Теория ступеней и направлений 42 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Теория ступеней и направлений 42 страничка


.

Читать реферат для студентов

тались уничтожить их привилегии, но низложение Стюартов

положило этому конец^. С этого времени города остаются

корпорациями, обладающими правом выбора членов парла-

мента, и как kingdom of influence , так и партии знати пользо-

вались в политических целях для нужного им парламентского

большинства подчас до смешного маленькими, легко управ-

ляемыми избирательными округами, представителями кото-

рых они являлись.

2) Автономное судопроизводство города как такового и

внутри его гильдий и цехов. В полном объеме этим правом

пользовались политически самостоятельные итальянские,

временами испанские и английские и в своей значительной

части французские и немецкие города, причем письменное

подтверждение этого права существовало не всегда. Вопросы

земельного владения, рыночных и торговых отношений реша-

лись в городских судах, где в качестве шеффенов заседали

горожане, применявшие равное, общее для всех жителей го-

рода особое право, основанное на обычае или автономных

постановлениях, на подражании, заимствовании или на пре-

доставлении при основании города чужого права. В судопро-

изводстве городов все больше исключались иррациональные

и магические доказательства, такие, как поединок, ордалии и

клятва рода, и заменялись рациональным доказательством -

развитие, которое не следует, однако, представлять себе

слишком прямолинейным. Иногда сохранение процессуаль-

ных особенностей городского суда выражалось в возвращении

к старой процедуре, противопоставляемой новшествам коро-

левского суда - в Англии отказ от jury, - и к средневековому

праву в противовес распространению римского права; после-

днее наблюдалось на континенте, где соответствующие капи-

талистическим интересам правовые институты сложились на

основе городского права как цитадели автономии заинтересо-

ванных лиц, а не на основе римского (или немецкого) земского

права. Городское управление стремилось, в свою очередь, к

тому, чтобы гильдии и различные союзы не издавали без их

утверждения никаких постановлений или ограничивались

лишь теми, которые строго относились к отведенной им обла-

сти. Как объем автономии во всех городах, которым приходи-

лось считаться с политическим господином или собственни-

ком земли, следовательно, во всех городах, кроме итальянс-

ких, так и разделение законодательной власти между советом

и цехами были различны и решались соотношением сил. Воз-

никающее патримониально-бюрократическое государство

везде значительно урезало автономию городов. В Англии Тю-

доры впервые систематически проводили принцип, согласно

которому города и цехи являются корпоративно организован-

ными государственными институтами для определенных це-

лей с правами, не выходящими за установленные привилеги-

ями пределы и обязательными только для входящих в них

членов в качестве горожан. Каждое нарушение установленных

границ служило поводом кассации хартии в процессе quo

wairanto (например, для Лондона при Якове 11)^°. Согласно

такому пониманию город, как мы видели, вообще в принципе

не считался , а рассматри-

вался как привилегированный сословный союз, в управление

которого постоянно вмешивался, контролируя его, Privy



council^'. Во Франции города в течение XVI в. вообще лиши-

лись права юрисдикции, кроме рассмотрения дел полицейско-

го характера, а для принятия всех важных финансовых актов

требовалось утверждение государственных учреждений. В

Центральной Европе автономия городских территорий была,

как правило, совершенно уничтожена.

3) Автокефалия, т. е. исключительно собственные су-

дебные и административные учреждения. Полностью ею об-

ладала только часть итальянских городов, в других странах

города имели лишь право низшей юрисдикции, большей час-

тью при допущении апелляции в королевский или высший

земский суд. В органах юстиции, где приговор выносили

шеффены из среды горожан, должность судьи имела сначала

преимущественно фискальный интерес, вследствие чего город не

считал нужным дсбивагься формального признания своей юрис-

дикции или покупать ее. Для города было наиболее важным

представлять собой особом судебный округ с шеффенами из

своих граждан. Это было достигнуто уже на очень ранней ста-

дии полностью в области низшей, частично в области высшей

юрисдикции Б значительной степени горожане получили и

право выбора шеффенов или кооптации их без какого-либо

вмешательства господина. Важной являлось также предос-

тавленная городу привилегия, согласно которой горожанин

был подвластен только суду города. Здесь не может быть

рассмотрено развитие собственного административного уч-

реждения города, совета. Но наличие такого совета с широ-

кими административными полномочиями было в период раз-

витого средневековья отличительным признаком каждой го-

родской общины Западной и Северной Европы. Его состав

был самым разнообразным и зависел от-соотношения сил

между патрициатом , следовательно, землевладель-

цами и владельцами капитала, кредиторами и частично заня-

тыми торговлей горожанами, купцами из горожан, часто обра-

зующими цехи, в зависимости от того, преобладали ли среди

Загрузка...

них те, кто был занят заморской торговлей, или (в мас-

се) крупные розничные торговцы, предприниматели в области

раздаточной системы ремесленного производства, и подлин-

ными ремесленными цехами. С другой стороны степень учас-

тия политического властителя или господина земли в назна-

чении совета, т. е. в том случае, если город оставался гетеро-

кефальным, определялась соотношением экономического

могущества горожан и господина города. Это зависело в пер-

вую очередь от того, насколько сеньор города нуждался в

деньгах, приобрести которые он мог, продав свои права. Но

также, конечно, и от финансовых возможностей города. Одна-

ко, если городская касса обладала средствами политической

власти, потребность городской кассы в деньгах и денежный

рынок города сами по себе не решали вопроса. Во Франции

уже в XIII в. при Филиппе Августе королевская власть (иногда

и другие властители), находящаяся в союзе с городами, дос-

тигла вследствие острой нужды городов в деньгах участия

(partage) в назначении на административные должности, пра-

ва контролировать действия магистрата, в частности в облас-

ти интересовавшего короля финансового управления, права

утверждения выборных консулов и вплоть до XV в.- предсе-

дательства в городском собрании королевского прево. В эпо-

ху Людовиков замещение городских должностей полностью

находится во власти королевских , а финансо-

вая нужда государства привела к тому, что продаваться стали

как городские, так и государственные должности. Патримони-

ально-бюрократическое государство превратило городские

органы управления в привилегированные представительства

корпораций с сословными привилегиями, действовавшими

только в области их корпоративных интересов и не имевшими

значения в деле государственного управления. Английское госу-

дарство, вынужденное сохранить автокефалию городов, посколь-

ку они выбирали в парламент, беспощадно игнорировало город,

когда ему хотелось предоставить решение задач, ныне находя-

щихся в ведении коммунальных общин, местным союзам, пору-

чая их выполнение либо отдельным приходам, к которым при-

надлежали не только члены привилегированных корпораций,

но и все полноправные жители, либо другим, специально для

этого созданным объединениям. Но большей частью патри-

мониальный бюрократизм просто превращал магистраты в

государственные учреждения наряду с другими.

4) Налогообложение горожан, свобода их от повиннос-

тей и налогов извне. Первое проводилось в различной степе-

ни при различном воздействии, а иногда и полном отсутствии

контроля со стороны сеньора города. Английские города ни-

когда не обладали подлинной налоговой автономией, и для

введения новых налогов всегда требовалось согласие короля.

Освобождение от повинностей и налогов извне также было

достигнуто лишь кое-где. В не обладавших политической ав-

тономией городах - только в том случае, если они брали на

откуп налоговую повинность и вносили господину города сразу

общую сумму налогов, чаще же регулярно выплачивали ее по

частям и самостоятельно ведали налогами королю (firma burgi

в Англии). Наиболее полное освобождение от налогового

бремени извне удавалось, когда речь шла о личных, судебных

или крепостных повинностях горожан. Патримониально-

бюрократическое государство после своей победы, правда,

чисто технически различало город и деревню в налоговом

отношении, стараясь равномерно обложить своим специфи-

ческим налогом, акцизом, производство и потребление. Право

на налогообложение было у городов практически снято. В Ан-

глии корпоративное обложение в городах не имело большого

значения, так как новые задачи управления перешли к другим

объединениям. Во Франции, после того как все финансовые

операции города и право налогового самообложения были

взяты под контроль государства, король присвоил со времен

Мазарини половину городского octroy^. В Центральной Ев-

ропе городские учреждения и в этом отношении часто пре-

вращались в государственные органы по взиманию налогов.

5) Рыночное право, автономная полиция в области

торговли и промышленности и монополистические обладате-

ли банна. Рынок был в каждом средневековом городе, и над-

зор за рынком повсюду переходил в очень значительной сте-

пени от господина города к городским советам. Позже поли-

цейский надзор над торговлей и промышленностью находился

в зависимости от соотношения сил в ведении либо городских

учреждений, либо профессиональных союзов при значитель-

ном лишении этих прав сеньора. В области промышленности

общий контроль над качеством товаров осуществляла поли-

ция, отчасти ради доброго имени города, т. е. в интересах

экспорта товаров, отчасти же в интересах городских потреби-

телей, существенным для которых был контроль над ценами,

надзору подлежало и сохранение определенного уровня пита-

ния мелких бюргеров, следовательно, ограничивалось число

учеников и подмастерьев, а иногда и мастеров, с ухудшением

продовольственного положения происходит монополизация

мест мастеров жителями данного города, преимущественно

сыновьями мастеров. С другой стороны, по мере того как цехи

сами стали осуществлять функции полиции, они пытались

противодействовать зависимости от крупных предпринимате-

лей, в том числе находящихся вне города, посредством зап-

рещения раздаточной системы, контроля над кредитованием,

регулирования и организации поступления сырья, а иногда и

формы сбыта. Но прежде всего город стремился подавить

конкуренцию подчиненных ему сельских местностей, т. е. пы-

тался остановить там развитие ремесел, заставить крестьян в

интересах городских производителей покупать все необходи-

мое в городе, а в интересах городских потребителей прода-

вать свои продукты на городском рынке, и только там; затем в

интересах потребителей, а также нуждающихся в сырье ре-

месленников запретить покупать товары вне рынка, устано-

вить в интересах городских торговцев монополию на перепро-

дажу и посредническую торговлю, и, наконец, получить при-

вилегии на свободную торговлю вне города. Эти основные

свойства так называемой ,

варьирующиеся в ходе бесчисленных компромиссов между

различными интересами, встречаются почти повсюду. На-

правленность этой политики обусловливается в каждом дан-

ном случае помимо соотношения сил заинтересованных сто-

рон внутри города также и сферой его экономической дея-

тельности. Расширение ее в первый период поселения приве-

ло к расширению рынка, сужение ее в конце средних веков

породило тенденцию к монополизации. В остальном каждый

город имел собственные, сталкивающиеся с конкурентами

интересы, между ведущими же дальнюю торговлю городами

юга велась борьба не на жизнь, а на смерть.

Подчинив города, патримониально-бюрократическое го-

сударство совсем не намеревалось покончить с их <хозяйствен-

ной политикой>. Напротив, экономический расцвет городов и

их ремесел, а также сохранение количественного уровня на-

селения посредством проведения определенной продоволь-

ственной политики настолько же соответствовали финансо-

вым интересам государства, как и стимулирование внешней

торговли посредством меркантилистской торговой политики,

образцом которой государству могла, во всяком случае отчас-

ти, служить дальняя торговая политика городов. Государство пы-

талось предотвратить столкновения интересов между входивши-

ми в его союз городами и группами, в частности объединить меры

продовольственной политики с поддержкой инвестиции капита-

лов. Против традиционной хозяйственной политики государство

почти до Французской революции выступало лишь в тех

случаях, когда местные монополии и привилегии горожан сто-

яли на пути проводимой им все более капиталистически ори-

ентированной на привилегии и монополии политики. Правда,

уже это могло в отдельных случаях привести к резкому нару-

шению привилегий горожан, однако такие действия лишь в

исключительных случаях означали принципиальное измене-

ние привычного пути. Автономия в регулировании городского

хозяйства была утрачена, и это могло косвенным образом

иметь большое значение. Но решающим было то, что города

не располагали для защиты своих интересов такими военно-

политическими силами, какими обладало патримониально-

бюрократическое государство. Лишь в исключительных случа-

ях города могли пытаться выступить, как это делали князья,

объединившись в союзы, чтобы воспользоваться открываю-

щимися в результате патримониальной политики возможнос-

тями получения доходов. По .существу, это было доступно

только отдельным лицам, причем лицам социально привиле-

гированным, так, в Англии и во Франции в типичных, монопо-

листически привилегированных внутренних и заморских пред-

приятиях периода патримониальной политики наряду с королем

участвовали (сравнительно) многие крупные землевладельцы и

чиновники и (относительно) небольшое число горожан. Иногда

в спекулятивных внешних предприятиях достаточно широко

участвовали за счет городской казны и города, например

Франкфурт, однако большей частью во вред себе, так как ка-

кая-нибудь единственная неудача наносила городу значи-

тельно больший ущерб, чем большому политическому обра-

зованию.

Экономический упадок многих городов, особенно начи-

ная с XVI в., объяснялся - поскольку он затронул и английские

города - только отчасти изменением прохождения торговых

путей и возникновением крупного домашнего производства,

основанного на рабочей силе вне города. Он был главным

образом вызван другими, общими причинами; прежде всего

тем, что традиционные входящие в городское хозяйство

формы предпринимательства уже не давали наибольшей

прибыли и что теперь политически ориентированные торговые

и промышленные капиталистические предприятия, даже если

они формально размещались в городе, не имели больше опо-

ры в хозяйственной политике города и не находились в веде-

нии объединенных в союз занятых предпринимательством

горожан Старые формы предпринимательства постигла та же

судьба, как некогда феодальную военную технику Новые ка-

питалистические предприятия основывались в новых, удоб-

ных для них местах, и предприниматель обращался теперь в

своих целях к другим помощникам в той мере, в какой он в них

вообще нуждался, а не к местной городской общине Подобно

тому как в Англии dissenters, которые играли такую большую

роль в капиталистическом развитии, не принадлежали вслед-

ствие Тест-акта^ к господствующей городской корпорации, и

крупные торговые и промышленные города возникали там вне

существующих округов и тем самым вне компетенции мест-

ных, обладающих монополией властей, вне старых привиле-

гированных корпораций: поэтому их юридическая структура носи-

ла часто очень архаические черты: старые сеньориальные суды,

court farm и court leet, существовали в Ливерпуле и Манчесте-

ре вплоть до реформы Нового времени, только земельная

власть сеньора стала именоваться судебной властью.

6) Из политического и экономического своеобразия

средневековых городов следовало и их отношение к небюр-

герским негородским слоям населения. В различных городах

оно было очень различным. Общей была противоположность

хозяйственной организации городов внегородским, политичес-

ким, сословным и сеньориальным структурным формам: про-

тивоположность рынка ойкосу. Эту противоположность не

следует представлять себе просто как между поли-

тическим или земельным сеньором 'л городом. Такая борьба

существовала, конечно, повсюду, где город в интересах рас-

пространения своей власти принимал на свою территорию

политически или поземельно зависимых людей, которых их

господин не хотел отпускать, или включал их в качестве вне-

городских бюргеров в городской союз, даже если они не пере-

селялись в город. В северных городах последнее стало после

короткого промежутка невозможным из-за вмешательства

княжеских союзов и запрещения короля. В принципе противо-

действие было повсюду направлено не против экономического

развития городов, а против их политической самостоятельно-

сти. Борьба возникала также и в тех случаях, когда экономи-

ческие интересы феодального сеньора сталкивались с инте-

ресами города в области политических спо^ьний и с его мо-

нополистическими тенденциями И конечно, величайшие опа-

сения военного феодального сс.-сза во главе с королем вызы-

вало появление автономных крепостей в сфере их политичес-

ких интересов Германские императоры почти все время - с

небольшими перерывами - испытывали подобные опасения.

Напротив, французские и английские короли часто прояв-

ляли большую доброжелательность к городам по политическим

причинам, вследствие их борьбы с баронами, а также из-за фи-

нансового значения городов. Надо сказать, что и негативное вли-

яние, которое рыночное хозяйство города как таковое могло

оказывать на вотчинное хозяйство и косвенно на феодальный

строй в целом и в различной степени действительно его ока-

зывало. совсем не обязательно происходило в форме

лборьбы> городов с представителями других интересов.

Наоборот, на многих стадиях развития интересы оказывались

в значительной степени общими. Политическим и земельным

сеньорам были очень нужны денежные повинности зависимых

от них людей; только город предоставлял этим людям мест-

ный рынок для их продуктов, а тем самым и возможность не-

сти вместо барщины и натуральных повинностей денежные

повинности, вотчинникам же город давал возможность пре-

вращать натуральные повинности в деньги на местном рынке

или по мере развития капиталистической торговли вне его,

вместо того чтобы потреблять их in natura. Политические и

земельные сеньоры энергично использовали эти возможнос-

ти, либо требуя от крестьян уплаты денежной ренты, либо

основываясь на созданной рынком заинтересованности крес-

тьян в большей продуктивности, возможной при увеличении

размера хозяйственных единиц, которые дадут больше нату-

ральных продуктов в виде ренты, превращали добавочный

продукт с крестьянских хозяйств в деньги. Наряду с этим по-

литический и земельный сеньор мог по мере развития мест-

ных и межрегиональных сношений взимать различные пошли-

ны на торговых путях, как это и происходило уже в средние

века на западе Германии. Поэтому основание городов и свя-

занные с этим последствия было, с точки зрения господина

города, чисто деловым предприятием для извлечения дохо-

дов. Исходя из таких экономических интересов, знать еще во

время преследования евреев на востоке, в частности в

Польше, основывала множество , что часто оказы-

валось неудачным, их исчисляемое несколькими сотнями на-

селение состояло иногда на 90% из евреев. Следовательно,

специфически средневековое северо-европейское основание

городов было фактически доходным и резко отличалось,

как мы увидим, от основания военных городов-крепостей, каки-

ми были античные полисы. Преобразование почти всех лич-

ных и вещных повинностей, требуемых земельным или судеб-

ным сеньором, и вытекающая из этого отчасти правовая, от-

части в достаточной степени фактическая экономическая сво-

бода крестьян - отсутствовавшая везде, где развитие городов

шло медленно, - возникла как следствие того, что доходы

политических и земельных сеньоров в областях интенсивного

развития городов все больше складывались из сбыта на рын-

ке продуктов крестьянского хозяйства или крестьянских по-

винностей; их источником могли быть - и были - также другие

хозяйственные возможности, связанные с торговыми сноше-

ниями, но никак не барщина зависимых крестьян или потреб-

ление предоставляемых ими продуктов в домашнем хозяй-

стве, как это происходило в хозяйстве ойкоса; теперь как се-

ньор, так - правда, в меньшей степени - и зависимые от него

люди в значительной части удовлетворяли свои потребности

ведением денежного хозяйства. Перемены в положении крес-

тьянства зависели в значительной степени и от скупки земель

сельской знати жителями города, переходившими к более

рациональному хозяйствованию на этих землях. Этот процесс

наталкивался на препятствия там, где для владения землями

знати требовалось право на получение лена, которого городс-

кой патрициат к северу от Альп почти нигде не имел. Однако

столкновения между политическими или земельными сеньо-

рами и городами нигде не происходили на почве <денежного

хозяйства> как такового, напротив, между ними, несомненно

существовала общность интересов. Чисто экономическая кол-

лизия возникала лишь там, где землевладельцы, стремясь

повысить свои доходы, переходили к собственному промыш-

ленному производству, что, впрочем, было возможно лишь

там, где в их распоряжении была сответствующая рабочая

сила. В этом случае города начинали бороться с промышлен-

ным производством сеньоров, и именно в Новое время в рам-

ках патримониально-бюрократического государства эта борь-

ба часто принимала очень резкие формы. В средние века об

этом еще не было и речи, фактический распад старого вот-

чинного союза при ослаблении зависимости крестьян часто

шел без всякой борьбы просто вследствие проникновения в

него элементов денежного хозяйства. Так обстояло дело в

Англии. В других местах, правда, города непосредственно и

сознательно способствовали такому развитию, например, как

мы уже видели, в сфере господства Флоренции.

Патримониально-бюрократическое государство стре-

милось примирить противоположные интересы знати и горо-

дов, но, поскольку оно нуждалось в знати в качестве офице-

ров и чиновников, оно запретило незнатным, следовательно, и

горожанам приобретать земли знати.

В средние века конфликты такого рода чаще возникали

между городами и церковными, особенно монастырскими, чем

со светскими феодалами. Ведь духовенство вообще, а осо-

бенно после разделения церкви и государства в борьбе за

инвеституру было наряду с евреями чужеродным телом в го-

роде. Владения церкви были в значительной степени осво-

бождены от налогового бремени, обладали иммунитетом,

следовательно, правом не допускать должностных лиц, в том

числе и городских, на свою территорию. Духовенство как со-

словие считало себя свободным от военных и других обязан-

ностей города. При этом число таких свободных от повиннос-

тей владений увеличивалось, а с ними вследствие постоянно-

го основания церквей благочестивыми горожанами и число

неподвластных городскому управлению лиц. В своих светских

братьях^ монастыри имели рабочих, не занятых заботой о

семье и, следовательно, способных выдержать конкуренцию

при использовании их, что часто случалось, в собственном про-

мышленном предприятии. Монастыри, совершенно так же как

^ средневекового ислама, захватили источники де-

нежно-хозяйственных рент - рыночные помещения, торговые

площади, мясные лавки, мельницы и т. п., все это было те-

перь изъято не только из налогового обложения, но и из всей

хозяйственной политики города. Часто монастыри предъявляли

также притязания на монополию. Их обнесенные стенами и об-

ладавшие иммунитетом территории могли представлять собой

опасность и в военном отношении. А церковный суд, запрещав-

ший ростовщичество, препятствовал развитую деловых операций

горожан. Против накопления земельных владений по праву мер-

твой руки горожане пытались бороться запретами, так же как

князья и знать, посредством законов амортизации. Но, с дру-

гой стороны, церковные праздники и прежде всего владение

местами паломничества с продажей индульгенций служили

для части городской промышленности способом получения

дохода, а монастыри в той мере, в какой они были открыты

для светских лиц, - местами призрения. Поэтому отношения

между духовенством и монастырями, с одной стороны, и го-

рожанами - с другой, были в конце средних веков, несмотря на

все столкновения, совсем не столь плохи, чтобы в них можно

было видеть достаточное основание для <экономического

объяснения> Реформации. Церковные и монастырские уч-

реждения не были, в сущности, столь неприкосновенны для

городской общины, как это утверждалось каноническим пра-

вом. Справедливо указывалось, что в Германии, в частности,

монастыри, после того как в ходе борьбы за инвеституру ко-

ролевская власть была значительно ослаблена, лишились

своего наиболее стойкого защитника от светской власти и что

устраненная ими власть фогтов^ могла очень легко так или

иначе возродиться, если они серьезно займутся экономической

деятельностью. Во многих случаях городскому совету удавалось

фактически подчинить их опеке, очень близкой прежней власти

фогта, навязывая им под различными предлогами и наименова-

ниями помощников и управляющих, которые ведали владениями

и делами монастыря в интересах города. Сословное положение

клира в городской общине было очень различным. Иногда он

находился в правовом отношении просто вне городской кор-

порации, но и там, где дело не обстояло таким образом, он

выступал в силу своих неистребимых сословных привилегий

как неудобная для города, неассимилируемая чужеродная

сила. Реформация покончила с этим в пределах своего гос-

подства, но городам, подпавшим вскоре под власть патримо-

ниально-бюрократического государства, это уже не помогло.

В этом отношении развитие в древности шло совсем

иным путем. Чем дальше в глубь веков, тем больше экономи-

ческое положение храмов в древности похоже на положение

церкви и особенно монастырей в раннее средневековье, осо-


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Теория ступеней и направлений 42 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • VI. Find the English equivalents of the Russian words below in the text.
  • ЖИЛИЩНЫЙ КОДЕКС республики Беларусь 5 страница
  • Коммерческое предложение
  • Програмне забезпечення для опрацювання та верстки
  • Жилищный кодекс Республики Беларусь 4 страница
  • Изъятие (выкуп) земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Возмещение убытков при изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд, ухудшении их качества,
  • Как же играть конструктором с крохой? Давайте посмотрим.
  • Жилищный кодекс Республики Беларусь 8 страница