоятельность

только в общении с другими людьми.

- Я сам полагаю, - ответил старик, - что бывает естественное призвание ко

всякого рода жизни и что, быть может, опытность надвигающейся старости

естественно ведет к отчуждению от общества людей. Общество должно быть

деятельным во имя самосохранения и ради своей пользы. Движущей силой в нем

являются большие надежды или общие цели, так что дети и старики как бы исключены

из его жизни. Детей исключает их беспомощность и их неведение, а стариков

преисполняет надежда видеть цель осуществленной; отделившись от общества, они

хотят углубиться в собственную душу и с достоинством готовиться к высшему

общению. Но у вас, кажется, были еще особые причины, побудившие вас отдалиться

от людей и отказаться от всех удобств общественности. Я полагаю, что все же

иногда ваше душевное напряжение падало, и вам тогда бывало жутко.

- Я действительно испытывал жуткое чувство, но сумел победить его строгой

правильностью жизни. Кроме того, я стараюсь сохранить здоровье при помощи

движения и благодаря этому чувствую себя хорошо. Я хожу каждый день по несколько

часов и наслаждаюсь, насколько только возможно, солнечным светом и воздухом.

Остальное время я провожу здесь и занимаюсь плетением корзинок и резьбой. Мои

товары я обмениваю в далеких деревнях на жизненные припасы. Я также привез с

собой книги, и время пролетает, как мгновение. У меня есть несколько знакомых,

которым известно место моего пребывания, и которые сообщают мне о том, что

делается на свете. Они похоронят меня, когда я умру, и возьмут мои книги.

Он подвел их к своему сиденью близ стены пещеры. На земле лежало несколько книг

и, кроме того, цитра, а на стене висели рыцарские доспехи, по-видимому, очень

драгоценные. Стол сделан был из пяти больших каменных плит, составленных в виде

ящика. На верхней плите высечены были две человеческие фигуры, мужская и женская,

в полный рост; они держали в руках венок из лилий и роз. По бокам была надпись:

"Фридрих и Мария фон-Гогенцолерн вернулись здесь на свою родину".

Пустынник спросил своих гостей, откуда они родом и как попали в эти места. Он

был очень приветлив, говорил открыто и обнаруживал большое знание света.

Старик сказал: - Вижу, что вы были воином; ваши доспехи выдают вас.

- Опасности и переменные судьбы войны, высокое поэтическое воодушевление,

охватывающее войско в походах, вырвали меня из моего юношеского уединения и

определили мою дальнейшую жизнь. Очень возможно, что постоянный шум, множество

событий, в которых я принимал участие, еще более усилили во мне жажду

одиночества: бесчисленные воспоминания составляют очень приятное общество.

Минувшие события становятся все более занимательными по мере того, как меняется

наш взгляд на них, потому что только изменившийся взгляд может раскрыть правду

их соотношений, глубину их сцепления, а также и истинный их смысл. Понимание

того, что происходит с людьми, появляется уже поздно и скорее под влиянием

воспоминаний, чем под более напряженными впечатлениями текущей минуты. Самые

близкие события кажутся лишь слабо связанными между собой, но тем чудеснее

сплетаются они с более далекими. И только, когда есть возможность обозреть целый

ряд происшествий и уже не принимать все непосредственно, но вместе с тем и

произвольно не запутывать их действительное сцепление собственной фантазией,

тогда начинаешь замечать тайное сплетение минувшего и грядущего, тогда начинаешь

строить историю из надежды и воспоминаний. Но только тому, кто ясно помнит все

минувшее, могут открыться простые законы истории. Мы приходим лишь к

несовершенным и затруднительным формулам и рады, когда находим для самих себя

пригодные правила, которые помогают нам справиться с нашей собственной короткой

жизнью. Могу только сказать, что всякое тщательное созерцание жизненных судеб

доставляет глубокое неисчерпаемое наслаждение и более всяких других мыслей

возвышает нас над земными печалями. Юность читает историю только из любопытства,

как занимательную сказку. В зрелом возрасте история становится небесной,

утешающей и поучающей подругой, которая своими мудрыми речами мягко подготовляет

человека к высшей, более широкой жизни и знакомит его с неведомым миром при

посредстве понятных образов. Церковь - обиталище истории и кладбище - ее

символический сад. Историю должны писать только старые благочестивые люди,

собственной истории которых уже наступил конец, так что им остается надеяться

лишь на то, что их пересадят в кладбищенский сад. Их повествование будет не

мрачным и не печальным; напротив того, луч из купола покажет им все в прекрасном

и истинном свете, и святой дух будет носиться над этими странно бушующими водами.

- Как правдива и убедительна ваша речь, - сказал старик. - Конечно, следовало бы

с большим рвением точно записывать все достопримечательное своего времени и

передавать, как благочестивый завет, грядущим поколениям. Есть тысячи более

отдаленных дел, которым посвящают силу и труд, а как раз о самом близком и

важном, о судьбах собственной жизни и жизни наших близких, нашего рода,

некоторую упорядоченность которой мы постигаем в понятии о провидении - об этом

как раз мы менее всего думаем и легкомысленно даем изгладиться следам пережитого

в нашей памяти. Как святыню, более мудрое потомство будет изучать все, что

касается событий минувшего. Даже жизнь отдельного незначительного человека не

будет казаться безразличной, ибо в ней, наверное, так или иначе отражается

великая жизнь его современников.

- Печально только то, - сказал граф Гогенцолерн, - что даже те немногие, которые

записывали деяния и события своего времени, делали это не размышляя и не

старались придать своим наблюдениям цельность и связность; они совершенно

произвольно выбирали и собирали свои сведения. Каждый легко видит по себе, что

он мог бы записать ясно и цельно лишь то, что знает в точности во всех составных

явлениях, во всей последовательности; иначе выйдет не описание, а путанный набор

разрозненных замечаний. Пусть дадут ребенку описать машину или крестьянину -

корабль; из их слов никто не извлечет никакой пользы. Точно так же обстоит дело

с большинством историков; они, быть может, умеют рассказывать и даже чрезмерно

словоохотливы. Но вместе с тем они забывают самое важное, то, что делает историю

историей и объединяет случайное в поучительное целое. Вникая в это, я вижу, что

историк непременно должен быть поэтом; только поэты обладают искусством умело

связывать события. В их рассказах и вымыслах я с тихой радостью подмечал тонкое

проникновение в таинственную сущность жизни. В их сказках больше правды, чем в

ученых летописях. Хотя их герои и судьбы их выдуманы, но все же смысл выдумок

правдивый и жизненный. Для нашего наслаждения и назидания в сущности безразлично,

действительно ли жили или не жили те, чья жизнь отражает нашу собственную. Мы

требуем, чтобы нам показали великую, простую душу современности, и если наше

желание исполнено, то нам нет дела до случайного существования внешних обликов.

- Я тоже, - сказал старик, - всегда любил поэтов по той же причине. Жизнь и мир

стали для меня более ясными и действительными через их посредство. Мне казалось,

что они, наверное, в дружбе с духами света, пронизывающими все существа и

набрасывающими на все своеобразный, нежно окрашенный покров. При звуке их песен

моя собственная душа легко раскрывалась; казалось, она может свободнее двигаться,

радоваться своим желаниям, переживать тысячи очаровательных ощущений.

- Жили ли в ваших местах какие-нибудь поэты? Дала ли вам судьба такое счастье? -

спросил отшельник.

- Бывало иногда, что у нас жили поэты, но они любили путешествовать и большей

частью не долго у нас оставались. Впоследствие я встречал поэтов во время моих

странствований по Иллирии, по Саксонии и Швеции, и о них у меня сохранились

самые светлые воспоминания.

- Так вы, значит, далеко ездили и, наверное, видели много достопримечательного.

- Наше дело такое, что почти по необходимости приходится много где бывать.

Рудокопа гонит с места на место как бы подземное пламя. Одна гора отсылает его к

другой. Ему открывается бесконечно многое, и всю свою жизнь он учится той

своеобразной архитектуре, которая создала и выровняла почву под нашими ногами.

Наше мастерство старинное и широко распространенное. Оно, быть может, пришло с

востока вместе с солнцем и направилось, как весь род человеческий, на запад, а

также от средины к окраинам. Ему приходилось всюду бороться с разными

трудностями, и так как всегда потребность ведет человеческий дух к полезным

открытиям, то и рудокоп увеличивает всюду свое понимание и свое уменье и

обогащает родину своим опытом.

- Вы точно астрологи на изнанку, - сказал отшельник. - Как те, не отводя глаз,

созерцают небо и блуждают по его необозримым пространствам, так вы устремляете

взор на поверхность земли и постигаете ее строение. Они изучают силы и влияние

звезд, а вы исследуете свойства утесов и гор и разнообразные влияния земляных и

каменных пластов. Для них небо - книга будущего, вам же земля являет памятники

самой глубокой древности.

- Это сопоставление не лишено смысла, - с улыбкой сказал старик. Сияющие пророки

играют, быть может, главную роль в древней истории чудесного строения земли;

быть может, со временем их лучше узнают и объяснят из их творений, а творения их

из них самих. Быть может, великие горные цепи являют следы их прежних путей;

быть может, они хотели сами себя питать и следовать по небу собственным путем.

Некоторые смело поднялись, чтобы тоже сделаться звездами, и зато они лишены

прекрасного зеленого одеяния более низких мест. Они за это ничего не получили,

кроме того, что помогают своим отцам устанавливать погоду, и того, что они стали

пророками для долин, то охраняя их, то наводняя бурями.

- С тех пор, как я живу в этой пещере, - продолжал пустынник, - я научился

больше размышлять о старине. Нельзя выразить, до чего это увлекательно, и я могу

себе представить, как рудокоп должен любить свое дело. Глядя на странные старые

кости, которых здесь такое огромное количество, я переношусь мыслью в то дикое

время, когда эти неведомые огромные животные врывались толпами сюда в пещеры,

быть может, охваченные страхом, и здесь находили смерть; а потом я думаю о тех

временах, когда эти пещеры срослись, когда бесконечные потоки покрыли землю, и я

кажусь самому себе мечтой о будущем, сыном вечного мира. Как спокойна и

миролюбива, как кротка теперь природа в сравнении с теми временами исполинского

насилия. Самые страшные бури, самые ужасающие землетрясения наших дней лишь

слабый отзвук тех страшных родовых мук. Быть может, даже животный и растительный

мир, быть может, и тогдашние люди, если они существовали на отдельных островках

в этом океане, имели другое, более крепкое и более грубое сложение; во всяком

случае, не следовало бы считать выдумками сказания о племени великанов.

- Отрадно, - сказал старик, - отмечать постепенное успокоение природы.

Образовалось шаг за шагом более тесное единение, более мирное общение, взаимная

поддержка и оживление, так что мы можем ожидать все лучших и лучших времен.

Возможно, конечно, что от времени до времени проявится еще старое брожение и,

несомненно, предстоит еще несколько страшных сотрясений, но все же чувствуется

мощное стремление к свободному, мирному строю, и каждое сотрясение будет

свершаться в таком духе и приближать к великой цели. Возможно, что природа уже

не так плодородна, как прежде, что теперь уже не зарождаются металлы и

драгоценные камни, не появляются новые горы и скалы, что растения и животные уже

не достигают прежней изумительной величины и прежней силы; но по мере того, как

истощалась производительность природы, увеличивались ее созидающие,

облагораживающие и общительные силы; ее душа становилась более чуткой и нежной,

ее фантазия более богатой и творческой, ее рука более легкой и искусной. Природа

приближается к человеку, и если прежде она была диким утесом, то теперь

сделалась тихо развивающимся растением, безмолвной человеческой художницей. Да и

зачем было бы умножать сокровища, избытка которых хватит на неисчислимые времена?

Как мало пространство, по которому я прошел, и какие бесчисленные богатства я

сразу увидел на нем, пользоваться которыми уже дано будет потомству. Сколько

богатств таят горы на севере, сколько нашел я их в моем отечестве, в Венгрии, у

подошвы Карпатских гор, в скалистых долинах Тироля, Австрии и Баварии. Я был бы

богатым человеком, если бы смог взять с собой все, что мне стоило только поднять

с земли, отломать. Во многих местах я точно попадал в волшебный сад. То, что я

видел, было искусно составлено из прекрасных металлов. На прелестных завитках и

на ветвях из серебра висели сверкающие, красные, как рубин, прозрачные плоды, и

тяжелые деревца стояли на хрустальных подножках неподражаемой работы. Трудно

было верить своим глазам, озираясь в этих волшебных местах, и хотелось без

устали бродить по дивным пустыням и восхищаться их сокровищами. Во время моего

теперешнего путешествия я тоже видел много диковинок, а в других странах земля,

наверное, такая же плодородная и щедрая.

- Если вспомнить, - сказал незнакомец, - о сокровищах, имеющихся на востоке, то

в этом нет никакого сомнения; точно так же дальняя Индия, Африка и Испания

известны были уже в древности богатствами своей почвы. На войне люди, конечно,

не вглядываются в расщелины гор; но все же я иногда обращал внимание на

сверкающие полосы, которые, точно странные почки, предвещают неожиданные цветы и

плоды. Я и не представлял себе, когда проходил, радуясь сиянью солнца, мимо этих

темных жилищ, что закончу свою жизнь в недрах горы. Моя любовь гордо уносила

меня в высь и я надеялся, что когда-нибудь усну на веки в ее объятиях. Война

кончилась, и я вернулся домой в радостном ожидании благодатной осени. Но дух

войны сделался властителем моей судьбы. Моя Мария родила мне на востоке двух

детей. Они были радостью нашей жизни. Морское плавание и резкий западный воздух

расстроили их здоровье. Я похоронил их вскоре после того, как вернулся в Европу.

Горестно повез я мою безутешную жену на родину. Тихая скорбь подточила ее жизнь,

Во время путешествия, которое мне пришлось предпринять вскоре после того, она

внезапно тихо умерла на моих руках. Здесь, по близости от этой пещеры, кончилось

наше земное странствование. Мое решение созрело сразу. Я нашел, чего никогда не

ожидал; божественное внушение озарило меня, и с того дня, как я ее здесь сам

похоронил, неземная рука сняла всю скорбь с моего сердца. Гробницу я воздвиг

потом. Часто событие кажется свершившимся, когда оно собственно только что

начинается; это произошло и в моей жизни. Да ниспошлет вам всем Господь

счастливую старость и такое спокойствие души, как у меня.

Гейнрих и купцы внимательно слушали его, и Гейнрих в особенности почувствовал,

как в его отзывчивой душе раскрываются новые силы. Некоторые слова, некоторые

мысли падали, как животворящая пыль, в его душу и быстро поднимали его из

тесного круга его юности на высоту мира. Точно на долгие годы назад отодвинулись

от него только что пережитые часы, и ему казалось, что он никогда иначе не думал

и не чувствовал.

Отшельник показал им свои книги. Это были старые летописи и стихи. Гейнрих стал.

перелистывать большие красивые фолианты; короткие строчки стихов, заглавия,

отдельные места и прекрасные картины, которые, словно воплощенные в образы слова,

приходили на помощь воображению читателя, сильно возбуждали его любопытство.

Отшельник это заметил и объяснил ему содержание странных картин. На них

изображены были самые разнообразные события: битвы, погребения, свадьбы,

кораблекрушения, пещеры и дворцы, Короли, герои, священники, старики и юноши,

люди в чужеземных одеждах и странные животные появлялись в разных сочетаниях.

Гейнрих не мог наглядеться на них, и ему ничего так не хотелось, как остаться у

отшельника, неотразимо привлекавшего его, и слушать его объяснения книг. Старик

спросил, нет ли еще других пещер, и отшельник сказал ему, что есть еще несколько

очень больших по близости, и предложил повести его туда. Старик охотно

согласился; отшельник, видя, что его книги так нравятся Гейнриху, предложил ему

остаться и продолжать читать. Гейнрих с радостью согласился, искренно

поблагодарив отшельника. Он стал с бесконечным наслаждением перелистывать книги.

Наконец, ему в руки попалась книга, написанная на чужом языке, несколько похожим

на латинский и на итальянский. Ему страстно захотелось знать этот язык, так как

книга ему очень понравилась, несмотря на то, что он ни слова не понимал в ней.

Книга не имела заглавия, но он нашел в ней несколько картинок; они показались

ему удивительно знакомыми. Продолжая разглядывать их, он открыл свое собственное

изображение среди других фигур. Он испугался, не поверил своим глазам, но,

продолжая глядеть, уже не мог более сомневаться в полном сходстве. Он прямо не

поверил себе, когда вскоре увидел на другой картине пещеру, отшельника и старика

подле себя. Постепенно он нашел на других картинах восточную женщину, своих

родителей, тюрингенского ландграфа и ландграфиню, своего друга, придворного

капеллана, и много других знакомых; но одежда на них была другая, и они точно

были людьми другого времени. Множество других фигур он не знал по имени, но все

же они казались ему знакомыми. Свое изображение он увидел в различных видах. К

концу он нашел себя представленным более высоким и более благородной осанки. В

руках у него была гитара, и ландграфиня передавала ему венок. Он увидел себя при

императорском дворе, на корабле, обнимающим стройную красивую девушку, в бою с

дикими на вид людьми, и в дружеской беседе с сарацинами и маврами. Рядом с ним

часто появлялся человек с серьезным лицом. Он чувствовал глубокое благоговение


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Гейнрих фон Офтердинген 5 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • ГИПОТЕЗА О ПОВРЕЖДЕННОЙ ИЛИ РАЗОРВАННОЙ МЫШЦЕ
  • Структура религии
  • ДӘРІС. Кәсіпке баулу оқытушыларының кәсіби жеке тұлғалық сапасы және оны жетілдірудің жолдары.
  • Передача информации в ЦНС об интенсивности растягивания.
  • ОПУХОЛИ И ОПУХОЛЕПОДОБНЫЕ ПОРАЖЕНИЯ ФИБРОЗНОЙ ТКАНИ
  • Околохристианские или неохристианские;
  • Твердый в вере.
  • V. А К Р О Б А Т И Ч Е С К И Е У П Р А Ж Н Е Н И Я