Теория ступеней и направлений 36 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Теория ступеней и направлений 36 страничка


.

Читать реферат для студентов

Официальным легитимным господином города был либо об-

ладатель императорского лена, либо чаще епископ, который,

владея светскими и духовными средствами воздействия, имел

наибольшие шансы на действенное господство.

Для конкретной цели и большей частью на неопреде-

ленный срок, т. е. до объявления о прекращении ее действия,

заключалась и такая conjuratio, которая в качестве compagne

communis (или под сходным названием) служила предпосыл-

кой политическому союзу будущего . Сначала в сте-

нах города существует несколько conjurationes, но серьезного

значения достигает лишь клятвенный союз общины,

т. е. всех тех сил, которые в данный момент обладают воен-

ной властью или претендуют на нее и способны доказать ее

действенность. В Генуе такой союз возобновлялся сначала

каждые четыре года. Направленность его была самой различ-

ной. В Милане в 980 г. способные носить оружие горожане

заключили союз против епископа, в Генуе вначале епископ и

фамилии вицеграфов, у которых были узурпированы светские

господские права, позже превратившиеся просто в притязания

на повинности, по-видимому, входили в эти союзы, тогда как

позже compagne communis здесь и в других местах выступала

и против притязания на власть епископа и вицеграфов. Пози-

тивной целью клятвенных братств было прежде всего объе-

динение местных землевладельцев для обороны и наступ-

ления, для мирного завершения споров и утверждения соот-

ветствующего интересам городских жителей судопроизвод-

ства, затем монополизация всех экономических возмож-

ностей, предоставляемых городом его жителям: только учас-

тник такого союза допускался, например, в Генуе к торговым

операциям горожан, в частности, к инвестиции капитала в

форме комменды в заморскую торговлю. Союз требовал так-

же фиксации повинностей города в виде общей суммы или

высоких процентов вместо произвольного обложения и, нако-

нец, создания военных организаций для расширения полити-

ческой и экономической сферы власти коммуны вовне. Едва

только возникли конъюрации, начались войны между комму-

нами, которые к XI в. становятся постоянным явлением. Внут-

ри города клятвенный союз добился присоединения к нему

массы горожан: знатные и патрицианские фамилии города,

основавшие братство, призывали всех землевладельцев го-

рода приносить клятву; тот, кто не приносил клятву, терял

свои права. Формальное изменение в существующем управ-

лении городом происходило не всегда, епископ или светский

сеньор часто сохранял свое положение во главе городского

округа и по-прежнему управлял им с помощью своих мини-

стериалов; ощутимо великое преобразование выражалось

только в наличии собрания горожан. Однако это не осталось

без изменения. В последние десятилетия XI в. повсюду появ-

ляются консулы (consules), ежегодно официально избираемые

всеми горожанами или избранной ими коллегией, которая в

действительности всегда была органом узурпировавшей изби-

рательное право группой знатных горожан, чей состав под-

тверждался только выражением одобрения, в городе бывало

несколько, иногда до двенадцати, таких групп. Эти консулы,

оплачиваемые и обладавшие побочными доходами, захватили

при завершении революционной узурпации все или основную



часть судопроизводства, высшее командование во время войны и

управление делами коммуны. В первое время они происходили

преимущественно или очень часто из среды знатных судейских

должностных лиц или вотчинной курии; разница была только в

том, что теперь они выбирались объединенным бюргерством

или его представителями, а не назначались, как раньше, се-

ньором города. Они находились под строгим контролем

коллегии sapientes^, часто называемой credenza, состоящей

частично из прежних шеффенов, частично из знатных горо-

жан, которые определялись на эту должность самими консу-

лами или по решению выборной коллегии. В сущности же это

были главы наиболее могущественных в политическом и эко-

номическом отношении родов, распределявших между собой

эти должности. В начале образования клятвенного братства

еще сохранялось сословное деление на различные категории

capitani (главных вассалов), субвассалов, министериалов,

владельцев бургов (castellani) и cives meliores^ , т. е. граждан,

способных по своему экономическому положению носить ору-

жие; должности и места в совете пропорционально распреде-

лялись между ними. Очень скоро, однако, обнаружилось, что

движение направлено против ленных отношений. Консулам

было запрещено принимать лены от сеньоров и коммендиро-

ваться им в качестве вассалов. Одним из первых политичес-

ких достижений было получение то ли путем насилия, то ли

посредством вынужденно предоставленных или купленных

привилегий императора и епископов, вытеснение императорс-

ких, епископских и сеньориальных бургов из города, переме-

щение их за городские стены (это отражено, в частности, в

привилегиях императоров Салическои династии") и проведе-

ние принципа, согласно которому запрещалось в пределах

определенной округи строить бурги, а император и другие се-

чьоры города лишались права жить в нем. Достижением в

области судопроизводства было создание определенной про-

Загрузка...

цедуры, исключавшей иррациональные доказательства, в

частности судебные поединки ( об этом говорится в многочис-

ленных привилегиях XI в.), т. е. то же, что и предпринимала,

идя навстречу интересам горожан, королевская власть Англии

и Франции; затем запрещение привлекать горожан к рассле-

дованию дел во внегородских судах и кодификация особого

рационального права для горожан, которым должны были

пользоваться консулы при рассмотрении дел в городском су-

де. Так из заключаемых от случая к случаю или на короткий

срок чисто личных, скрепленных клятвой союзов возникло

прочное политическое объединение, члены которого относи-

лись к сфере особого сословного права жителей города. Фор-

мально это право означало уничтожение старого личного

принципа права, материально - разрыв ленных связей и со-

словного патримониализма. Правда, еще не в пользу подлин-

ного принципа местных корпоративных . Городское

право было сословным правом членов образовавшегося посред-

ством принесения клятвы объединения. Ему были подвластны те,

кто относился к сословию горожан или зависимым от них людям.

Еще в XVI в. там, где в городах сохранилось господство знатных

родов, например в большинстве нидерландских общин,

представительство в провинциальных и генеральных штатах

было не представительством города как такового, а предста-

вительством городской знати, это очевидно из того, что наря-

ду с представителями знатных родов очень часто в этих горо-

дах присутствуют и представители цехов и других незнатных

сословий того же города; они голосуют отдельно и не объеди-

няются с представителями знатных родов в общее представи-

тельство города. В Италии это явление отсутствует. Но в

принципе положение очень сходно. Хотя городская знать не

должна была находиться вне ленных отношений (что далеко

не всегда действительно имело место), однако у нее наряду с

городскими домами были бурги и земельные владения вне

города, вследствие чего она входила не только в союз комму-

ны, но в качестве сеньора или члена и в другие политические

объединения. На ранней стадии существования итальянских

коммун управление городом принадлежало рыцарским по

своему образу жизни родам, независимо от того, предполага-

лось ли корпорацией нечто иное и удавалось ли иногда в дей-

ствительности рядовым бюргерам добиваться преходящего

участия в органах управления. Военное значение рыцарской

знати брало верх. На севере, особенно в Германии, старые

фамилии шеффенов играли еще большую роль, чем на юге;

они часто и формально сохраняли право управлять городом

или, во всяком случае, осуществляли его в нераздельной лич-

ной унии. В зависимости от соотношения сил участия в управ-

лении городом добивались иногда и прежние должностные

лица сеньориальной, в частности епископальной, власти -

министериалы. Там, где узурпация власти городского сеньора

была осуществлена не полностью, часто случалось, что он

(обычно это был епископ) добивался участия своих министе-

риалов в городском совете. В больших городах, таких, как

Кельн и Магдебург, епископ полностью или частично осуще-

ствлял управление посредством свободных городских шеф-

фенов, которые постоянно превращались из должностных лиц

епископа в представителей коммун; они всегда привлекали к

участию в управлении представителей conjuratio или делили с

ним свои функции. В XIII в. во фландрских, брабантских и ни-

дерландских городах функции управления начинают осуще-

ствлять наряду с назначенными графом шеффенами члены сове-

та, принесшие клятву - jurati (уже их наименование свидетель-

ствует о возникновении посредством узурпации из рядов

conjuratio) или из горожан; большей частью они

образуют отдельные коллегии, но иногда выступают вместе с

шеффенами. Они были представителями объединенных в

корпорацию горожан и сохранились в Голландии впослед-

ствии как корпорация vroedschap. В первое время отношения

следует повсюду представлять себе очень колеблющимися,

без формального регулирования атрибутов фактической влас-

ти. Решающими были личные отношения и влияния, а также

персональная уния при осуществлении различных функций

управления. Формального обособления <городского управле-

ния> в современном смысле, особых бюро и ратуш, не было.

В Риме, как и во всех городах Италии, горожане заседали в

соборе, а руководящие комитеты, иногда и бюргеры, вероят-

но, в частных домах или клубах. В Риме это, несомненно,

происходило именно таким образом. В Кельне при узурпации

прав горожанами (domus divitum) также нахо-

дился в локальной унии с (domus civium),

следовательно, с местонахождением управления, и главы

клуба , по правильному указанию Байерле,

находились в личной унии с обладателями должности шеф-

фенов и с другими важными функционерами. Городского ры-

царя итальянского типа здесь не было. В Англии и во Франции

ведущую роль играли гильдии купцов. В Париже главы гильдии по

снабжению водой были и формально признанными представите-

лями бюргерства. Но и во Франции возникновение городских

корпораций в крупных старых городах частью происходило

посредством узурпации союзами бюргеров, купцов и городс-

ких получателей рент и их объединений, заключенными либо

с живущими в городе рыцарями (на юге), либо с братствами

(confraternitates) и цехами ремесленников (на севере страны).

Не будучи тождественны conjuratio, эти союзы играли

при своем возникновении большую роль в других союзах, осо-

бенно на севере. Клятвенные братства германского севера

отличаются вследствие слабого развития в них рыцарства

особенно архаическими чертами, отсутствующими в странах

Южной Европы. Клятвенные братства могли создаваться и

повторно с целью установления политической корпорации и

узурпации власти сеньора города. Но эти союзы могли примы-

кать и к возникающим в большом количестве на севере и в

Англии гильдиям защиты. Первоначально такие гильдии были

созданы не для того, чтобы оказывать влияние на политичес-

кие события: они заменяли горожанам то, чего те особенно

часто были лишены в городе раннего средневековья: защиту

рода и предоставленную им безопасность. Подобно роду, они

помогали своим членам, защищая их от нападения и угроз, а

часто и при экономических трудностях, устраняли споры и

вражду между входящими в братство, видя свою задачу в зак-

лючении между ними мира, брали на себя уплату военной повин-

ности (как это было в одном случае в Англии) и заботились об

удовлетворении потребноеT в общении, периодически устраивая

сохранившиеся еще с языческих времен пиршества

(первоначально они были культовыми актами); заботились,

наконец, о похоронах при участии всего братства, гарантировали

умершему спасение души добрыми делами, приобретали для

него за общий счет индульгенции, покровительство могуще-

ственных святых и вообще всячески старались в каждом дан-

ном случае защищать общие, в том числе экономические, ин-

тересы. Если северофранцузские города возникали преиму-

щественно как клятвенные объединения мира без остальных

атрибутов гильдий, то английские и северные городские объе-

динения, как правило, носили характер гильдий. В Англии ти-

пичной формой городского объединения была торговая гиль-

дия, обладавшая монополией на мелкую торговлю внутри го-

рода. Немецкие торговые гильдии большей частью делились

по специальностям (обычно очень сильная гильдия торговцев

сукном, мелочных торговцев и др.). Гильдия в виде организо-

ванной формы перешла отсюда и в дальнюю торговлю - но

это нас здесь не интересует.

Города не , как часто думают, ,

напротив, гильдии, как правило, возникали в городах. К тому

же гильдии получали власть в городе лишь иногда (на севере,

в частности в Англии, в качестве summa convivia). Как прави-

ло, власть в городах захватывали отнюдь не тождественные

гильдиям . Ибо гильдии не были идентичны conjuratio,

городскому объединению.

К тому же гильдии никогда не были единственными ви-

дами объединения в городах. Наряду с ними существовали, с

одной стороны, различные по своему профессиональному

составу религиозные объединения, с другой - чисто экономи-

ческие, разделенные по профессиям объединения - цехи.

Религиозное движение, связанное с созданием подобных со-

юзов, confratemitates, существует на протяжении всего сред-

невековья наряду как с политическими союзами, гильдиями,

так и с профессиональными объединениями в разнообразном

взаимопересечении с ними. Значительную, меняющуюся в

разное время роль они играли, в частности, среди ремеслен-

ников. Само по себе то, что случайно наиболее раннее упо-

минание в источниках подлинной fratemitas ремесленников в

Германии - ткачей чехлов для перин в Кельне (1180) относит-

ся к более позднему времени, чем соответствующее ей объе-

динение, не доказывает, что профессиональное обединение,

вернее, его специфическая профессиональная цель была по-

всюду более ранней и исконной. Однако в профессиональных

цехах это было, по-видимому, правилом и объясняется, вероят-

но, тем, что образцом для объединений свободных ремесленни-

ков, во всяком случае вне Италии, служило совершаемое вотчин-

ным управлением деление тяглых ремесленников на группы во

главе с мастерами. Но в ряде случаев fratemitas служит отправ-

ным пунктом будущего профессионального союза. Подобно

тому как еще недавно возникновение в России еврейских

рабочих мастерских начиналось с приобретения самого необ-

ходимого для религиозно-полноправного еврея - с приобре-

тения Торы^, так и многочисленные, по существу профессио-

нальные, союзы ставили на первое место интересы общения

и религии или, если они были ярко выраженными профессио-

нальными объединениями, добивались религиозного призна-

ния, как это было свойственно большинству гильдий и вообще

всем объединениям в средние века. И это отнюдь не 'было мас-

кировкой важных материальных интересов. То обстоятельство,

например, что самые ранние конфликты в союзах подмастерьев

возникали не из-за условий труда, а по вопросам религиозного

этикета (таким, как места в религиозных процессиях и т.п.),

показывает, как сильно и тогда социальная оценка стоящего

вне рода бюргера была обусловлена религиозной. Здесь сра-

зу же обнаруживается то, что особенно важно, - резкая про-

тивоположность по отношению к любого рода табуистической

замкнутости, которая исключала бы братство в общине.

В целом эти братства, как религиозные, так и светские

по своему характеру, независимо от времени их возникнове-

ния в каждом отдельном случае, фактически находились час-

то в первоначальной унии с официальными профессиональ-

ными союзами - с купеческими гильдиями и цехами ремес-

ленников, о которых речь еще оудет идти ниже. Те же, в свою

очередь, не всегда были, как часто предполагают, ответвле-

ниями первоначально единой гильдии, хотя это случалось, но

вместе с тем объединения ремесленников, например, сложи-

лись в некоторых случаях гораздо раньше, чем" старейшие

coriJurationes. Не были они и их предтечами, ибо существова-

ли во всем мире, даже там, где никогда не возникала городс-

кая община. Все эти объединения оказывали преимуществен-

но косвенное воздействие: способствуя объединению горожан

посредством привычки к общности интересов, которая долж-

на была возникнуть в свободных объединениях, посредством

примера и совмещения в личной унии ведущего положения

лицами, опытными в руководстве такими клятвенными союза-

ми и пользовавшимися благодаря этому влиянием. Во всяком

случае, вполне естественно было, и это подтверждается так-

же дальнейшим развитием, что и на севере именно богатые

бюргеры, заинтересованные в независимости торговых сно-

шений, принимали наряду со знатными фамилиями активное

участие в создании coriJuratio, давали на это деньги, следили

за ходом движения и вместе со знатными родами принимали

клятву и обязательства от всей массы населения; пережитком

этого являлось, очевидно, право цеха богатых в Кельне пре-

доставлять гражданское право. Там, где в этом движении

бюргеров помимо знатных родов участвовали и занимающие-

ся промышленной деятельностью жители города, известную

роль в образовании городского союза играли прежде всего

купеческие гильдии. В Англии еще при Эдуарде II восставшие

против купцов мелкие бюргеры жаловались на то, что потен-

таты (potentes) требуют от самых бедных горожан, в частности

и от цехов, клятвы в повиновении и вводят на основе этой

узурпированной власти налоги. Сходным был, несомненно,

этот процесс и в большинстве городских братств, возникших

посредством узурпации. После того как в ряде больших горо-

дов узурпации увенчались успехом, те политические сеньоры,

которые основывали новые города или предоставляли старым

городам привилегии, поспешили из <соображений конкурен-

ции> добровольно предоставить бюргерам часть, в каждом

случае различную, требуемых ими прав, не дожидаясь воз-

никновения формального объединения, вследствие чего успех

этих объединений становился по своей тенденции повсемест-

ным. Этому способствовало, в частности, и то, что лица, же-

лавшие или предполагавшие поселиться в городе, обладав-

шие, с точки зрения основателя города, достаточным богат-

ством и социальным влиянием, требовали предоставления им

уже существующего права какого-либо определенного города;

так, например, жители Фрейбурга - городское право Кельна,

многочисленные южногерманские города - право Фрейбурга,

восточные города - магдебургское право, при возникновении

конфликтов компетентное решение выносил город, чье право

было в каждом данном случае предоставлено. Чем богаче

были поселенцы, на которых расчитывал основатель города,

тем больше были уступки, на которые ему приходилось идти.

Так, 24 conjurationes во Фрейбурге, которым Бертольд Церин-

генский^ обещал сохранение свобод граждан в новом городе,

играют роль, напоминающую роль в Кельне,

получают большие личные привилегии и в качестве consules

общины держат в руках управление городом.

К числу пожалованных князьями и вотчинниками при-

вилегий городам относится повсюду прежде всего то, что бюр-

герство конституируется как с собственными орга-

нами управления; в Германии во главе ее стоит . На-

личие считалось в Германии необходимым выражением

свободы города, и бюргеры притязали на автономное право оп-

ределять его состав. Это удалось им не без борьбы. Еще Фрид-

рих II запрещает в 1232 г. деятельность всех советов и бургоми-

стров, выбранных городами без согласия епископа; вормсско-

му епископу удалось добиться для себя и своего представи-

теля права председательствовать в совете и назначать его

членов. В Страсбурге в конце XII в. управление министериа-

лов епископа было заменено советом, состоящим из предста-

вителей бюргерства и пяти министериалов. В Базеле епископ

добился того, что император устранил совет, который, как

предполагает Гегель^, он прежде сам разрешил. Во многих

южногерманских городах долгое время фактическим главой

города оставался назначаемый или, во всяком случае, утвер-

ждаемый сеньором шультгейс, и бюргерство могло избавиться

от этого контроля, лишь купив эту должность. Однако в грамо-

тах мы обнаруживаем, что наряду с шультгейсом все большее

значение обретает который в конце концов по-

лучает преимущество. Он был, в отличие от шулытейса, дей-

ствительным представителем союза горожан, т. е. должност-

ным лицом, возникшим в результате узурпации, а не должнос-

тным лицом сеньора. Впрочем, в XIV в. в соответствии с из-

менившимся составом очень многих немецких городов бурго-

мистр, получая все большее значение, часто переставал быть

представителем , подобно consules Италии, - им ско-

рее соответствовали не принесшие клятву шеффены (scabini

поп jurati), консулы и подобные им представители бюргерства

больших городов в раннее время, - а становился доверенным

лицом профессиональных объединений, т. е. относился уже к

более поздней стадии развития.

Активное участие в союзе бюргеров обусловливалось

сначала повсюду наследственным, отчуждаемым, свободным

от барщины и податей владением землей в городе; или оно

было связано только с твердо установленным налогом и обя-

занностью участвовать в осуществлении необходимых городу

целей, - эта обязанность стала в Германии признаком городс-

кого землевладения. Позже стала облагаться и другая соб-

ственность, прежде всего деньги и ценные металлы. Вначале

городской житель, не обладавший земельным владением, был

лишь участником в защите города, каким бы ни было в ос-

тальном его сословное положение. Право занимать городские

должности и участвовать в совете менялось, причем в раз-

личном смысле. К этому мы теперь и перейдем. Но сначала

надо еще, предварительно и в самом общем смысле, поста-

вить вопрос, что послужило причиной того, что, в отличие от

Азии, в Средиземноморском бассейне, а затем в Европе, на-

чалось развитие городов. Отчасти ответ на это был уже дан

указанием на то, что возникновению городского братства,

следовательно, городской общины препятствовала магическая

замкнутость родов, а в Индии - каст. В Китае роды были носите-

лями важных религиозных традиций, культа предков и поэтому

нерушимы. В Индии касты определяли специфический образ

жизни, с соблюдением которого было связано существование

при переселении душ, поэтому касты ритуально исключали

друг друга. Но если в Индии это препятствие было абсолют-

ным, то родовая знать в Китае и особенно в Передней Азии

может рассматриваться только как относительное препят-

ствие. И в самом деле, именно в этих регионах появляется

нечто совершенно иное: различие в военной организации,

прежде всего в ее экономико-социологической основе. Необ-

ходимость регулирования течения рек и орошения привела в

Передней Азии (включая Египет) (и менее, но в достаточной

степени в Китае) к созданию царской бюрократии, вначале

это была только бюрократия, связанная со строительными

работами, но затем она привела к полной бюрократизации

управления, которая давала царю возможность с помощью

персонала и доставляемых им доходов взять снабжение ар-

мии в свои руки, осуществляя его посредством своих бюрок-

ратических хозяйственных органов. и , вся

составленная из призывников, снаряженная и снабженная

необходимым из государственных складов армия стала здесь

основой военной силы. Следствием этого были отделение

солдат от средств военных действии и безоружность поддан-

ных. На этой почве не могла возникнуть политическая, неза-

висимая по отношению к царской власти бюргерская община,

так как бюргер больше не был воином. Совершенно иначе

обстояло дело на Западе. Здесь вплоть до периода импера-

торской власти сохранился принцип самоэкипировки войска,

независимо от того, состояло ли оно из несущих военную по-

винность в силу военного банна^ крестьян, рыцарей или го-

родской милиции. А это означало военную самостоятельность

отдельных военнообязанных. В самоэкипирующейся армии

действует принцип, согласно которому военачальник в значи-

тельной степени зависит от доброй воли войскового состава,

на повиновении которого полностью основана его политичес-

кая власть; об этом свидетельствуют уже отношения между

Хлодвигом и его войском^. По сравнению с каждым отдель-

ным лицом, даже по сравнению с небольшими их группами, он

сильнее, но перед всеми или большими их объединениями,

если таковые возникают, он беззащитен. Такой военачальник

лишен бюрократического, слепо ему повинующегося, ибо пол-

ностью от него зависящего, аппарата принуждения, с помо-

щью которого он, не вступая в переговоры с независимыми в

военном и экономическом отношении аристократическими

родами, из чьих рядов он вынужден рекрутировать органы

своего управления, - своих сановников и должностных лиц на

местах, - мог бы проводить свою волю и тогда, когда этп слои

сплачиваются против него. Между тем такие союзы возникали

всегда, как только предъявлялись новые требования экономи-

ческого характера, в частности требования денег. Этим объяс-

няется возникновение на Западе, и только там, , а

также возникновение корпоративных и автономных городских

общин. Финансовая помощь горожан вынуждала сеньоров обра-

щаться к ним в случае необходимость и заключать с ними дого-

вор. Такой финансовой мощью обладали также гильдии в

12 Макс Всбер

Китае и Индии, Вавилона, что заставляло

царей, дабы не спугнуть их, и там в известной мере считаться

с ними. Но это еще не давало возможности городским жите-

лям, какими бы богатыми они ни были, сплотиться и высту-

пить как военная сила против властелина города. В отличие

от них, все conjurationes и объединения Запада начиная с

раннего периода античности были вооруженными городскими

союзами. И это было решающим.

§ 3. Город в период господства

родовой знати в средние века

и в древности

Поскольку в conjuratio входили не только ведущие ари-

стократические роды, а вообще все землевладельцы города,

то официально собрание горожан, называемое в Италии

parlamentum, считалось высшим суверенным органом комму-

ны. И формально такое его значение часто сохранялось. Фак-

тически же именно в первое время власть полностью находи-

лась в руках аристократических родов. Очень скоро право


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Теория ступеней и направлений 36 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Задание 5
  • Задача 8
  • По временному аспекту
  • Миопия высокой степени
  • Платежный баланс РФ в системе валютного регулирования
  • Платность кредита. Ссудный процент.
  • Платежный баланс, его структура, методы определения сальдо платежного баланса и методы его регулирования.
  • Платежный баланс РФ в системе валютного регулирования.