Теория ступеней и направлений 13 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Теория ступеней и направлений 13 страничка


.

Читать реферат для студентов

священников непророческих религий. Наличие ее у мистагогов

служит признаком, отличающим их от колдунов, которые либо

действуют автономно, либо, будучи объединены в определен-

ную группу, обслуживают какое-либо сообщество соседей или

политический союз, а не особую религиозную общину. Общи-

на мистагога, так же, как объединение участников элевсинских

мистерий, обычно открыта и не постоянна по своему составу.

Человек, нуждающийся в спасении, вступает в определенную,

подчас лишь временную связь с мистагогом и его помощника-

ми. Тем не менее, однако, участники элевсинских мистерий

составляют своего рода межлокальное сообщество. По-иному

обстоит дело в пророчестве. Здесь путь к спасению указывает

пророк. Лишь тот, кто безоговорочно следует его примеру -

подобно нищенствующим монахам Махавиры и Будды, - при-

надлежит к числу членов его общины, внутри которой особым

авторитетом могут обладать лично связанные с пророком

ученики. Вне такой общины стоят благочестивые почитатели

(в Индии - ), которые не вступают на путь полного

спасения, но надеются обрести хотя бы относительное спасе-

кие посредством выражения преданности святому. Они могут

быть не объединены в постоянные сообщества, как первона-

чально буддийские упасаки, или объединены твердыми пра-

вилами и обязанностями; это обычно случается, когда из об-

щины такого рода выделяются особые священнослужители

или выполняющие подобные функции лица, радеющие о спа-

сении души - как, например, буддийские бонзы; им поручают-

ся особые обязанности, связанные с культом (неизвестные

раннему буддизму). Однако правилом здесь остается свобод-

ное объединение при особых обстоятельствах, и это относит-

ся как к большинству мистагогов и пророков, так и к большин-

ству храмового священства отдельных, объединенных в пан-

теон богов. Все эти объединения материально обеспечены

жертвованиями и поддерживаются дарами, которые им при-

носят люди, нуждающиеся в божественном милосердии.

Здесь еще не может идти речь о какой-либо общине мирян, и

все наши представления о конфессиональной принадлежнос-

ти здесь совершенно неприемлемы. Отдельный человек по-

клоняется богу примерно так, как итальянец поклоняется ка-

кому-либо святому. Неистребимо, по-видимому, например,

грубое заблуждение, будто большинство китайцев, или даже

все они, являются в конфессиональном отношении буддиста-

ми; большая их часть воспитывается в школе в духе един-

ственно официально признанной конфуцианской этики; при

этом, правда, закладывая дом, они обращаются за советом к

даосским священнослужителям, носят траур по умершим род-

ственникам в соответствии с конфуцианскими правилами, но

заказывают во спасение души буддийские службы. Кроме лиц,

постоянно связанных с культом бога, и узкого круга лиц, заин-

тересованных в отправлении культа, существуют случайные

почитатели вне конфессиональной сферы, - если

можно их так назвать по аналогии с современным политичес-

ким термином, которым обозначают неорганизованных изби-

рателей (Mitlaufer).

Однако очевидно, что это состояние уже чисто эконо-

мически в общем не соответствует интересам лиц, связанных

с отправлением культа, и потому они стремятся повсюду, где



возможно, создать постоянную религиозную общину, т. е.

объединить своих сторонников в организацию с твердыми

правилами и обязанностями. Преобразование личной при-

верженности пророку в следование его учению внутри общины

- обычный процесс, посредством которого учение пророка

проникает в повседневность в рамках некоего постоянного

учреждения. Тогда ученики или последователи пророка становят-

ся мистагогами или учителями, священнослужителями или ду-

ховниками (или всем этим одновременно) некоего служащего

только религиозным целям объединения - общины мирян

Такой же результат может быть, однако, достигнут и иным

путем. Мы уже видели, что на стадии перехода от функций

колдуна к деятельности священства священнослужители либо

сами принадлежали к родам землевладельцев, либо занима-

ли должность священников в домах земельных магнатов, при

княжеских дворах или входили в число сословно организован-

ных образованных священников, к которым в случае необхо-

димости мог обратиться как отдельный человек, так и любое

сообщество, но которые в остальном могли заниматься лю-

бым, не противоречащим их сословной принадлежности де-

лом. И наконец, они могли объединиться как представители

определенной профессии или по своим политическим интере-

сам. Однако во всех этих случаях нельзя говорить о соб-

ственно , отличающейся от всех других сообществ.

Община может возникнуть либо в том случае, если какому-

либо священнослужителю удается организовать наиболее

горячих почитателей бога, которому он служит, в некое замк-

нутое сообщество, либо - и это более обычный путь - когда

политический союз распадается, но вера в бога и его служи-

телей сохраняется, объединяя единоверцев. Первый из этих

типов обнаруживается в Индии и Передней Азии на различных

промежуточных стадиях и связан с переходом от мистагоги-

ческого пророчества или пророчества личного примера, или

Загрузка...

движений религиозных реформ к организации постоянных

общин. Многие мелкие индуистские деноминации возникли на

этом пути. Переход от политического объединения священ-

нослужителей к. религиозной общине был - в больших масш-

табах - связан с возникновением в Передней Азии мировых

империй, прежде всего персидской. Политические союзы бы-

ли уничтожены, у населения отнято оружие, положение же

священнослужителей, получивших известные политические

права, оставалось прочным. Подобно тому как фискальные

интересы обеспечивала принудительная соседская община,

для умиротворения подданных использовалась община рели-

гиозная. Так, по воле персидских царей, от Кира до Артаксер-

кса, возникла религиозная община иудеев с теократическим

центром в Иерусалиме^. Победа персов над греками предоста-

вила бы, вероятно, подобные же возможности дельфийскому

оракулу Аполлона и жрецам других богов, пожалуй, и орфическим

пророкам. В Египте после потери политической самостоятельно-

сти национальные жрецы создали своего рода

организацию, по-видимому, первую такого типа, проводившую

синоды. Напротив, в Индии религиозные общины возникли как

объединения, которые следовали примеру пророка (в бытую-

щем там смысле); при множестве эфемерных политических

образований в Индии сохранилось сословное единство

брахманов и правил аскетического образа жизни, вследствие

чего возникающие типы этики спасения распространялись

через все политические границы. В Иране жрецам зороаст-

ризма удалось на протяжении веков распространять идею

религиозной организации, которая при Сасанидах легла в ос-

нову политического ^. (Ахемениды, как

видно из источников, были сторонниками маздакизма, а не

зороастризма.)°

Отношения между политической властью и религиозной

общиной, в которой возникает понятие ,

относится к анализу . Здесь же достаточно уста-

новить следующее: - явление,

разнообразное по своим чертам и лабильное по своему ха-

рактеру. Мы будем говорить о ней только там, где миряне, во-

первых, объединены длительной совместной деятельнос-

тью; во-вторых, где они действительно активно на нее вли-

яют. Участок, чисто административно ограничивающий компе-

тенцию священнослужителей, -епархия, а не община. Однако

в китайской, древнеиндийской религии, в индуизме вообще

отсутствует даже понятие епархии, обособленной от мирского,

политического и экономического сообщества. Эллинские и

другие античные фратрии, а также прочие подобные культо-

вые объединения, являются не епархиями, а политическими и

иного рода сообществами, совместная деятельность которых

находится под покровительством какого-либо бога. Древне-

буддийская епархия была лишь областью, в границах которой

странствующие монахи обязаны были участвовать в религи-

озных собраниях, происходивших каждые две. недели. Сред-

невековая католическая, англиканская, лютеранская, восточ-

но-христианская и мусульманская епархии представляют со-

бой церковные сообщества, несущие определенные повинно-

сти и находящиеся в границах компетенции священнослужи-

теля. В этих религиях объединения мирян вообще не были

общинами по своему характеру. Едва заметные следы общин-

ных прав сохранились в некоторых христианских церквах Вос-

тока, отчасти в католицизме и лютеранстве. Напротив, ранне-

буддийское монашество и воинство ислама были организова-

ны в общины так же, как верующие в иудаизме и в раннем

христианстве; правда, степень строгости правил в этих общи-

нах была различной. Впрочем, известное влияние мирян - в

исламе оно особенно сильно, хотя и не санкционировано юриди-

чески, у шиитов (шах не назначает священнослужителя без со-

гласия светских лиц данной области) - связано с отсутствием

строго установленной местной общинной организации. Напро-

тив, своеобразие (об этом будет сказано ни-

же) заключается в том, что она всегда формируется на основе

замкнутого локального объединения отдельных местных

общин. Этот принцип, действующий внутри протестантизма

у баптистов, , а затем у <конгрегационалис-

тов>^, постепенно ведет к организации, типичной для ре-

формированной церкви, которая, даже там, где она является

универсальной, тем не менее ставит принадлежность к ней в

зависимость от вступления на основе договора в отдельную

общину. К проблематике, которая возникает из этого разли-

чия, мы еще вернемся. Здесь нас из всех серьезных послед-

ствий собственно общинной религиозности интересует толь-

ко одно: то, что теперь отношения внутри общины между свя-

щеннослужителями и мирянами обретают решающее значе-

ние для практического воздействия религии. По мере того как

организация все более принимает специфически общинный

характер, священнослужители все более сталкиваются с не-

обходимостью считаться с мирянами общины в интересах

сохранения своих сторонников и увеличения их числа. В изве-

стной степени в подобном положении находятся все священ-

нослужители. Для сохранения своего господства они часто

должны в значительной мере считаться с потребностями ми-

рян. Существуют три действующие в кругу мирян силы, с ко-

торыми священству необходимо достичь компромисса:

1 ) пророчество, 2) традиционализм светских кругов; 3) светский

интеллектуализм. Этим факторам противостоят необходимые

требования и тенденции профессии священнослужителя как

таковой. Обратимся сначала к действию их в связи с первым

фактором.

Этический пророк и пророк личного примера, как

правило, сами принадлежат к светским кругам и опираются в

отправлении своей власти на своих сторонников из этих

кругов. По самому смыслу каждое пророчество обесценивает

- только в различной степени - магические элементы службы

священства. Будда отвергает, подобно израильским пророкам,

не только приверженность учениям магов и прорицателей

(которые в израильских источниках также именуются

пророками), но и ма"ию вообще, объявляя ее бесполезной.

Спасение может дать лишь специфически религиозное,

осознанное отношение к вечному существу. Буддизм относит к

смертным грехам необоснованные претензии на обладание

магическим даром; в возможности такого дара именно у

неверующих никогда не сомневались ни индийские и

израильские пророки, ни христианские апостолы и

раннехристианская традиция. Отвергая магию, все они так или

иначе настроены скептически и по отношению к деятельности

священства. Не жертв требует Бог израильских пророков, а

послушания своим заветам. Буддисты считают ведийское

знание и ритуал совершенно бесполезными в деле спасения, а

священное жертвование сомы вызывает у Ахурамазды^

древнейших отвращение. Поэтому отношения между

пророками, их светскими сторонниками и представителями

священнической традиции всегда напряженные, и от

соотношения сил, подчас, как в Израиле, связанного с

внешнеполитическим положением, зависит, сможет ли пророк

беспрепятственно выполнить свою миссию или примет

мученический венец. Опорой Заратустры в его борьбе с

неназванным пророком были, кроме членов его семьи,

знатные и княжеские роды, на те же силы опирались и

индийские пророки, и Мухаммед, израильские же - на среднее

сословие городов и сел. Все они, однако, использовали

престиж, который давала им пророческая харизма как таковая

и отличала от тех, кто применял технику повседневного

культа. Здесь святость нового откровения противостоит

святости традиции, и в зависимости от успеха той или другой

демагогии священство либо приходит к компромиссу с новым

пророчеством, либо принимает его полностью или берет верх над

ним, либо устраняет его или само оказывается устраненным.

§ 6. Священное знание.

Проповедь. Забота о спасении души

В любом случае священнослужителям надлежит сис-

тематизировать победившее новое учение или защищаемое

от нападок пророков старое, провести границу между при-

знанным священным и не признанным таковым и внушить это

мирянам, чтобы тем самым утвердить свое господство. Такой

ход событий, особенно рано имевший место в Индии, не все-

гда вызван непосредственной опасностью, исходящей от

враждебных существующей религии пророков. Он может быть

также следствием стремления утвердить свои позиции против

возможных нападок и необходимости обосновать традицион-

ную практику, охранить ее от скепсиса мирян. Однако где бы

развитие ни пошло по этому пути, оно приводит к появлению

канонических книг и догматов, правда, - поскольку речь идет

именно о догматах, - в различном объеме. В канонических

книгах содержатся откровение и священные традиции, догма-

ты являются толкованием их смысла священнослужителями.

Откровения пророков или содержание священного учения

могут передаваться в виде устной традиции. В течение ряда

веков священное учение брахманов переходило из уст в уста,

и возможность записать его вызывала ужас, что и повлияло на

литературную форму этого учения и обусловило также доста-

точно серьезные отклонения в текстах различных школ (шакх).

Причина заключалась в том, что обладать знанием мог лишь

тот, кто имел соответствующие качества, т. е. дважды

рожденный^ Сообщить знание не дважды рожденному, ис-

ключенному из этой сферы вследствие его принадлежности к

определенной касте (шудра), было святотатством. Подобным

эзотерическим характером магическое учение отличается на

своей ранней стадии повсюду, что вызвано стремлением за-

щитить интересы профессии. Однако повсюду существуют и

элементы магии, которые становятся предметом системати-

ческого воспитания всех остальных людей, принадлежащих к

данному народу. В основе древнейшей, распространенной

повсюду системы воспитания лежит анимистическое воззре-

ние: так же, как магу для его профессии необходимо второе

рождение, новая душа, и харизма героя должна быть пробуж-

дена, проверена, замкнута магическими манипуляциями в его

душе, чтобы и он вторично родился для героических поступ-

ков. Такого рода харизматическое воспитание с его послушни-

чеством, проверкой мужества, мучительными испытаниями,

степенями посвящения и достоинства, инициациями и подго-

товкой к праву носить оружие существует рудиментарно почти

повсюду в качестве сохранившегося института каждого воин-

ственного общества. Когда колдуны постепенно превращают-

ся в священнослужителей, это не влияет на существование

данной, столь важной функции светского воспитания, и свя-

щеннослужители стремятся не выпускать ее из рук. При этом

тайна знания как такового постепенно нарушается, и учение

священнослужителей превращается в письменно зафиксиро-

ванную традицию, интерпретируемую посредством догматов.

Книжная религия такого рода становится основой системы

образования не только для священнослужителей и их сторон-

ников, но и для мирян, и в первую очередь для них.

Не все, но большинство священных канонических книг

обрели свою окончательную редакцию, в которую не вошли

светские или во всяком случае несовместимые с религиозны-

ми представлениями сочинения, в ходе борьбы между рядом

групп и пророков, стремящихся к господству в общине. Там,

где не было такой борьбы или где она во всяком случае не

угрожала традиции, канонизация учения шла очень медленно.

Так, иудейский канон был утвержден только на синоде в Ямнии

(90 г.н.э.)^ вскоре после падения теократического государства и,

вероятно, для отпора апокалиптическим пророчествам, но и тогда

только в принципе. Канонизация вед произошла, очевидно,

вследствие противодействия интеллектуальной ереси; христи-

анских священных книг - вследствие той опасности, которую

представляло для религии, построенной на благочестии горо-

жан среднего класса, интеллектуальное сотериологическое

учение гностиков. Древняя буддийская интеллектуальная со-

териология, в Каноне на языке пали, напротив, явилась след-

ствием угрозы, исходящей от пропаганды народной религии

спасения, махаяны. Классические книги конфуцианства, так

же как восстановление закона Моисея Ездрой, были введены

5 Макс Вебер -129

политической властью, и именно поэтому первые вообще не

стали священными, а книга Ездры обрела это качество по-

здно, так как оно всегда связано с деятельностью священнос-

лужителей. Только Коран был сразу же записан по приказу

халифа и сразу же стал священной книгой, потому что для

полуграмотного Мухаммеда самый факт существования свя-

щенной книги как таковой был признаком престижа его рели-

гии. Все это было связано с распространенными представле-

ниями о табуировании и магическом значении письменных

документов. Задолго до окончательного установления канони-

ческого содержания Ветхого Завета запрещалось касаться

торы и признанных аутентичными пророческих книг, так как

тем самым . Нас не интересуют

здесь детали этого процесса. Так же как и то, что именно

включали в канонизированные книги. Магическим достоинством

священных певцов обусловлено, что в Веды наряду с героичес-

ким эпосом проникли и насмешки над пьяным Индрой^, и стахи

всевозможного содержания, в ветхозаветный канон - любовная

песнь^, а также представление о личной значимости всех ре-

чей пророков, что в Новом Завете оказалось письмо апостола

Павла частного характера^, а в Коране - суры, трактующие о

семейных неурядицах в жизни пророка^. Завершение канона

обычно обосновывалось теорией, согласно которой только

определенная эпоха в прошлом обладала благословением

пророческой харизмы: по теории раввинов, - это время от

Моисея до Александра Македонского, по теории католической

церкви, - только век апостолов. В целом здесь правильно от-

ражено противоречие между пророческой систематизацией и

систематизациеи священства. Пророк систематизирует, исхо-

дя из предельных единых ценностных позиций, стремясь

унифицировать отношение человека к миру. Священство сис-

тематизирует содержание пророчества или священной тради-

ции, казуистически-рационально расчленяя и приспособляя

его к мышлению и жизненным привычкам социального слоя, к

которому оно принадлежит, и подчиняющихся ему мирян.

Практически важным в процессе образования книжной рели-

гии является переход в подготовке священнослужителей от

древнейшей чисто харизматической стадии к литературной

образованности, будь то в полном смысле слова следованием

признанному священным канону, или в ослабленном значении

- следованием руководящему значению фиксированных свя-

щенных норм, как, например, в египетской Книге мертвых^.

Чем. большую роль играет грамотность и в ведении чисто

мирских дел, чем больше эти дела становятся объектом

бюрократического управления, функционирующего посред-

ством установлений и актов, тем больше воспитание светских

должностных лиц и образование вообще переходят к священ-

нослужителям или они сами занимают - как это происходило

в средневековых канцеляриях - должности, где ведение дел

требует умения писать. Как далеко заходят эти процессы, за-

висит, помимо степени бюрократизации управления, также от

того, насколько другие слои общества, прежде всего военная

знать, сумели создать собственную систему воспитания и

взять это воспитание в свои руки. Ниже мы остановимся на

вопросе о двойственности в системе воспитания, которая мо-

жет отсюда возникнуть, затем на полном подавлении или пре-

сечении дальнейшего развития системы чисто жреческого

воспитания, что может быть следствием либо бессилия свя-

щеннослужителей, либо отсутствия пророчества или книжной

религии.

Стимулом для развития специфического содержания

учения - если не единственным, то наиболее сильным - слу-

жит образование религиозной общины. Она придает догма-

там их специфическую значимость. Ибо с ее появлением воз-

никает потребность отграничиться от других соперничающих

учений, распространить свое учение, а тем самым и утвердить

его значимость. Правда, эта значимость может быть усилена

посредством внерелигиозных мотивов. То, что Карл Великий

настаивал на следовании во франкской церкви догмату филиокве

(одна из причин разделения церквей Востока и Запада)^",

объяснялось политическими причинами, противодействием

господству византийской церкви. Приверженность широких

масс Востока и Египта совершенно непонятным догматам и

формулам учения монофизитов была выражением антиим-

перского и антигреческого сепаратистского национализма; по

той же причине позже коптская монофизитская церковь пред-

почла господство арабов господству римлян^'. Таких приме-

ров множество. Однако, как правило, различие отдельных

учений подчеркивается главным образом в ходе борьбы свя-

щеннослужителей с ненавистным индифферентизмом, из опа-

сения, что рвение их сторонников ослабнет, из стремления

напомнить о важности принадлежать к данной деноминации и

затруднить переход в другую. Прообразом всего этого служат

магически обусловленные татуировки членов тотемных групп

и военных союзов и близкий к ним обряд раскрашивания тела,

посредством которого различаются индуистские секты. Но и

обрезание, и субботнее табу постоянно трактуются в Ветхом

Завете как признак отличия от других народов, и это в самом

деле оказывало такое действие, причем с громадной силой.

То, что христиане праздничным днем недели избрали день

бога Солнца, было, вероятно, следствием влияния сотериоло-

гического мифа из мистагогических учений переднеазиатских

религий с их поклонением Солнцу, но одновременно служило

и отличием от иудаизма. Мухаммед избрал для еженедельного

богослужения пятницу, быть может, желая отделиться от

иудеев, после того, как его попытки приобщить их к своей ре-

лигии потерпели неудачу; что же касается полного запреще-

ния вина, то для этого существует так много аналогий в древ-

ности и в Новом времени (рехавиты, назореи)^, что нет не-

обходимости видеть в этом, как это часто делалось, стремле-

ние предохранить мусульман от восприятия христианского

причащения кровью Господней. В Индии различные учения

являются либо практическо-этическими - в соответствии с

пророчеством личного примера, либо ритуальными - вслед-

ствие внутренней близости к мистагогическому учению. Пре-

словутые десять пунктов, которые привели к расколу в буд-

дизме на соборе в Вайшали^, содержат преимущественно

правила монастырского устава, часто самые незначительные,

необходимые только для того, чтобы подчеркнуть обоснован-

ность существования отдельной организации - махаяны. В

странах Азии догматы почти не служат признаками различий

религий. Правда, Будда проповедовал четыре благородные

истины в качестве основы своего практического учения о

восьмиступенном пути, который ведет к освобождению от

страданий^, но целью здесь является скорее постижение

этих истин ради их практического значения на пути к спасе-

нию, и их нельзя считать догматом в том понимании, которое

придают этому понятию западные религии.

То же относится к большинству древних индийских

пророчеств. И если в христианской общине из основных, бе-

зусловно обязательных, догматов было сотворение Богом

мира из ничего, тем самым вера в надмирного Бога в отличие

от интеллектуальной спекуляции гностиков, то в Индии космо-

логические и прочие метафизические спекуляции - дело фи-

лософских школ, которым в их отношении к ортодоксальному

учению предоставляется если не безграничная, то достаточно

далеко идущая свобода воззрений. В Китае конфуцианская

этика уже по одному тому отвергла метафизические догматы,

что магия и вера в духов должны были остаться неприкосно-

венными для сохранения культа предков - основы патримо-

ниального и бюрократического послушания (что отмечается со

всей твердостью). В этическом пророчестве и созданной им

общинной религиозности степень действительного распрост-

ранения догматов также различна. В раннем исламе для при-

надлежности к религиозной общине достаточно было верить в

Бога и его пророка и признавать немногие практические риту-

альные требования. Чем больше, однако, община, священ-

нослужители или учителя общин становятся провозвестника-

ми религии, тем глубже становятся догматические различия

как теоретические, так и практические. Это произошло у

поздних последователей Заратустры, у иудеев, у христиан.

Однако вероучение иудеев, как и ислам, настолько просто,

что догматические столкновения могли происходить лишь в

исключительных случаях. Сферой, где могли возникнуть раз-

ногласия, было учение о благодати, а также вопросы практи-

ческие, нравственные, ритуальные и правовые. Еще больше

это относится к зороастризму. Только в христианстве сложи-

лась обширная, строго обязательная и систематически раци-

онализированная догматика теоретического характера, свя-

занная частично с космологией, частично с сотериологпческим

мифом (христология), частично с проблемой власти служите-

лей церкви (таинства); сначала эта догматика действовала в

восточной части Империи; в средние века, напротив, она про-

явилась с большей силой на Западе, в обоих случаях пре-

имущественно там, где церковная организация обладала наи-

большей самостоятельностью по отношению к политической

власти. Однако причинами, в силу которых в древности про-

явилась ярко выраженная тенденция к развитию догматов,

были прежде всего следующие: своеобразие порожденного

эллинской образованностью интеллектуализма; предпосылки

и напряженная обстановка, связанные с культом Христа; не-

обходимость размежевания с образованным слоем общества,


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Теория ступеней и направлений 13 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС СЧЕТНОЙ ПАЛАТЫ
  • Административный штраф как вид административного наказания.
  • Акт об устроении 1701 г. и переход к конституционной монархии в Англии.
  • Возникновение феодального государства в Англии. Вильгельм Завоеватель и его преобразования.
  • Административное наказание: понятие, виды, правила назначения.
  • ВОЗБУЖДЕНИЕ ДЕЛА ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ
  • Поддерживающая роль групп
  • Движения.