Метро 2033: Последнее убежище 11 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Метро 2033: Последнее убежище 11 страничка


.

Читать реферат для студентов

Тем временем у Галины родилась дочь, назвали — Надеждой. Это был чудненький, маленький ребеночек, лучик света в сгущающейся тьме.

Но радость была недолгой. Через полтора года Галина снова вышла на работу и, отправившись в одну из горячих точек на Кавказе, не вернулась из поездки. Сначала она числилась среди пропавших без вести, но вскоре ее тело вместе с телами всей пропавшей группы журналистов нашли в одном из отбитых у боевиков кишлаке. Горю не было предела. Сказалось и на работе. Аристарх стал рассеянным, лекции читал вяло, начал часто болеть. В итоге ему предложили выйти на пенсию и закончить преподавательскую деятельность.

Связь с зятем он почти не поддерживал: все время приходилось следить и ухаживать за Любой, которой становилось все хуже. В какой-то момент жена перестала узнавать Аристарха. Несмотря на получение двух пенсионных выплат, своей и жены, денег все равно не хватало: дорогие лекарства, поддерживающие жизнь в теле Любы, съедали весь семейный доход за считанные недели.

Ту ночь Аристарх помнил очень четко.

Ему снились Черное море и жена, сидящая рядом на песке. Снова Молодая, ослепительно красивая, пышущая здоровьем. Дети опять были маленькие. Они бегали по мелководью и весело плескались в набегающих на берег волнах. Было очень весело и легко. Жена много смеялась и ласково держала его за руку.

— Я всегда буду рядом, — тихо сказала она, заглядывая ему прямо в глаза. — Буду ждать тебя здесь, мой дорогой, любимый муж. Здесь, вместе с нашими замечательными детками. У нас все будет хорошо.

Люба ослепительно улыбалась, и ее улыбка наполняла Аристарха такой бесконечной нежностью, что у него непроизвольно выступали слезы.

— Папа, папа! — закричали дети, бросаясь ему на шею и опрокидывая на спину. — Ты самый лучший! Ты наш единственный, любимый! Мы будем всегда вместе!

— Но почему вы будете ждать меня? — хотел спросить Аристарх. — Я же здесь, с вами, я никуда не ухожу.

Но в этот момент Арси открыл глаза. Он лежал в своей темной, тихой квартире. За окном, плотно занавешенным шторами, только начинал пробиваться рассвет. «Теперь я остался один», — как-то сразу понял Аристарх. Прислушавшись, он не различил тихого, прерывающегося дыхания жены. Поднявшись с дивана, на котором спал, Арси подошел к постели Любы и, присев на краешек, взял ее безжизненную руку, зажав между своих ладоней. Жена уже не дышала.

— Я люблю тебя, — одними губами прошептал он. — Прощай!

Против ожидания, глаза его оставались сухими. Он знал, что там, на берегу моря, его ждут и любят.

Так он и просидел до утра, удерживая холодеющую руку жены в своих руках. И только утром вызвал «скорую».

* * *

После этого жизнь для Аристарха потеряла какой-либо интерес, и он запил. Пил много и подолгу, чтобы день прошел быстрее, а ночью, если он видел сны, то снова оказывался на берегу теплого моря вместе с женой и детьми.

Иногда Аристарх приглашал дворовых собутыльников к себе домой, но чаще — пил во дворе, за столом для игры в домино, где собирались все местные забулдыги. Именно там, на лавке, после очередного пьяного загула, он и был разбужен ревом сигнальных сирен пожарной машины. Вокруг суетился народ. Кто-то хватал его за руки, кто-то кричал что-то прямо в лицо. Он не понимал, что происходит. А потом увидел.



Его квартира горела. Языки пламени вырывались из окон, облизывая окружающие стены и оставляя на них черные следы копоти. Аристарх сидел на лавке и без эмоций смотрел на пожар. Огонь не просто пожирал вещи в квартире, он уничтожал все следы Любы, Ванечки и Галки, оставленные в этом мире. Что-то лопнуло внутри Аристарха, и он как был, в шлепанцах, тренировочных штанах и футболке, поднялся с лавки и побрел в неизвестном направлении.

На следующий день Арси вернулся в квартиру. Походил по сильно выгоревшим комнатам, покопался среди испорченных вещей. Нашел чудом уцелевшую рубашку, брюки и слегка оплавленные резиновые сапоги, переоделся. Порывшись среди практически полностью сгоревших книжных полок, нашел альбом с несколькими уцелевшими фотографиями: он с женой во время свадебной церемонии. Только что родившаяся Галка. Она же — рядом с новорожденным Ванечкой.

Прижав альбом к груди, он вышел из квартиры и больше туда не возвращался. Встретившиеся по дороге соседи охали и жалели погорельца. Спрашивали, что он теперь думает делать? Но Аристарх не реагировал на вопросы, молча проходя мимо.

Доехав до зятя, он позвонил в дверь. Открыла незнакомая девушка.

— Вам чего?! — Возмущенным тоном спросила она, оглядев неопрятного незнакомца с головы до ног.

— Мне бы поговорить с Антоном Львовичем, — опуская глаза, тихо ответил Аристарх.

— А вы кто будете?!

— Я тесть его бывший. — Не поднимая глаз и отчего-то смущаясь, ответил Арси. — Петров, Аристарх Семенович.

— Антон, к тебе пришли! — крикнула девушка куда-то в глубь квартиры.

Разговор с бывшим зятем оказался недолгим. Антон выслушал рассказ Аристарха, посочувствовал, но предложить какую-либо помощь было не в его силах. Единственное, что он смог сделать, это накормить старика ужином (чему была крайне не рада новая жена), а потом, подарив какой-то старый овечий полушубок, шапку-ушанку и две тысячи рублей, извинился и выставил старика за дверь в темноту наступающей ночи. С внучкой так и не удалось увидеться, она в это время была на даче у своей новой бабушки.

Загрузка...

Аристарх вышел из подъезда, несмотря на окружающий его летний зной, натянул на себя подаренный полушубок и поплелся, как говорится, куда глаза глядят…

* * *

Что такое боль от удара или падения? Так, мимолетная неприятность…

Арси зашипел, поморщился и начал подниматься.

Получив свободу передвижения, он осмотрелся, понял, что пройти обратно в метро здесь не получится, и поплелся на улицу, попытать счастье с другого входа.

Выйдя в город, Аристарх решил, так сказать, воспользоваться моментом и пополнить запасы провианта. На Таганской улице располагалось некоторое количество кафе, что в теории означало возможность, обойдя мусорные контейнеры, расположенные в округе, найти что-нибудь съедобное. Увы, пошарив по контейнерам, стоящим вдоль дороги, он не нашел ничего, чем можно было бы перекусить, и свернул во дворы, чтобы проверить установленные у подъездов урны.

Таким образом, копаясь в приглянувшихся контейнерах, Арси оказался в 5-м Котельническом переулке, возле дома № 13, где обнаружил у подъезда полную свежевыброшенного мусора урну. Разжившись половиной заплесневелого батона белого хлеба, остатками просроченной докторской и завернутыми в пакет останками сушеной рыбы, старик присел на лавочку. В животе громогласно урчало.

Именно в этот момент к дому на большой скорости подкатил военный грузовик, завизжав тормозами у приоткрытых ворот со звездами, располагавшихся недалеко от лавки, на которой сидел Аристарх.

Следом за первым грузовиком появился второй и третий, все — полные солдат, которые спрыгивали из кузова автомобиля еще до полной его остановки. Когда из кабины остановившегося грузовика вышел очередной военный, видимо, главный (Аристарх не видел с такого расстояния его знаки отличия), солдаты уже выстроились перед воротами.

Арси, так как ему некуда было спешить, решил остаться и посмотреть, что происходит. Командир подошел к воротам, и, поковырявшись ключом в навесном замке, потянул одну из створок на себя. Та, издав протестующий стон давно не смазываемых ржавых петель, поддалась и полностью открылась. Отворив вторую створку, командир развернулся к застывшему по стойке «смирно» взводу.

— Разнарядка на сегодня: оперативно разгрузить все подходящие к зданию грузовики, распределив запасы на складе, согласно озвученной ранее схеме! — Командир прохаживался вдоль построившихся солдат, заложив руки за спину. — Взвод! Разбиться на условленные группы!

Солдаты изменили построение, разделившись на три небольших отряда.

— Кунаков и Галкин, выйти из строя! — рявкнул командир.

Два солдата, стоящие первыми в своих группах, шагнули вперед.

— Вы назначаетесь ответственными за работу подотчетных групп. Схемы расположения запасов вами получены. Принимайте командование и следуйте полученным инструкциям!

— Есть следовать полученным инструкциям! — в один голос ответили солдаты.

Один из них развернулся к своему отряду и, скомандовав: «Налево! Следом за мной, бегом марш!», скрылся за воротами. Следом за первым последовал второй отряд.

Командир, оставшийся на улице, распределил третий отряд цепочкой, начиная от кузова грузовика и заканчивая где-то за воротами. После этого началась разгрузка. Солдат, находящийся в кузове, выбрасывал различные коробки стоящему рядом с машиной, тот передавал их следующему и таким образом, перекочевывая из рук в руки, коробки отправлялись за ворота.

От нечего делать Аристарх сидел и смотрел на работу военных. Разгруженные машины отъезжали, а им на смену прибывали все новые. Казалось, этому процессу не будет конца. На улице постепенно смеркалось, наступал вечер, а работа все кипела. Ни перерывов на обед, ни отдыха, только монотонная разгрузка каких-то ящиков и коробок. Арси несколько раз уходил, но возвращаясь, видел туже самую картину бесконечного движения коробок из кузова очередного грузовика куда-то за ворота дома.

Наконец, поздним вечером, освободив очередной кузов машины от коробок, командир снова построил батальон вдоль ворот и, сообщив, что завтра они продолжат, дал команду грузиться по машинам, предварительно оставив двух солдат для охраны вверенного объекта.

Когда грузовики скрылись за поворотом улицы, солдаты еще некоторое время стояли на означенных постах, а потом скрылись на внутреннем дворе. Аристарх поднялся, и, надеясь найти что-нибудь съестное, поковылял в сторону ворот. Идти было сложно, левая нога снова не слушалась. Подойдя к воротам, он потянул на себя одну из створок, и та поддалась.

Оказавшись на внутреннем дворе, Аристарх осмотрелся. Бойцов нигде не было видно. С торца здания, располагавшегося здесь, находилась дверь, ведущая в подвал. Видимо, там и скрылись назначенные охранники. Арси дохромал до нее и, снова осмотревшись, потянул ручку подвала на себя. Дверь оказалась не заперта. Оставив ее в покое, Аристарх закопался в куче набросанных рядом пустых коробок. Вскоре дверь подвала отворилась, и на пороге снова появились охранники.

— Петя, время ограничено, так что терять его не стоит. У метро есть круглосуточный магаз, дуй за водкой, я посмотрю за объектом.

Солдаты прошагали мимо Аристарха, не заметив его. Выйдя за ворота, они разошлись. Один побежал в магазин, второй закурил у ворот. Выждав пару минут, Арси вылез из-под коробок и доковылял до входа в подвальное помещение.

Заглянув внутрь, он обнаружил ступеньки, уводящие куда-то вниз — будто лестница пожарного хода в обычной многоэтажке. Не испытывая более судьбу, Арси спустился по лестнице. Ковылять пришлось долго, отсчитав пятнадцать этажей, старик сбился. Нога ныла, и ему несколько раз приходилось останавливаться, чтобы отдохнуть. Когда ступени закончились, он попал в довольно узкий коридор, справа и слева от которого располагались комнаты, заставленные теми самыми коробками, что целый день разгружали солдаты.

Аристарх свернул в ближайшую комнату, изучая содержимое коробок. Все они оказались заполненными пакетами с сухим молоком. Арси догадался, что находится на неком, скорее всего, военном складе и решил пройти дальше: возможно, здесь получится спрятаться от охранников и чем-нибудь поживиться? Отправившись дальше по коридору, старик с удивлением обнаружил ступени, ведущие еще глубже, а затем и еще. Устав бродить по подземным коридорам и комнатам, он нашел подходящее место для сна в одной из комнат, заставленных коробками с тушенкой. Там и остался.

Следующие несколько дней Арси прятался от снующих туда-сюда солдат, распределяющих все новые коробки, а ночами изучал их содержимое и расположение помещений. Он подобрал себе новую одежду, нашел открывалку для консервных банок и вилку, а в одну из ночей, как всегда прислушиваясь к каждому шороху, чтобы не попасться возможным охранникам, отправился бродить по туннелям и нашел выход в метро. Тот находился за дверью, запертой на засов с его стороны, открыв который, Арси увидел рельсы. Не решившись покинуть облюбованный склад, он снова закрыл дверь на засов и отправился в обратный путь, стараясь запомнить дорогу.

А потом случилось это.

* * *

Работа шла полным ходом. Военные, как и в предыдущие дни, таскали коробки, распределяя их по каким-то только им известным схемам, как вдруг послышался низкий гул, и земля содрогнулась. С потолка посыпалась штукатурка, пол заходил ходуном, и некоторые коробки попадали на землю. Солдаты, прекратив работу, бросились к выходу. Аристарху тоже стало интересно, что происходит на поверхности, и он двинул вслед за ними. Однако на подходах к верхнему уровню подземелья тряхнуло с такой силой, что старик не устоял на ногах и упал на лестницу. Благо Аристарх поднялся только на пару ступеней и, быстро скатившись, не успел заработать себе очередной перелом. Его лишь обдало горячим ветром.

В следующее мгновение где-то выше раздался звук, похожий на тот, что издают две объемные металлические плиты при столкновении друг с другом. И все посторонние звуки, доносящиеся с улицы, пропали. Их как отрезало. Аристарх так и сидел на земле, когда сверху спустились три солдата в противогазах.

— А ты еще кто такой? — спросил один их них, снимая противогаз.

— Да я тут это… — прохрипел Арси в ответ.

— Ну, мужик, ты и счастливчик! — второй военный тоже снял противогаз.

— Молодые люди, что там произошло? — задал вопрос Аристарх.

— Все, мужик, нет больше «там»! Теперь есть только «здесь». — Третий человек, одной рукой снимая противогаз, второй похлопал старика по плечу и продолжил спускаться вниз.

— Товарищ старшина, — опомнился первый военный, — ведь гражданский на режимном объекте… Что будем делать?

— Нет больше режимных объектов, Егоров, — старшина, не оглядываясь, спускался по лестнице. — Теперь это наш новый дом. А мы — единственные выжившие здесь. Пусти его.

И Арси остался жить на складе. Позже он узнал, что город попал под ядерную бомбардировку, и выжить смогли только люди, по случайному стечению обстоятельств оказавшиеся в метро. Со временем старик завел привычку сидеть в перегоне между Таганской и Курской, куда выходила дверь склада, одаривая проходящих мимо людей, находящихся совсем уж в бедственном положении, едой и одеждой.

Именно там он и повстречал бывшего мужа своей дочери. Антон плелся среди понуро бредущей толпы людей, придерживая за руку девочку лет восьми-девяти.

— Антон Львович! — позвал Аристарх. — Антон!

Антон не сразу обратил внимание на сидящего у стены старика.

— Аристарх?! — Поморгав, спросил он. — Аристарх Семенович?!

Антон подвел девочку к старику.

— Папа, кто этот дядя? — пролепетала девочка. — Я его боюсь!

— Не бойся, милая, — Антон взял девочку на руки, — это твой дедушка, папа твоей мамы.

— Веры? — Не понимая, спросила та.

— Нет, дорогая, настоящей мамы, Гали…

Оказалось, что во время бомбардировки Антон с Наденькой возвращались с дачи и как раз находились в метро, что и спасло им жизнь. Что случилось с Верой, остается только догадываться. Она ждала дачников дома.

— Ты прости меня, Аристарх Семенович, — склонил голову Антон.

— За что это? — не понял Арси.

— Ну, что не смог тогда…

— Помоги мне подняться, — закашлялся Аристарх. — Мне надо кое-что тебе показать.

С помощью поддерживающего его Антона он, ковыляя и постоянно кашляя, доплелся до незаметного входа в хранилище.

— Хочу, чтобы у Наденьки было будущее, — прохрипел Арси. — Это мой подарок.

Старик отворил дверь и пригласил внутрь первых за все время сторонних посетителей.

* * *

А ночью он снова был на берегу моря и, овеваемый теплым ветерком, стоял в набегающих на берег волнах. Солнце, садящееся за горизонт и бросающее последние лучи на землю, светило старику прямо в лицо, мешая рассмотреть приближающиеся силуэты. Но он и так знал, кто это.

Первыми к Аристарху подбежали дети, запрыгали вокруг, щебеча:

— Папа! Папа! Мы скучали!

— Я тоже!

Подняв на руки Ванечку и обняв за плечи вставшую рядом Галку, он добавил:

— Очень скучал!

Подошла Люба, снова молодая и красивая. При взгляде на нее у Аристарха, как всегда, учащенно забилось сердце.

— Мы долго тебя ждали, — тихо сказала жена, обнимая его и детей. — Ты уже готов остаться с нами?

— Да! — твердо ответил Аристарх. — Теперь я готов!

Все так же, не разнимая рук, счастливая семья молча наблюдала за садящимся в море солнцем. На душе Аристарха было легко: рядом были самые дорогие для него люди, и он знал, что больше уже никогда с ними не расстанется.

Руслан Кляузов

МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ

Он огляделся вокруг и не увидел ничего другого, кроме себя самого.

Тогда он для начала воскликнул: «Я есть!»

Потом он испугался;

ибо страшно человеку, если он один.

Брихадараньяка-Упанишад

Если движешься в том направлении,

в котором растет твой страх,

значит, ты на правильном пути.

Милорад Павич

Помедлив, Тихон нырнул в темную чащу леса.

Раздвигая густой колючий кустарник, прижимаясь к шершавым стволам деревьев, он мало-помалу начал продвигаться вперед. Вокруг царила мертвая тишина. Дремали не только леса и перелески, как могло показаться поначалу, но и небольшие речки с пресной водой, и покрытые снежными шапками скалистые горы, и пустоши, раскинувшиеся на десятки километров. Лишь легкая поземка, которую гнал по свежей корочке наста ветер, едва слышно шуршала где-то на периферии слуха.

Тихон спешно перебирал ногами, ружье за спиной моталось, больно ударяя прикладом о спину. Осилив еще с десяток шагов, старик оглянулся. Погони не наблюдалось, но одна мысль о ней гнала вперед. Гнев древних лесов был страшен, и он успел в этом убедиться. Раз Тихон уже встретился с хозяевами этих мест и о новой встрече не мечтал.

Вдали что-то зашуршало. Старик сорвал со спины ружье и повел стволом из стороны в сторону. Из зарослей сверкнула пара голодных глаз… Еще одна. Деревья расступились, выпуская коренных обитателей здешних мест.

Мускулистое тело, черная с проседью шерсть, выпяченная вперед широкая грудь, налитые кровью глаза, поджатые уши, маленький хвост… Оскалив зубы, выбравшиеся из лесной чащи волколаки стремительно приближались к старику. Тот, не дожидаясь атаки, выпалил из ружья. Отброшенный свинцовым потоком зверь жалобно заскулил и провалился в снег. Позади раздалось злобное рычание сразу нескольких хищников. И все же волколаки не спешили атаковать — выпустив вперед самого сильного и свирепого охотника, остальные наблюдали за дальнейшим со стороны, постепенно окружая жертву.

Вожак, легко перепрыгнув через поваленную сосну, вздыбил холку и наградил человека мощным ударом когтистой лапы. Тихон завопил и покатился с пригорка. Хищник не заставил себя долго ждать: стоило старику вновь показаться из снега, как волколак в несколько прыжков нагнал его и приготовился к новому удару. Но, кажется, судьба оказалась к Тихону более благосклонна, чем он предполагал: волколак, взвизгнув от неожиданности, вдруг глубоко провалился в снег. Схватившись за ружье, старик прицелился и нажал на спусковой крючок. Сухой щелчок. Еще один… Тихон, отчаянно ругаясь, безрезультатно пытался привести оружие в действие. Тем временем волколак, уже выбравшись из снега, встрепенулся и снова кинулся на жертву, сбивая ее с ног. Оба утонули в сугробе. Подминая под собой Тихона, волколак пытался достать до человека огромными острыми зубами и не менее внушительными по размеру когтями, но тот упорно сопротивлялся, распирая челюсти хищника стволом ружья. А потом по чаще разнесся грохот, заглушая собой все остальные звуки.

Отбросив обмякшее тело мутанта обагренными кровью руками, Тихон лихорадочно заозирался в поисках укрытия. Взгляд зацепился только за торчавшие наружу корни какого-то дерева. Тут сзади на старика навалилось нечто таких размеров, что у того потемнело в глазах. Новый волколак схватил Тихона за одежду и принялся нещадно трепать. Старик, словно марионетка, плясал в воздухе.

Фыркнув, волколак наконец отбросил человека в сторону. Больно ударившись спиной обо что-то твердое, старик кубарем покатился напрямик в корявые лапы обезображенных радиацией корней. Те оградили его со всех сторон, будто приковали к холодной земле, не подпуская хищников. На миг Тихону показалось, что они обладают собственной волей. Тут же сбоку на старика обрушилась череда ударов: звери пытались пробиться к жертве. Волколаки сдирали кору, вгрызались в корни, превращая их в труху, рычали и выли, но осознав, что все их попытки тщетны, вскоре бросили это занятие и затихли.

* * *

Спустя какое-то время Тихону удалось выбраться из клетки корней и убедиться, что твари убрались восвояси. В память о себе они оставили старику пару ссадин и синяков, десятки царапин и глубокие борозды от четырех когтей на боку. Тихон торопливо ободрал со ствола ближайшей сосны немного сухого мха, откинул полы дохи, задрал колючий свитер и сшитую из грубого льна пестрядинную рубашку, пропитавшуюся алым, и приложил к ране. А потом, немного переведя дух, отправился дальше — навстречу неизвестности.

Казалось, старик бесцельно блуждал по окрестностям, но так только казалось. Цель у Тихона была, и он с каждым шагом все ближе и ближе подбирался к ней. К своей мечте.

Дорога впереди то стелилась ровной прямой полосой, то игриво ныряла в ложбины, изредка взбиралась на холмы, а порой и вовсе выгибалась дугой. Присмотревшись, можно было заметить едва различимые на белом пологе снежные гривы и барханы. Ветер, холодный и резкий, дул отовсюду, закрывая все вокруг белой пеленой. Скользя по ровному снежному покрывалу, первые лучи восходящего солнца вспыхивали целыми мириадами ослепительно ярких искр. Желто-оранжевый диск медленно поднимался из-за рваных облаков, застилавших весь небосвод, будто боялся обжечь их, и постепенно заливал пустыню ярким светом зари. Солнечный поток, прорезав тела хмурых туч, падал на землю, призывая просыпаться мертвенно-белый мир, который видел свой последний сон.

Вскоре Тихон выбрался на запорошенную снегом автостраду.

Маневрируя между опустевшими остовами машин, колоннами протянувшимися по всей дороге, он медленно приближался к скоплению небольших ветхих построек. Ближе к полудню старик скатился с пологой насыпи и побрел вдоль извилистой дороги. Чем дальше он шел, тем хуже угадывался его силуэт в лучах яркого солнца. Через минуту о присутствии человека напоминала лишь протоптанная среди сугробов тропинка, но вскоре и она скрылась из виду под пушистым снежным одеялом.

Тихон стоял напротив широкой полоски реки, начало и конец которой терялись где-то вдали. Ледяная вода штурмовала берега, вгрызалась в насыпи, шипела пеной, несла по течению покрытые снегом небольшие островки. Бегущие подо льдом струи мутной воды то ныряли куда-то вглубь, то вновь оказывались на поверхности, разбегаясь по сторонам. На противоположном берегу с трудом различались очертания какого-то корабля, накренившиеся высотные краны и серое промышленное здание со словно вырванным чьими-то гигантскими челюстями фрагментом крыши.

Боясь оступиться, Тихон начал спускаться со склона к любопытной конструкции, протянувшейся через реку: но всей длине понтонного моста тянулись башенки причудливой формы, покрытые слоем лишайника. Старик старался ступать как можно тише, но звуки шагов глухо отдавались под ногами — вздувшийся от кислотных дождей металл проседал даже под невеликим весом его сухого тела.

Стоило Тихону пройти полпути, как воздух прорезал истошный вой. Старик стал судорожно оглядываться, пытаясь зацепить взглядом нечто огромное и ужасное. Никого… Однако вой повторился, теперь уже заметно ближе. Тихон замер на месте. Бушевал ветер, бросая в лицо ледяные хлопья снега, неприятно покалывающие кожу, и шатая болтающиеся на воде понтоны.

Невидимка появился внезапно.

Прорезав плотную белую пелену, на свет вынырнуло существо, предком которого, вероятнее всего, были рыбы. Издали исполин напоминал подводную лодку. Огромная конусообразная пасть, поросшая тиной, при каждом вопле раскрывалась, являя бездонную глотку. Огромный гребень-нарост на спине нервно колыхался, плавники энергично скребли по корке льда. Несмотря на внушительные размеры, исполин мчался по воде, по пути подминая под собой лед. Вот он хлестко ударил могучим хвостом по воде и вновь издал протяжный вой.

Старик встрепенулся и побежал по мосту в сторону спасительного берега так резво, что сам удивился своей прыти. И все же годы брали свое: с каждым шагом ноги наливались свинцом, дыхание сбилось, а меж тем существо уже подобралось к мосту опасно близко.

«Неужели идет напролом?» — пронеслась мысль. Словно в подтверждение этому, исполин, взревев, протаранил мост. Тот, не выдержав чудовищного натиска, сложился пополам, с жутким скрежетом взметнулись секции и с громким всплеском ушли под воду где-то позади Тихона. Понтоны, лишившись воздуха, один за другим скрывались под бурлящей водой и опускались на дно. Почувствовав, как твердь уходит из-под ног, Тихон перепрыгнул на следующую секцию, еще и еще раз. Тем временем водяной монстр, вновь показавшись из воды, медленно заходил на второй круг.

И вот, когда до берега осталось всего ничего, что-то мощное и стремительное ударило в боковую часть моста. Понтон в агонии затрясся, Жаркая о песчаный берег железным днищем. Стоявшая у причала баржа стремительно поднялась в воздух, словно внезапно обрела крылья. Старик почувствовал, что тоже летит вперед, окатываемый ледяными брызгами, и в следующий миг тяжело рухнул лицом в сырую снежную кашу, приготовившись к неминуемой гибели.

За его спиной раздалась сперва серия коротких, режущих сердце звуков, потом грохот и жалобное верещание. Обернувшись и кое-как прочистив залепленные снегом глаза, Тихон обомлел: в считаных метрах от него бился в агонии водяной монстр, судорожно колотя плавниками-конечностями и пытаясь высвободиться из-под накрывшего его корпуса баржи, острым краем проломивший хитиновый панцирь на голове чудища. Старик, совершенно обессилев, откинулся на спину, давясь слезами от радости и пережитого ужаса одновременно. Передохнув несколько секунд, он пополз вперед — как можно дальше от погибающего чудища. Прогнав ледяной воздух по легким, Тихон в который раз обжег больное горло, осторожно перекатился на спину и надолго закрыл глаза, теряя сознание от усталости.

Он еще долго лежал вот так на снегу, не замечая ни лютого мороза, сковывающего промокшую одежду, ни жалобного стона, переходившего во влажный хрип, который издавала чудовищная рыба, пытаясь если не освободиться, то хотя бы добраться до реки….

* * *

Когда старик вновь с трудом разлепил смерзшиеся веки, уже смеркалось. Лучи уходящего солнца играли морем красок, отражаясь от успокоившейся водной глади. Старик кашлянул в кулак, кинул мимолетный взгляд на небо…

Перечеркнув весь небосвод, разбросав по сторонам десятки звезд, в чернильной пустоте виднелась мутная, белесая полоса. Она извивалась, словно змея, проскальзывала меж ярких капель светящихся мелких точек, постепенно растворяясь в бездонной чаше темно-светлого неба. А еще она что-то напоминала Тихону.

И тут его осенило.

Это была карта его пути… Вот отсюда, с яркой звезды, висевшей прямиком у самого горизонта, он начал свое путешествие. Здесь остановился, зигзагами продвинулся еще немного. Мутное облако в точности повторяло пройденный маршрут, точки звезд являлись остановками и привалами, белые нити — дорогой. А вот эта сверкающая звезда, самая яркая и большая, завершала его путь. Млечный Путь. Путь, полный смертельных опасностей, подстерегающих на каждом шагу, ярких и темных красок. Звезда символизировала финальную остановку, пристанище, до которого Тихон должен был дойти. И лежала она на стороне уходящего солнца, где таился зародыш последней надежды.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Метро 2033: Последнее убежище 11 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Тестовые задания. 1. Режим стерилизации стоматологических инструментов в сухожаровом шкафу проводится:
  • Краткое изложение темы. Пломбирование – это завершающий этап лечения кариеса и его осложнении, который ставит целью замещение утраченных тканей зуба пломбой.
  • Гидроциклоны
  • ведение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Республика, 2003. 42 страница
  • Буровые установки
  • ОБЩАЯ ГИСТОЛОГИЯ. ЭПИТЕЛИАЛЬНЫЕ ТКАНИ
  • ВВЕДЕНИЕ. Техника старинной живописи во многом отлична от техники современной живописи
  • Сульфаты.