— Да чтоб ты сдох вместе со своей свиньёй! — бабка кричала так визгливо и пронзительно, что хотелось свернуть уши в трубочку и спрятать в карман. 1 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

— Да чтобы ты сдох совместно со собственной свиньёй! — бабка орала так визгливо и пронзительно, чего хотелось свернуть уши в трубочку и упрятать в кармашек. 1 страничка


.

sf_horror

Лилия Руднева

Ключи от ада

Руднева Лилия

Ключи от ада

Глава 1

— Да чтоб ты сдох вместе со своей свиньёй! — бабка кричала так визгливо и пронзительно, что хотелось свернуть уши в трубочку и спрятать в карман.

— Не дождёшься! — старик, которому адресовалось столь жизнеутверждающее пожелание, стоял на балконе своего трёхэтажного домика и смотрел на недруга сверху вниз, воинственно выпятив толстенькое брюшко, — моя Дося — свободное животное и будет гулять там, где захочет!

Свинья, стоявшая рядом с дедком на балконе, довольно хрюкнула.

— Твоя жирная тварюка вытоптала все мои гиацинты и половину огорода впридачу!

— Да у тебя, калоша дырявая, сроду ничего, кроме бурьяна на огороде не росло! У тебя только руки не из того места выросли!

— Ах ты, козёл безрогий, — бабка резким движением выдернула из земли молоденькое деревце, удивительно напоминавшее её саму — тонкую и длинную — и, раскрутившись, словно метатель ядра, метко запустила им в старика.

Тот предусмотрительно залёг на пол, но деревце, не долетев до третьего этажа, выбило окно на втором. Бабка издала торжествующее улюлюкание, как индеец, и даже исполнила какой-то ритуальный танец, призванный выразить радость отмщения.

— Это тебе за мой огород!

— Ах ты, мочалка драная! — заверещал дедок, перегнувшись через перила и обозревая причинённый ущерб, — да я из тебя…

— Да что ты мне можешь сделать? — бабка на всякий случай отошла подальше от хлипкого дырявого забора, разделявшего их участки, — ты только жрать умеешь, динозавр карликовый! Сам пузо отъел и свинью свою дебильную раскормил, — Дося обиженно хрюкнула, — она не только забор, она скоро дом мне поломает! Прёт, как натовский вездеход, спасу от неё нет. Хоть бы отравил кто!

— Ты мою Досю не трожь! — старик сорвался на петушиный крик, даже его редкие седые волосики встали гребешком, — она поумнее некоторых людей будет!

— Ага, ты её за стол ещё посади! Наворовали, буржуи, денег у простого народа и теперь с жиру бесятся! — от праведного гнева бабка раскраснелась, косынка съехала на затылок, открыв неожиданно густые, чёрные, без признаков седины волосы.

— Ещё раз мою свинью тронешь — я бегемота заведу!

Лина, которая уже некоторое время наблюдала за чумовой парочкой, не выдержала и захохотала.

— А ты чего скалишься, лахудра! — увидев незнакомую девушку, бабка переключилась на новую жертву, — иди отсюда, а то собаку спущу!

— Нет у вас, бабушка, никакой собаки, — продолжая смеяться, ответила Лина.

— Это ж почём ты знаешь?

— Будь у вас собака, вы бы её уже давно на свинью натравили!

— Ишь ты, какая умная! У нас участковый похлеще любой собаки будет. Я сейчас ему позвоню, пускай разберётся, что за проходимцы по нашему посёлку шастают!

— Наталья, да ты совсем рехнулась на старости лет! — старик развернулся к девушке и приветливо улыбнулся, — кого-нибудь ищете?

— Ах ты, Казанова кастрированный, — бабка презрительно посмотрела на соседа, — смерть пописать отпустила, а он всё девкам глазки строит!

— Наталья, — старик побагровел и в его руке появился цветочный горшок, — не доводи до греха!

— Да тебя и доводить не надо! На тебе грехов, как на твоей свинье блох!

Такого оскорбления любимой свиньи старик снести не смог и с чувством запустил горшок в Наталью. Но та, предвидя подобный поворот событий, поспешно скрылась за дверью своего дома, продолжая выкрикивать ругательства из укрытия.



— Простите пожалуйста, — обратилась Лина к старику, — я ищу Витольда Романовича Заланского.

— Вы его нашли, — старик по-молодецки спустился вниз, рассматривая незнакомку.

То, что он перед собой видел, ему явно нравилось. Девушка была миниатюрной, с точёной фигуркой, как статуэточка. Короткие чёрные волосы, аккуратный носик и синие глаза невероятно глубокого оттенка. Но отчего-то, имея такое богатство, девушка смотрела этими глазами на мир с непонятной для её возраста отрешенностью. Мягкая, добрая улыбка скрывала отрешённость, позволяя разглядеть её только человеку наблюдательному.

— Чем могу быть полезен такой очаровательной девушке? — Витольд Романович доброжелательно посмотрел на девушку.

Свинья Дося, ни на шаг не отстававшая от хозяина, стояла рядом, но в её взгляде доброжелательности не было.

— Вам должен был звонить ректор института — Сергей Мартынович Завадский. Я его студентка.

— А-а-а! — старик обрадовался ещё больше, — вы пишете дипломную работу?

— Точно. Когда Сергей Мартынович рассказал мне о вас — я просто умоляла его дать мне рекомендации, чтобы вы позволили воспользоваться вашей чудесной библиотекой.

Лина напустила в глаза детского восторга, который тут же нашёл горячий отклик в глазах Витольда Романовича.

— Моя библиотека к вашим услугам, — сказал он, жестом приглашая девушку войти.

Дося недовольно хрюкнула и гордо удалилась, виляя толстым задом и безжалостно затаптывая нежную зелёную лужайку перед домом. Лина покосилась на свою сумку.

— Витольд Романович, я к вам сразу с автобуса и ещё нигде не поселилась. Давайте я сейчас быстренько сниму номер в гостинице и потом сразу приду к вам.

— Никаких гостиниц! — безапелляционно заявил Витольд Романович, — в нашем городе это равносильно самоубийству! Вы будете жить в моём доме.

Загрузка...

Дося, с увлечением рывшая рылом траншею вокруг дома, при этих словах подняла голову, осмысленно посмотрела на хозяина и возмущённо хрюкнула.

— Феодосия, — строго обратился к свинье старик, — нужно быть дружелюбнее с людьми!

Лина улыбнулась.

— Я надеюсь, вы не сочтёте это неприличным, — продолжал Витольд Романович, — и к тому же в моём возрасте к девушкам уже не пристают, — он с сожалением вздохнул.

— Я с удовольствием приму ваше приглашение, — ответила Лина.

Витольду Романовичу было под восемьдесят. Низенький, плотненький, но очень подвижный. Жизнь в нём била ключом, несмотря на возраст, а глаза горели юношеским огнём. В общем, старик ей понравился. Она легко подхватила тяжёлую сумку и шагнула на участок.

— Меня зовут Эвелина, — представилась девушка, — но я бы попросила называть меня Линой. Честно говоря — ненавижу своё имя.

— Почему? — удивился Витольд Романович, — по-моему, оно точно отображает вашу сущность. Такое же утончённое и красивое, как вы сами.

Девушка невесело усмехнулась. Они взошли на высокое мраморное крыльцо дома и, произнося эти слова, старик галантно открыл девушке входную дверь. Синхронно открылась и дверь соседки, из дома появилась её злая физиономия.

— Ах ты, боров похотливый! — прокричала она на всю улицу, — бесстыдник старый, нимфоман! Среди бела дня девок к себе водит! Да хоть бы людей постыдился!

Витольд Романович собрался ответить идиотке-соседке, но его опередила Дося. Она, словно бык на корриде, ударила копытом об землю и вперёд лбом двинулась на обидчицу. Развив невероятную скорость, Феодосия снесла головой деревянный забор и понеслась к дому Натальи. Та едва успела захлопнуть дверь перед животным и свинья на полном ходу врезалась в дверной косяк. Удар, видимо, был сильным, потому что животное упало на упитанную заднюю часть и несколько секунд сидело неподвижно. Затем, придя в себя, и озверев ещё больше, она, с грозным хрюканьем стала ломиться в закрытую дверь. Килограммов в Досе было не меряно, и дверь постепенно поддавалась. Наталья, не на шутку перепугавшись, заголосила:

— Люди добрые, да что же это делается! Этот ишак толстопузый свиней на людей натравливает! Помогите! Милиция!

— Потрясающее животное, — ошеломлённо сказала Лина, — а она вашу соседку не покалечит?

— Да нет, — меланхолично ответил Витольд Романович, — попугает чуть-чуть и спать пойдёт.

— А с соседкой вы не очень уживаетесь. Давно рядом живёте?

— Всю жизнь, — старик вздохнул.

— У вас же дом новый, — Лина недоумённо на него посмотрела, — я думала, вы недавно сюда переехали.

— Нет, просто благодаря вашему ректору мои научные работы стали популярны на западе, а там другие гонорары. Вот и решил пожить на старости лет в комфорте… — он любовно окинул взглядом свой сверкающий евроремонтом холл, — только соседка вот жизни не даёт, карга старая.

— Так поставьте между участками высокий каменный забор.

Старик захихикал.

— Вы думаете, меня не посещала подобная мысль! Начинал я ставить, несколько раз начинал. Так эта разбойница в первый раз его подорвала, а во второй облила какой-то жидкостью, от которой камень стал крошиться, — он снова захихикал, и Лине почудилось в этом смехе гордость за свою соседку, — никакого сладу с ней нет! — старик озорно, как мальчишка, выглянул в окно, проверить как дела у Натальи.

Дося с упорством маньяка продолжала выбивать двери. Перепуганная бабка, опасаясь членовредительства со стороны бешеного животного, выбралась на крышу и уже оттуда взывала о помощи.

Местные жители лениво выглядывали из окон, кое-кто даже вышел на крыльцо, чтобы поближе посмотреть представление. Из этого Лина сделала вывод, что подобные трюки свинья проделывает регулярно, так как никто из соседей особо не впечатлился происходящим.

— Дося, хватит, иди домой! — Витольд Романович наконец-то сжалился над Натальей.

Свинья неохотно прекратила сражение с дверью и послушно побрела домой.

— Изверг! — кричала Наталья с крыши, — Садист!.. Гитлер недоделанный!

Дося, тем временем, прибежала в холл и с чувством выполненного долга прошла в кухню.

— Она у вас что, вроде домашнего животного? — изумилась Лина, глядя, как вольготно чувствует себя свинья в доме.

— Она, можно сказать, член моей семьи! Так что не удивляйтесь, если встретите её в коридоре. И не беспокойтесь — Феодосия очень чистоплотная.

Из кухни донеслось довольное «чистоплотное» чавканье.

— Жить вы будете в гостевой комнате на втором этаже, — продолжал Витольд Романович, увлекая её наверх по красивой деревянной лестнице, — можете часик отдохнуть, а затем жду вас внизу ужинать.

— А когда я смогу увидеть вашу библиотеку?

— После трапезы я с удовольствием покажу вам свои книги.

Оказавшись в отведённой ей комнате, Лина небрежно бросила на пол сумку и блаженно растянулась на широкой кровати. Пятичасовое путешествие в автобусе очень её утомило. Сначала девушка хотела ехать на своей машине, но шеф настоял на соблюдении конспирации с самого начала задания.

Лина не училась ни в каком институте. Она была сотрудницей частного детективного агентства и сюда приехала в связи с делом, которое поначалу посчитали рядовым.

К их шефу — Виктору Васильевичу Соловьёву обратилась дама — жена высокопоставленного чиновника — с просьбой отыскать её восемнадцатилетнюю дочь. По словам матери, девочка спуталась с каким-то проходимцем вдвое старше себя. На просьбы родителей дочь не обращала внимания, тогда они перешли в контрнаступление. Заперли чадо дома, а любовнику пригрозили милицией. Некоторое время всё было спокойно, а потом Вера, так звали девочку, неожиданно исчезла. Отец, используя свои связи, поставил на уши весь город, но парочка как сквозь землю провалилась. И вот тогда отчаявшиеся родители решили обратиться в их организацию. Детективное агентство «Викинг» имело безупречную репутацию и обладало огромными возможностями. Высококвалифицированные сотрудники, которых шеф успешно переманивал из государственных структур огромной зарплатой, могли дать фору даже столичным спецам. В штате агентства числились опера, компьютерщики, мастера боевых искусств, аналитики, психологи и даже уголовники. Один из таких специалистов, Игорь Нефёдов в два счёта отыскал районный центр, в котором осела сбежавшая парочка. Он тут же сообщил об этом на базу, но бывшего оперативника что-то насторожило, и Нефёдов просил дать ему ещё некоторое время для наблюдения. Выяснилось, что любовник Веры возглавлял секту сатанистов и вряд ли увёз её с собой из-за большой любви. Поселил он девушку у Витольда Романовича Заланского, с которым был в большой дружбе.

Это была последняя информация, которую успел передать Нефёдов. После этого он исчез, а также из дома Заланского исчезла Вера.

Соловьёв вызвал Лину в офис среди ночи и, обрисовав ситуацию, сказал, что она должна ехать туда и разбираться на месте.

— Витя, — Лина подняла на него синие глаза, — но я же не профессионал! Даже не представляю, что буду делать, приехав на место.

— Линочка, — Соловьёв подошёл к девушке, и привлёк к себе, — ты уже многому научилась, я в тебя верю. К тому же в последнее время ты какая-то подавленная, опять стали мучить кошмары? — он с беспокойством заглянул ей в глаза.

— Нет, — она попыталась увернуться от его взгляда, — всё нормально.

— Тебе нужно окончательно выбросить всё это из головы, — прошептал он, целуя её в шею, — займёшься делом и забудешь обо всём ненужном.

Его руки проникли под её кофту. Лина закрыла глаза и попыталась отбросить все навязчивые мысли. Она обвела руками шею Соловьёва и ответила на поцелуй.

Утром, снабдив её письмом от ректора института и дав другие распоряжения, Соловьёв посадил Лину на автобус.

Глава 2

Из полудрёмы девушку вывела осторожно открывающаяся дверь. За доли секунды Лина была на ногах, готовая к любым сюрпризам. Но такого она не ожидала. В комнату с видом хозяйки вошла Дося. Словно не замечая Лины, она прошествовала к её дорожной сумке и попыталась рылом проникнуть в содержимое. Сумка не раскрывалась. Тогда свинья решила просто разорвать её зубами. Опешившая Лина несколько секунд приходила в себя от такой наглости, а затем попыталась выдрать своё имущество из зубов животного. Но не тут-то было! Феодосия возмущённо хрюкала и крепче вцеплялась в добычу.

— А ну, брысь! — девушка отчаянно тянула сумку на себя, — брысь, кому говорят! — она легонько пнула её ногой.

В ответ на это Дося завизжала так, будто её резали. В комнате тут же появился перепуганный Витольд Романович. Увидев, что с его любимицей всё в порядке, он расцвёл улыбкой и ласково пожурил распоясавшуюся свинью:

— Дося, ты же воспитанное животное, оставь сумку Лины, она сама тебе её откроет и даст что-нибудь вкусненькое.

Но Феодосия и не думала отпускать добычу, она покрепче впилась в неё зубами и наконец-то разорвала. Вещи вывалились, свинья тут же принялась их обследовать в поисках чего-нибудь съестного. Отыскав пакетик солёных орешков, схватила их и, словно кошка, стащившая со стола сосиску, понеслась прочь, попутно сломав стул.

— Дося! — закричал ей во след Витольд Романович, — ах ты разбойница!

Но гнева в его голосе не наблюдалось. Похоже, Заланский нежно любил это животное и прощал любые наглые выходки. Лина, чтобы не сорваться от возмущения, повернулась к старику спиной и стала собирать разбросанные вещи.

— Простите, Лина, — Витольд Романович присел рядом, помогая ей, — я должен был предупредить, чтобы вы запирали дверь на замок. Дося иногда бывает вредной, но, я уверен, что вы её полюбите.

Девушка кисло улыбнулась. «Как же, да я скорее съем свою бейсболку!.. Похоже, насчёт маразма я была не права — у старика с ним полное взаимопонимание».

Где-то внизу зазвонил телефон, Заланский поднялся:

— Жду вас через пятнадцать минут в гостиной. Вы, наверное, проголодались.

«Надеюсь, он не посадит свою свинью за стол», — подумала Лина.

Она ополоснулась в душе, сменила джинсы на лёгкое платье, и спустилась вниз.

За круглым столом, сервированным как в лучших ресторанах, в гордом одиночестве восседал Витольд Романович. Доси не наблюдалось.

«Слава богу!» — подумала Лина, начавшая понимать чувства соседки Натальи.

— Присаживайтесь, — Заланский легко вскочил со своего места и отодвинул стул для гостьи.

Девушка изрядно проголодалась и с удовольствием осмотрела разнообразные блюда, красиво расставленные на столе. Было понятно, что старик любил покушать и ни в чём себе не отказывал. В комнату с подносом вошла девушка лет семнадцати.

— Это Светлана, дочь соседей напротив, — просветил Лину Заланский, — помогает мне по хозяйству.

— А я Лина, очень приятно — и, оглядев великолепие на столе, произнесла, — Света, неужели всё это приготовили вы?

— Да, — девушка зарделась, — это совсем нетрудно.

— Спасибо, Светочка, — сказал Витольд Романович, — на сегодня можете быть свободны.

— Приятного аппетита, — произнесла она и удалилась.

Не дожидаясь приглашения, Лина стала накладывать себе всего и помногу. Заланский, видя такой здоровый аппетит, пришёл в восторг.

— Уважаю людей, любящих поесть, — сказал он, отправляя себе в рот кусочек сочной фазаньей ножки, — женщины, ограничивающие себя в еде, не внушают доверия.

— Почему? — удивилась девушка, пытаясь справиться с лангустом.

— Человек, который не любит вкусно покушать, не любит себя, а значит, и весь мир.

— Ну, если следовать подобному утверждению — вы должны любить всех вокруг!

— Это правда, — Витольд Романович широко улыбнулся, — я люблю людей.

— А Наталья? — Лина не удержалась от подколки.

— К Наталье я хорошо отношусь, — он загрустил, — знаете, — совершенно серьёзно сказал старик, — мне кажется, она в меня влюблена, поэтому и устраивает сцены каждый день. Чтобы привлечь к себе внимание.

Представив маленького и толстенького Витольда Романовича, а рядом с ним тощую и длинную Наталью, Лина вынуждена была залпом выпить стакан воды, чтобы не расхохотаться. Она поспешно перевела разговор на другую тему.

— Света, наверное, сильно устаёт. Шутка ли — каждый день готовить такое великолепие! К тому же я уверена, что вы нечасто обедаете в одиночестве, — девушка пытливо посмотрела на Заланского.

— Увы, — он развёл руками, — гости в моём доме редкость. С тех пор, как выстроил особняк посреди простых домов, меня недолюбливают.

— Странно, я была уверена, что у вас постоянно кто-нибудь живёт. Ведь не зря же здесь столько гостевых комнат.

— Они мне нужны для таких вот случаев, как ваш. Сюда иногда приезжают мои коллеги и их друзья. Но, к сожалению, это случается не так уж часто.

«Значит, не хотим признаваться, что Вера жила здесь. Жаль, он показался мне милым, и я надеялась, что любовник девушки использовал его втёмную… Надо будет свести дружбу с Натальей. Уж она — то с удовольствием расскажет любые сплетни о Витольде Романовиче».

— Лина, вы меня слушаете?

Девушка поняла, что упустила нить разговора и Заланский уже во второй раз её о чём-то спрашивает.

— Простите, — встрепенулась она, — ваши кулинарные изыски заставляют забыть обо всём на свете!

Старик улыбнулся.

— Я спрашивал вас о теме вашей работы.

— Она называется «Маргинальные личности раннего средневековья».

Девушка жалко улыбнулась. Соловьёв выпихнул её на задание, не дав как следует подготовиться. Если старик сейчас начнёт умные разговоры — она засыплется. Но сегодня небо было к ней благосклонно.

— Ну что ж, — торжественно изрёк Витольд Романович, — могу вас поздравить! Считайте, что работа уже написана, у меня есть редчайшие книги, способные сделать ваш труд на высшем уровне!

Он тут же потащил её в библиотеку. Собрание книг у Заланского было действительно уникальным! Лина даже на время забыла о том, зачем сюда приехала. Она заворожено перебирала старинные фолианты и свежие научные труды, которых, по словам старика, ни у кого в стране ещё не было! Витольд Романович, видя неподдельное восхищение девушки, воодушевился и трещал без умолку, рассказывая о появлении в его коллекции каждой книги.

— И что, такое богатство хранится просто так? Вы не принимаете никаких мер предосторожности? — изумилась она.

— Да! — радостно сообщил старик.

— А не боитесь ограбления?

— Можете не верить, но эти книги заколдованные!

Лина посмотрела на Заланского, всё больше утверждаясь в мысли, что у старика не все дома.

— Догадываюсь, о чём вы подумали! — продолжал веселиться Витольд Романович, — старик выжил из ума! Но поверьте, я знаю, о чём говорю. Уже было несколько попыток, и все они закончились плачевно для грабителей! Никто, кроме меня, не может вынести эти книги из дома! — он любовно окинул взглядом свои сокровища.

Ещё одно сокровище в это время нагло просунуло рыло в приоткрытую дверь, подошло к Заланскому и толкнуло его под коленки. Старик едва не упал, а Дося издала возмущённый вопль.

— Досенька! — засюсюкал он, — помню, помню, после ужина мы всегда гуляем. Но ты должна простить меня, у нас ведь гости!

Дося принципиально проигнорировала Лину и, схватив Витольда Романовича за штанину, потащила к выходу.

— Эвелина, если хотите — располагайтесь и работайте, — прокричал старик уже в дверях, его штаны в зубах свиньи угрожающе трещали, — а мы с Досей на прогулку.

Лина некоторое время стояла в замешательстве.

«Либо старик маразматик, либо успешно притворяется, — думала она, — про Веру он не признался, значит, замешан однозначно! Тогда зачем строит из себя идиота? Я где-то прокололась? Да нет, вряд ли мой вид мог его насторожить».

Она посмотрела на себя в зеркало. Лине было двадцать шесть, но маленький рост и свежесть лица не позволяли кому-нибудь дать ей больше восемнадцати. А короткое простое платьице, надетое к обеду, делало её совсем девчонкой.

«Даже если он меня в чём-то заподозрил, всё равно нужно действовать».

Для начала следовало проверить дом. Вдруг Вера всё-таки здесь. Взгляд упал на раритетные книги, и Лина тут же вспомнила бред о заколдованной библиотеке.

«Как же, — думала она, — старик, видимо, решил меня проверить. Наверняка здесь понатыканы видеокамеры и сигнализация… Видеокамеры! Если они есть, то Заланский сможет увидеть, что никакую работу я не пишу!!!»

Выругавшись про себя, делая вид, что увлеченно рассматривает книги, она незаметно обшаривала взглядом помещение. Через пятнадцать минут девушка с уверенностью могла сказать, что в библиотеке камер наблюдения нет. В таких вещах её здорово натаскали в агентстве. Вообще, она многому научилась за тот год, что была с Соловьёвым.

Пока Дося выгуливает хозяина, Лина решила не откладывать и осмотреть весь дом. Вряд ли Веру держат здесь, если, конечно, она ещё жива, но для очистки совести… Осторожно, попутно высматривая камеры наблюдения, девушка обошла все комнаты, чердак и подвал. Последние были заперты, но вор-домушник Лапа, числившийся в штате «Викинга» консультантом по системам безопасности, подарил ей несколько собственных отмычек в знак особой любви. Чувство возникло после того, как Лина со второго раза смогла открыть отмычкой дверь в его кабинет.

Ни Веры, ни даже малейших следов её пребывания обнаружено не было. Лина быстренько поставила жучёк на телефон и собиралась вернуться в библиотеку, когда её взгляд скользнул по окну, выходившему в сторону участка Натальи. Девушка обмерла! Она так тщательно искала камеры в доме, что совсем упустила из вида главную камеру наблюдения. Наталья стояла, положив руки на забор, и, вытянув шею, беззастенчиво заглядывала в окна соседа.

«Чёрт! Надо же было так опростоволоситься, Наталья наверняка видела, как я осматривала комнаты! Придётся самой рассказать Заланскому, что я ходила по дому… Спишу на женское любопытство».

Открывшаяся входная дверь заставила девушку вздрогнуть. Она никак не ожидала, что хозяин вернётся так скоро! Лина незаметно прошмыгнула в библиотеку, взяла первую попавшуюся книгу, и села за стол, делая вид, что читает.

— Лина, — несмело раздалось у неё за спиной.

Девушка повернулась и с изумлением увидела перепуганное личико Светы. Та переминалась с ноги на ногу, не решаясь переступить порог библиотеки, и одёргивала короткую футболку.

— Света? Ты что-то хотела? — Лина подбодрила её улыбкой.

Девушка сделала шаг вперёд и выпалила на одном дыхании:

— Вам нельзя здесь оставаться! Уезжайте!

— Почему? — Лина опешила.

— Не спрашивайте меня, — казалось, ещё секунда, и Света расплачется, — здесь происходит что-то нехорошее, уезжайте! — она заправила за ухо выбившуюся белокурую прядь.

— Тебе кто-то угрожает?

— Вам угрожает… И мне, если узнают, что я с вами разговаривала!

— Кто? Витольд Романович?

— Нет, — Света развернулась к выходу.

— Подожди, — Лина кинулась за ней, — в этом доме жила девушка Вера. Ты не знаешь, что с ней случилось?

Услышав это имя, Света побледнела и отшатнулась.

— Не уходи, помоги мне, пожалуйста!

Но Света уже не слушала её. Глаза заполнились паническим ужасом, и она вылетела из дома.

Некоторое время Лина стояла, переваривая услышанное. Девочка что-то знает и напугана. Она сказала, что угрожает не Заланский. Значит, тот, кто увёз Веру?

Лина готова была прямо сейчас идти к любовнику Веры, но уже начинало смеркаться. Она не сможет объяснить Заланскому свой уход на ночь глядя. Придётся ждать до завтра.

Девушка решила всё-таки сделать вид, что работает. Она вернулась в библиотеку, выбрала нужную книгу и открыла ноутбук, чтобы конспектировать. Через час вернулись Дося с хозяином. Утомлённая прогулкой свинья решила не демонстрировать лишний раз своё «фи» незваной гостье, а сразу пошла жрать. Витольд Романович заглянул проверить как дела у Лины. Увидев ноутбук, старик удивился:

— Неужели теперешняя стипендия позволяет студентам покупать такие штуки?

— Это подарок нашего ректора Сергея Мартыновича, как лучшей студентке, — уверенно соврала Лина.

Ректор был предупреждён и оплачен. Если Заланскому взбредёт в голову проверить, то на все вопросы Сергей Мартынович будет отвечать «да».

— У вас очень красивый дом, — продолжила девушка, — я не удержалась, и побродила по нему немного. Простите, наверное, я должна была сначала спросить разрешения? — она невинно захлопала ресницами.

— Что вы, что вы, — замахал руками Витольд Романович, — мой дом в полном вашем распоряжении. Я одинок, и когда появляются гости, для меня это всегда праздник!.. Не хотите ли чаю с мятой? — засуетился он, — очень способствует перед сном.

— Спасибо, — Лина закрыла ноутбук и только сейчас поняла, как сильно устала.

Поднявшись к себе в комнату, она первым делом заперла дверь на замок, чтобы противное животное не дай бог не припёрлось к ней среди ночи. Разобрала постель и собиралась переодеваться. В комнату деликатно постучали.

— Эвелина, это Витольд Романович, могу я войти?

— Да, пожалуйста, — Лина открыла дверь и увидела Заланского с подносом в руках.

— Я принёс вам чай. Завариваю его по-особенному, поэтому, уверен, вы не сможете отказаться!

— Спасибо, — девушка приняла у него поднос и почувствовала приятный аромат напитка, — обязательно выпью.

Заланский пожелал ей спокойной ночи и удалился. Лина удобно устроилась на кровати с чашкой и блокнотом в руках. Прихлёбывая тёрпкую жидкость, девушка попыталась наметить план действий на ближайшие сутки. Но мысли путались, видимо, она устала сильнее, чем думала. Некоторое время она мужественно боролась со сном, но Морфей оказался очень соблазнительным мужчиной и Лина, едва успев поставить чашку прямо на пол, провалилась в его объятия.

— Ну что?

— По-моему, ничего.

— А мне кажется, в самый раз!

Лина приоткрыла глаза, разбуженная мужскими голосами, раздававшимися в комнате. Единственным источником света была луна. В её мерцающих переливах все предметы расплывались, и девушка не могла понять спит она или уже проснулась. Над кроватью стояло трое мужчин зловещего вида, и, в целях сохранения душевного здоровья, Лина тут же решила для себя, что это сон. Мужчины, между тем, продолжали.

— Я думаю, не стоит её трогать — может подняться шум.

Говоривший был маленького роста и немного картавил. Лица терялись в полутьме, и девушка могла узнавать лишь силуэты.

— Не знаю, не знаю… — задумчиво проговорил другой. В голосе слышались командные нотки.

— Давайте подождём немного, время ещё есть, — флегматично ответил третий.

Все трое стояли неподвижно, напоминая маньяков, сбившихся в стаю. Зрелище было жутким, но девушка решила досмотреть, чем всё закончится, несмотря на бешено колотящееся сердце. И тут в поле её зрения возник Витольд Романович.

— Господа, — подал он голос, — у вас ведь нет необходимости в материале? А эта девушка очень приятная, пускай поживёт.

Троица посмотрела на Заланского, потом главный махнул рукой и все трое бесшумно вышли из комнаты. Витольд Романович постоял ещё некоторое время, глядя на Лину, и тоже удалился. В глазах девушки всё поплыло, и она снова погрузилась в сон.

— Линочка, с вами всё в порядке? — Заланский встревожено скрёбся в её дверь.

Девушка открыла глаза и тут же зажмурилась. Наглый луч полуденного солнца резанул глаза.

— Линочка, — Витольд Романович заговорил громче, — уже двенадцать часов. Вы не заболели?

— Нет, нет, я сейчас спущусь!

— Хорошо, я жду вас в столовой.

Лина откинула одеяло и села на кровати. Посмотрела на часы — действительно уже полдень! Она никогда не спала так долго. Не может быть, чтобы прошедший день настолько её вымотал! И ещё этот ночной ужастик! Три мужика в её комнате. И Заланский со своей фразой: «Пускай поживёт»! Что значит «поживёт»? «Поживёт» в его доме, или «поживёт» на этом свете? Приснится же такое! А если это был не сон? Чушь! Света сказала, что Заланский ей не угрожает… Так он и не угрожал, а сказал «пускай поживёт» А кто тогда мужчины? Сатанисты, выбирающие себе жертву? Тогда, может, они причастны к исчезновению Нефёдова? Нужно срочно прижать Свету и вытрясти из неё всё, что знает.

Лина наскоро умылась и спустилась вниз, надеясь, что Света ещё не ушла.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал — Да чтоб ты сдох вместе со своей свиньёй! — бабка кричала так визгливо и пронзительно, что хотелось свернуть уши в трубочку и спрятать в карман. 1 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Паровая регенерация ДЭГа. Технологическая схема, назначение и устройство аппаратов, параметры работы
  • Параметры событий сети
  • Постепенное увеличение сопротивления условного противника.
  • Парадигмы современного менеджмента. Основные школы менеджмента в ХХ1 веке.
  • Предстерилизационная очистка инструментария и других изделий, подвергающихся обеспложиванию.
  • Параметры парогенератора. Тепловой и гидравлический расчёты паропровода
  • Парообразование за счет сброса давления.
  • Параметры оптического волокна