Хорошо рисовать я умею только пустоту. 11 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

Отлично отрисовывать я умею только пустоту. 11 страничка


.

- Можешь не утруждаться.

- Ты о чем? – уточнила я, удивившись, что успела так надолго задуматься.

- Можешь не пытаться понять, что я за чудище.

- Я всего лишь думала, что у тебя нет когтей и зубов.

- Я бы не стал заявлять об этом так убежденно, - отозвался Дилер, и у него на щеке появилась ямочка.

- Как ты вообще сумел забрать кинжал? Демоны не могут даже прикоснуться к нему, чтобы не получить дозу яда.

- Значит, мне повезло, что я не демон.

Блин, точно. Технически он никакой не демон.

- Значит, ножик тебя не убьет?

Он приподнял одно плечо, как будто сомневался:

- Кто знает?

Значит, он в состоянии прикоснуться к кинжалу, но кинжал все-таки может его убить. То же самое можно сказать и о моих отношениях с ножами. И вообще с чем угодно. Хотя так о каждом можно сказать.

- Ты говорил, что кинжал сияет. Каким ты его видишь?

- Даже не знаю, как описать. От него исходит мягкое свечение, которое я увидел даже сквозь твои штаны. Очень похоже на человеческие души.

- Типа как аура? – спросила я.

- Да, но все-таки больше как сама душа.

- А-а.

Короче говоря, до меня не дошло, и Дилер это понял:

- Разве ты не видишь человеческие души?

- Не совсем. То есть не так, как ты. Точнее вообще не вижу, пока люди не умрут. А когда они переходят, вообще всю подноготную вижу.

Он выпрямился в кресле.

- Наверняка собственный ослепительный свет ты видишь.

- Да не особенно, - покачала головой я.

- Как же ты помечаешь души, если не видишь их?

Тут я капитально обалдела:

- Я как бы и не знала, что должна заниматься чем-то подобным.

Удивление Дилера в мгновение ока обернулось яростью.

- Шутишь?

Я опустила руку и щелкнула пальцами. Артемида появилась из-под пола и ткнулась головой мне в ладонь. Я рассеянно почесала ей макушку, внимательно следя за реакцией Дилера.

- Как тебя зовут? – сменила я тему. – Не Дилер же в самом деле.

- Ты сказал ей, что я дилер, Рейазиэль?

Только после этих слов я ощутила присутствие Рейеса. Он материализовался, и на меня хлынула волна обжигающего жара. Само собой, он был злой как черт.

В плаще, не снимая капюшона, Рейес встал прямо между мной и Дилером.

- Что ты здесь делаешь? – спросил он холодным, как продрогший мрамор, голосом.

Я поднялась на ноги, но Рейес все равно возвышался надо мной самым подавляющим образом. В бесконечной клубящейся тьме, которая его окутывала, рассмотреть лицо было невозможно.

- Дилер забрал кинжал, а я хотела его вернуть.

- И ты пришла сюда, чтобы встретиться с этой тварью лицом к лицу? Одна? После всего того, о чем мы с тобой говорили?

- Как видишь. – Юмора моего он явно не понял. Я вздохнула: - Хочешь верь, хочешь – нет, но в этой ситуации помощи от тебя негусто. У меня было больше шансов вернуть кинжал без тебя.

- Здесь у тебя больше шансов потерять душу.

- Неужели ты не можешь хоть капельку в меня поверить, Рейес? Я ведь не круглая идиотка.

В водопаде дыма и черного тумана плащ исчез. Под ним оказались знакомые джинсы и синяя рубашка с закатанными рукавами, благодаря чему я в который раз могла полюбоваться сильными, крепкими руками. Выглядел Рейес замечательно. Как всегда. Он подошел ко мне, остановившись в паре шагов. Еще чуть-чуть – и вторгся бы в мое личное пространство.

- Это, дорогая моя, еще нужно доказать.



Часть 2 (окончание)

Рейес шагнул еще ближе и за секунду до того, как мы соприкоснулись, испарился в облаке черного дыма, обернув меня на мгновение своей сущностью.

Всю игривость как рукой сняло – я ужасно рассердилась и покосилась на Дилера:

- Ушам своим не верю!

И все-таки Рейес не ушел, а незримо остался рядом. Впрочем, я знала, что он никуда не денется. Но так он хотя бы давал мне иллюзорную возможность действовать самостоятельно.

Дилер изобразил полуулыбку:

- Ты ведь знаешь, что он прав.

Я снова села, хотя от напряжения внутри все звенело.

- Неужели ты на его стороне?

- В этом вопросе – однозначно. Ты слишком легкомысленно относишься к своей роли.

- К какой еще роли? – вздохнула я. – Поубивать монстров в подвале?

- Нет. Есть только один монстр, о котором тебе нужно думать. И сейчас самое важное – не дать тебе погибнуть.

- Сейчас самое важное – вернуть мне кинжал.

- Что я получу взамен?

Приплыли.

- Торгуешься, значит? За мою душу?

- Если бы мне нужна была твоя душа, я уже владел бы ею.

- Для начала я должна сама ее тебе отдать.

От его улыбки мне стало не по себе.

- О да, но ты с радостью это сделаешь. Это было бы слишком легко. Что меня как раз и беспокоит.

Все понятно. Никто в меня не верит. Как же мне всех убедить, что я могу за себя постоять? Может быть, надо перестать подвергаться пыткам и избиениям каждые несколько дней. Точно, с этого и начну. Я дала себе обещание на лезть на рожон и не попадать в пыточную как минимум два (тут пришлось посчитать на пальцах)… нет, три месяца.

- Почему ты вообще хочешь в этом участвовать? – спросила я у Дилера. – Что ты имеешь против Люцифера?

- По-твоему, того, что он сделал меня рабом, недостаточно?

- Согласна, причина весомая. Вот только с его рабами я уже встречалась.

- Ты имеешь в виду тех безмозглых созданий, что на тебя охотились? Разве я кажусь тебе безмозглым?

- Не очень. По крайней мере не казался, пока не вломился ко мне в квартиру. Кстати, за уборку платишь ты.

Загрузка...

Он слегка пожал плечами:

- Я верну тебе кинжал, если ты кое-что для меня сделаешь.

- И что же?

- Позволишь мне участвовать в свержении Сатаны.

Ну-у, кажется, все не так уж сложно.

- Слушай, ты вроде бы много знаешь о том, что происходит. А мне бы не помешало подучиться. Я понятия не имею, что… что нужно делать. Рейес твердит, что я должна сама все выяснить, но…

- Рейазиэль тебя боится, - перебил меня Дилер. – Потому и не хочет, чтобы ты все знала. А значит, будет делать все, что в его силах, чтобы не давать тебе необходимых знаний.

- Он вообще никого не боится, - фыркнула я.

- Но ты не «никто». Ты даже не просто ангел смерти, о чем ясно свидетельствует твое наследие.

- Ладно-ладно, поняла.

На самом деле ничегошеньки я не понимала, но сообщать об этом Дилеру точно не собиралась. Зато твердо решила докопаться до истины и узнать от и до, о каком наследии идет речь. Если, конечно, оно действительно существует. Гаррет занимался пророчествами, но мне хотелось знать больше. И я догадывалась, как именно получить желаемое. Начну шантажировать своего почти жениха. Хочет мою руку и сердце – пускай все объяснит. Красавчик, сидевший напротив меня, явно знал уйму интересного, вот только я сомневалась, что могу ему доверять. А значит, доверять его словам тоже было нельзя.

- Ты мне не веришь? – поинтересовался упомянутый красавчик. – Спроси его, как тебя зовут.

- Кстати, тебя-то как величать? – вдруг вспомнила я.

- Об этом ты тоже можешь спросить у Рейазиэля, - бесстрастно отозвался Дилер.

Так я ничего добьюсь.

- Знаешь, меня уже капитально достали загадочные ответы Рейеса, неясные пророчества чувака по имени Клео и твои тонкие, елки-палки, намеки. Можешь ты дать мне один четкий ответ?

- Очень постараюсь.

От меня не укрылось, что никакой гарантии он мне не дал.

- Замечательно. Итак, что же я хочу узнать больше всего на свете? – Я задумчиво посмотрела в потолок, а потом решилась: - Кое-кто… некоторые, скажем так, существа высказывали мнение, что Рейеса послали в этот мир именно за мной. Точнее убить меня. Это правда?

- Да.

В груди сдавило от боли. Что ж, ответ четкий и ясный, хотя ни капельки не приятный.

- Он мне сказал, что его послали за порталом. За любым порталом. Что его отцу был нужен путь на небеса.

- Он солгал.

В комнате стало жарко. Я притворилась, будто ничего не заметила.

- Он сказал, что ты законченный лжец, который так хорошо умеет пудрить мозги, что верят даже демоны.

- Верно. Но подумай вот о чем: зачем отцу принца искать проход туда, где его могут уничтожить?

Хороший вопрос.

- Не знаю. Может быть, чтобы попробовать занять там трон?

- Шансы, что Люциферу удастся завоевать небеса, астрономически малы, - усмехнулся Дилер. – Тебе когда-нибудь встречались на шоссе автопоезда?

- Само собой.

- Если такая фура столкнется с комаром, каковы шансы, что комар раздавит фуру?

- Астрономически малы.

- Вот именно.

- То есть ты хочешь сказать, что Сатана не представляет угрозы для небес?

Дилер тихо рассмеялся:

- Честное слово, я как будто с ребенком разговариваю.

У меня возникло точно такое же ощущение. Я встала и двинулась к двери. Он пошел за мной:

- Я не хотел тебя задеть. Просто я удивлен. Не только тем, как мало тебе известно, но и тем, насколько ошибочны крохи знаний, которыми ты обладаешь.

- Ты случайно не горишь желанием помочь мне разобраться?

- Могу попробовать. Что еще тебя интересует?

- Допустим, все, сказанное тобой, правда. Зачем я нужна Сатане, если не в качестве портала на небеса?

- Рейазиэль многое от тебя утаил. Что само по себе удивительно, учитывая, что у нас одна и та же цель.

- Ну и что это за цель?

- Как я и говорил, уничтожить Люцифера. Раз и навсегда.

- И ты думаешь, мне это по плечу?

- Нет, не думаю. Я знаю лишь одно: ты – ключевой игрок. Каким-то образом ты влияешь на события, и Люциферу об этом известно. Бог, как его называют люди, сделал то, что обещал. Изгнал Люцифера и его приспешников из рая. С тех пор идет игра на души. Как в шахматы.

- Люди не пешки.

- Для Люцифера они именно пешки. Но не для Бога. Это все равно что сравнивать материнские чувства к ребенку с чувствами серийного убийцы в адрес того же ребенка.

- Но ты точно не знаешь, какая роль во всем этом отведена мне?

- К сожалению, нет.

- Ясно. Что значит «помечать души»?

Дилер уставился на меня, словно я окончательно и бесповоротно спятила:

- В этом заключается твоя работа.

- Моя работа – помечать души?

- Да.

- Но ведь я портал. Я всегда думала, что моя работа – помогать людям перейти.

- Это лишь часть твоих обязанностей. Не просто так тебе дано видеть вину, коварство и дурные намерения, Шарлотта.

- То есть я должна отмечать лжецов и убийц, или как?

- Всему свое время.

- Я не имею права судить людей. Мало того, я уверена, что Большой Босс наверху очень расстроится, если я начну направо и налево осуждать его паству.

- Мы говорим не о том, чтобы выносить виновным приговор. Твоя задача – отсеивать их при переходе. Делить на группы и готовить к последнему путешествию. Представь, что ты машина, которая сортирует монеты по достоинству, отделяет четвертаки от десятицентовиков.

- То бишь я что-то типа сортировщика?

- Что-то типа, - сверкнул зубами Дилер.

- Ну уж нет, - решительно сказала я. – Раз начал, вываливай все и сразу. В чем конкретно заключается моя работа? И что конкретно я могу делать?

- Когда твое тело перестанет существовать, ты все узнаешь.

- То есть меня ждет экспресс-курс на тему «Как быть ангелом смерти»?

- Можно и так сказать.

- Ну а до того? Что я должна делать, пока еще хожу по земле?

- Насколько мне известно, единственная твоя задача – не погибнуть. Раньше с этой проблемой никто не сталкивался. Ни один ангел смерти не прожил так долго, как ты.

- Мне всего лишь двадцать семь.

- А это года на двадцать два дольше, чем удавалось прожить тем, кто был до тебя.

- Об этом мне и Рейес рассказывал. Большинство ангелов смерти слишком рано лишалось физических оболочек, после чего им приходилось по пятьсот, а то и больше, лет выполнять свою работу в нематериальном виде. Я никак не могла понять, откуда они знали, что делать. Даже не представляла, что после смерти мне загрузят все это в мозги одним махом.

- Значит, кое-что он тебе все-таки рассказывает. Утаивает только самое важное.

По комнате разлилась очередная жаркая волна.

Дилер глянул вверх:

- Намек понял.

- Выкладывай все как есть, - упрямо потребовала я. – Я должна помечать души, так?

Мой собеседник опять развалился в кресле.

- Я могу все тебе рассказать и тем самым взбесить Рейазиэля – существо, чья помощь нам однозначно пригодится, если мы хотим победить. С другой стороны, я могу последовать его примеру и позволить тебе узнать все самостоятельно.

- Голосую за первый вариант.

- Могу тебя заверить: ты сможешь видеть души, когда будешь готова. И к тому моменту сама поймешь, как их помечать. Ты уже знаешь, как переводить людей на другую сторону, когда помочь им, а когда заставить. Ты на правильном пути. – Несколько секунд он смотрел на свои руки. – Безусловно, ты – ключ ко всему происходящему, однако во многом на твою судьбу влияет Рейазиэль.

- Почему?

- Потому что он Тринадцатый зверь. Разве он об этом не упоминал?

Едва Дилер договорил, появился Рейес во все своей укутанной в плащ красе. Комнату черным океаном ночи заполонила тьма. Блин. Я наконец-то получала хоть какие-то ответы! Чего мне точно не надо – так это чтобы Рейес сейчас вмешивался.

- Рейес не зверь. И уж точно не адский пес.

- Как сказать. В свое время он был ненамного цивилизованнее Дюжины. Как ты думаешь, почему Люцифер послал его тебя убить?

- Ну и почему? Почему вообще Сатана так хочет моей смерти, если речь не о замке с ключом?

- О замке с ключом? – переспросил Дилер.

- Я думала, что все дело в этом. Нам сказали, что если ключ вставить в замок, то откроется прямой путь из ада в рай и все такое. А теперь ты говоришь, что все это чушь собачья?

Он задумчиво опустил голову. Мне удалось поставить его в тупик. Сдвинув брови, Дилер сидел и кусал ноготь, как мог бы кусать ноготь любой человек. Глядя на этого парнишку, было трудно представить на его месте могущественное создание. Но я по опыту знала, как сильно можно ошибиться, поддавшись первому впечатлению.

- Даже не знаю, что сказать, - наконец проговорил он, смерив меня взглядом с головы до ног. – Если ты – замок, а ключ у…

И тут он просиял. Я видела, как озарилось его лицо, и почувствовала, как в нем загорелась какая-то идея. Дилер был так поражен, словно ему двинули под дых.

Я быстренько глянула на себя. Шоколадно-коричневая футболка, черные джинсы, убийственно классные ботинки.

- В чем дело?

- Поверить не могу, что сразу не понял. Ты сказала, твой друг нашел пророчества. Речь о пророчествах Клеозария?

- Ага, а что?

- Если ты мне их покажешь, я отдам тебе кинжал.

- Договорились. Но серьезно, в чем дело-то? – повторила я, показав на себя рукой.

Подмигнув, он повел меня к двери, слегка подталкивая в спину. Но даже слегка было очень даже грубо.

- Между прочим, я не переворачивал вверх дном твою квартиру.

Я удивленно оглянулась.

- В этом не было необходимости, - продолжал Дилер. – Я чувствую кинжал, поэтому отыскал его сразу. Когда я пришел, квартира уже была в таком состоянии.

Гады. Надеюсь, у грабителей тяжелая форма сифилиса. Интересно, есть ли для такого специальный хэштег.

Иногда я вношу в список дел пункт «Выпить кофе».

Приятно знать, что хоть что-то я могу довести до конца.

Статус в соцсети

С чувством выполненного долга и чашкой кофе в руке я попала домой сразу после заката. Наверняка Рейес сумеет разглядеть в случившемся что-то хорошее. Душа ведь осталась при мне. Ну сколько он может злиться, что меня понесло к Дилеру? Решив не зацикливаться на этих мыслях, я пошла искать Рейеса. Обыскала свою и его квартиры, а потом двинулась в офис. Оказалось, Рейес был в переулке между баром и домом. Его ноги торчали из-под передней части самого клевого черного мускулкара из всех, что мне доводилось видеть. Я пошла медленнее, чтобы во всех деталях рассмотреть произведение искусства. На эмблеме было написано, что шедевр зовут «Куда» (1). Кто бы ее ни произвел, она была сногсшибательно красивой. И в тот самый миг я решила стать лесбиянкой.

- Твоя? – подойдя ближе, спросила я у Рейеса.

Он что-то делал с двигателем Куды. Причем сам двигатель был настолько чистым, что с него можно было есть, настолько блестящим, что перед ним можно было делать макияж, и таким большим, что от него наверняка дрожала земля.

Где-то вдалеке послышался грохот, и я посмотрела вверх. На темном небе собирались серые тучи.

Вернувшись мыслями к мистеру Злюке, я наклонилась над двигателем, чтобы увидеть, что с ним делает Рейес. В свете подвесного светильника мне удалось частично рассмотреть внизу его лицо. Не обращая на меня ни малейшего внимания, он продолжал что-то закручивать. Оставалось лишь надеяться, что это действительно нужно было закрутить, потому что Рейес, похоже, с головой ушел в дело. Знакомый жар обволакивал меня со всех сторон. Я поставила локти на что-то блестящее и уперлась подбородком в сложенные ладони.

- И долго ты будешь злиться?

Не желая встречаться со мной взглядом, Рейес продолжал свое дело. Поддавшись порыву, я покосилась на длинные сильные ноги, умопомрачительные узкие бедра и крепкий рельефный живот. Футболка чуть-чуть задралась, обнажив немножко совершенства над джинсами. От одного только вида у меня потекли слюнки.

- На что конкретно ты злишься? – поинтересовалась я, вдруг осознав, что причин у Рейеса может быть целая уйма. У меня вообще талант бесить людей.

Наконец он заговорил, и мне пришлось оторваться от созерцания обалденной красоты.

- Ты ведешь расследование. Причем уверена, что расследуешь мое похищение.

Так вот почему он бесится! Минуточку! Я ведь не ослышалась?

- Что значит «уверена»? То есть не ты был похищенным у Фостеров ребенком?

Отложив не то ключ, не то отвертку, Рейес взял другой такой же зловещий на вид инструмент.

- Я, но похищением это нельзя назвать даже с натяжкой.

Пытаясь рассмотреть его сквозь начинку под капотом, я наклонилась ниже:

- Что ты имеешь в виду? – Вспоминая детали дела о похищении, я никак не могла уцепиться за нужную мысль. – Не понимаю. Разве тебя не похищали?

- В тот раз – нет.

Он что-то сделал, и от давления машинка дернулась.

- Пожалуйста, Рейес, объясни мне. Тебя похитили у Фостеров или нет?

- Что бы я тебе ни рассказал, все без толку. С полученной информацией ты творишь, что хочешь, и никогда не думаешь о последствиях своих действий.

- Ты очень, очень ошибаешься. – Я опустилась на колени и заглянула под машину. Тонкая ткань футболки натянулась на крепких бицепсах Рейеса. – Как раз о последствиях я и думаю. И делаю все, что в моих силах, чтобы помочь…

- Незнакомцам, - перебил меня Рейес и так туго закрутил какую-то гайку ключом, что машинка опять дернулась вниз. – Людям, которых даже не знаешь. А о тех, кто рядом с тобой, совершенно не думаешь. Тебе плевать, как на них могут отразиться твои поступки.

Его слова потрясли меня до глубины души.

- По-твоему, мне наплевать на родных и друзей?

- Ты слишком многим пытаешься помочь, и на остальных не хватает сил. Слишком много ты на себя берешь и многим рискуешь. Поэтому тебе не победить.

Зуб даю, он намеренно сменил тему. Вспомнил наш старый спор, чтобы сбить меня со следа.

- Рейес, тебя похитили у биологической семьи или нет?

Тяжело дыша, он отложил ключ и наконец-то посмотрел на меня. В свете светильника его глаза мерцали.

- Да.

- Значит, Фостеры – твои биологические родители. То есть те, которых ты выбрал, чтобы родиться на земле. Так?

- Нет.

Он вернулся к работе, а я стиснула зубы, чтобы не взорваться.

- Значит, у Фостеров похитили ребенка, но это был не ты.

- Нет. И еще раз нет.

На несколько секунд я застыла, загипнотизированная его действиями. Тени между мышцами смещались каждый раз, когда Рейес напрягался.

- Попробую пойти от обратного. У Фостеров не похищали ребенка, - я помолчала, чтобы подыскать правильные слова, - но этим ребенком был ты. Ты был ребенком Фостеров.

- Теплее.

- Боже мой! – Я распласталась по асфальту со всем присущим мне драматизмом. Разумеется, аккуратно, чтобы не покалечиться. – Я тебе миллион долларов дам, если ты сам все расскажешь.

Рейес посмотрел на ключ, который держал в руке.

- Нет у тебя таких денег.

- Ну ладно. – Я перекатилась на спину, похлопала себя по карманам и вытащила все содержимое. Три однодолларовых купюры, мелочь и арбузную мармеладку. – Я дам тебе три доллара пятьдесят два цента и мармеладку.

Черты Рейеса смягчились, когда он снова удостоил меня взглядом.

- Я собирался отказать, но раз уж ты предлагаешь мармеладку… - Он вылез из-под машины и помог мне встать на ноги. – Если я тебе расскажу, ты мне кое-что пообещаешь?

- Обещаю станцевать стриптиз на коленях, - отозвалась я, убирая с лица растрепавшиеся волосы. – У тебя на коленях.

- Договорились. Меня не похищали у Фостеров.

Я отряхивала задницу, но застыла, услышав его следующие слова:

- Фостеры сами меня похитили.

Пока я пыталась уговорить глаза вернуться в глазницы, Рейес достал из-под машины светильник и закрыл капот. Я и раньше пыталась поговорить с ним о том, как прошло его детство с Эрлом Уокером – монстром, который его вырастил. Рейес не хотел делиться подробностями. Сейчас речь шла о другом, но и тут я чувствовала, что он не горит желанием обсуждать эту тему. Он вытер руки о тряпку, словно и не замечая, что с ног до головы покрыт грязью и маслом. Да уж, для определения слова «сексуальность» в словарь можно запросто вклеить его фотку.

Шагнув ближе, я коснулась его руки, чтобы привлечь к себе внимание. Хотя нет, не так. Чтобы просто к нему прикоснуться, потому что, блин, не смогла удержаться.

- Я вообще ничего не понимаю.

- Я не ангел смерти, - начал Рейес, глядя на тряпку, - и не помню свою жизнь с самого рождения. Но мне удалось кое-что выяснить. Судя по всему, миссис Фостер похитила меня на стоянке в Северной Каролине.

- В Северной Каролине? – обалдела я.

Рейес кивнул:

- Я считаю, что преступление заранее не планировалось. Миссис Фостер недавно узнала, что не может иметь детей. В тот день они с мужем возвращались домой с приема у очередного врача. Машина моей матери перегрелась. Я спал на заднем сиденье. Мы заехали на стоянку. Мать заперла двери и отошла на пару метров за шлангом. Потом вернулась, чтобы укрыть меня одеялом, но заново запереть замки забыла. Все это из своей машины видела миссис Фостер, пока ее муж находился в уборной. Она сочла это знаком свыше. Будто сам бог сказал ей, что она должна меня забрать. Если мать может вот так бросить собственного ребенка, то не заслуживает быть матерью. Миссис Фостер считала, что это несправедливо. Моя биологическая мать стояла перед открытым капотом, заливала воду в радиатор. Миссис Фостер спокойно подошла к машине, открыла дверь и забрала меня. Все случилось очень быстро. Когда мать выглянула из-за капота, меня в машине уже не было.

Он говорил так, словно вычитал все из полицейского рапорта.

- Получается, ты знаешь, кем были твои биологические родители?

- Знаю. Постепенно возвращались воспоминания, хотя до тюрьмы многие из них были обрывочными. В какой-то момент я вспомнил их имена. Правда, больше ничего конкретного вспомнить не получилось.

- Как же тебе удалось узнать столько подробностей?

- Взломал базу данных ФБР и прочитал отчеты.

- Ты хакнул ФБР, сидя в тюрьме?!

Рейес надменно приподнял бровь, и мне оставалось только изумленно покачать головой. Вечно забываю, что он в этих делах профи.

- А что случилось потом? Если миссис Фостер тебя похитила, то почему… То есть тебя опять кто-то похитил? – Картинка никак не хотела складываться. – Ерунда какая-то.

- Это один из тех случаев, когда все с самого начала катится к черту. Забрав меня, миссис Фостер убедила мужа, что так и должно было случиться. Однако возвращаться домой с трехмесячным ребенком на руках было бы глупо. Поэтому они уехали из штата, пожили то тут, то там и наконец обосновались в Альбукерке. Что само по себе странно.

- Почему?

- Потому что мои биологические родители тоже должны были сюда переехать. Потому я их и выбрал. Но даже после похищения я, так или иначе, оказался здесь.

Я прислонилась к фонарному столбу.

- Очень сомневаюсь, что это простое совпадение. Что дальше-то было?

- Прошло какое-то время. Фостеры познакомились с соседями, стали ходить в церковь, начали заводить друзей. Однако у семьи мистера Фостера появились подозрения. Родные хотели с ним увидеться. Его жена никогда им не нравилась. Мало того, они считали ее опасной. Поэтому решили приехать. Фостеры понимали, что родственники сложат два и два, когда увидят у них на руках ребенка того же возраста, что и похищенный мальчик в их штате. Поэтому они меня продали.

- В смысле… взяли и продали? Типа как на «еБэй», что ли?

- Этот кусочек головоломки для меня пока остается загадкой. Может быть, мистеру Фостеру кто-то помог. Не знаю. В общем, как мне кажется, они планировали продать меня и поставить на этом точку. Вот только соседка видела, как через черный ход меня выносит мужчина подозрительной наружности. И позвонила в полицию. Приехали копы, Фостеры запаниковали и подтвердили версию с похищением. Конец истории.

- Рейес, это какое-то безумие. А как насчет родственников мистера Фостера? Разве они ничего не поняли, когда узнали, что у него похитили какого-то загадочного ребенка?

- Хочешь – верь, хочешь – нет, но они так ничего и не узнали. Детей постоянно похищают. Сколько их, по-твоему? Особенно по всей стране? Даже сегодня, в эпоху информационных технологий, мы не видим и сотой части лиц пропавших детей. Ты знала, что каждый день пропавшими без вести объявляют в среднем две тысячи человек? И скольких из них ты видела в новостях?

- И все-таки, - озадаченно возразила я, - как могли копы не увидеть связи? На тебе же были метки, в смысле карта к вратам ада.

- Да, но, когда я родился, они были едва заметны. Невооруженным глазом не разглядеть. По мере того, как я рос, они темнели. Когда Фостеры меня продали, метки были похожи на бледные родимые пятна. Совсем не такие, как сейчас.

Я уселась на коробку. С неба упали первые капли дождя.

- Все равно в голове не укладывается. По документам, Фостеры милейшие люди. – Вспомнив, что говорила мне Сачок, я потрясла указательным пальцем. – Агент Карсон говорит, у ее отца были дурные предчувствия, связанные с этим делом. Как будто в то время происходило что-то еще, но он никак не мог понять, что именно.

- Похоже, он был неплохим агентом.

- Значит, так или иначе, ты должен был оказаться здесь. Чтобы мы вместе росли и ходили в одну и ту же школу.

Рейес собрал инструменты и посмотрел в небо. От капель на его лице и руках оставались мокрые дорожки.

- Биологического отца должны были перевести в Альбукерке. Но после моего исчезновения родители решили остаться в Северной Каролине. Надеялись, что рано или поздно полиция меня отыщет.

Я вскочила на ноги.

- Они и сейчас там живут?

- Да.

- Рейес, ты к ним ездил? – Под пристальным взглядом я шагнула ближе. – Говорил им, кто ты такой?

Заметив выражение его лица, я застыла на месте.

- Зачем?

- Как это зачем?! – Меня так ошарашил его вопрос, что на несколько секунд я потеряла дар речи. – Рейес, они должны знать, что с тобой все в порядке. Они имеют на это право.

- Они имеют право жить долго и счастливо и спокойно спать по ночам, ничего не зная.

Я ушам своим не верила.

- Ну почему, почему ты все эти годы держишь их в неведении?

От Рейеса волнами пошел сердитый жар, согревающий холодные капли.

- Их нельзя назвать моими настоящими родителями, Датч. И ты это знаешь.

- Но ты же сам их выбрал.

- Я выбрал женщину, чья утроба привела меня в этот мир. Вот и все.

Ничего подобного. Я чувствовала, какой клубок эмоций бурлит в Рейесе. Гнев, возмущение, сомнения…

- Это не вся правда, - тихо сказала я.

Его эмоции были слишком сильными, и я никак не могла их заблокировать. Рейес это понимал и злился еще сильнее.

Он отвернулся, чтобы взять ящик с инструментами, но я помешала. Взяла Рейеса за руку и положила его ладонь себе на щеку.

- Рейес, ты должен им все рассказать. Облегчить их боль. Избавить от неизвестности.

С неимоверно длинных ресниц капал дождь. Темные глаза сияли.

- Зачем я им, Датч? Что с ними будет, если они узнают, кто я такой?

Я была в корне не согласна, но в данный момент хотела только убедить его повидаться с родителями. Поговорить с ними. Об остальном можно было подумать позже.

- Необязательно рассказывать им, кто ты такой на самом деле.

- Я не это имел в виду. – Рейес отвернулся от меня. – Последние десять лет я сидел за решеткой.

Я встала перед ним, вынуждая смотреть мне в глаза:

- За преступление, которого не совершал.

- Тюрьма накладывает отпечаток. Бывшие заключенные отличаются от других людей, ведут себя иначе. Их социальные навыки далеки от нормы. Они все поймут.

- Ты ведь шутишь, да?

- Нет, не шучу. – Он схватил меня за руку и крепко сжал. В мгновение ока его поведение изменилось. – И я не хочу, чтобы ты им что-то рассказывала. Это моя жизнь, Датч. Не смей вмешиваться. Поняла?


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Хорошо рисовать я умею только пустоту. 11 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Красотки на балу
  • Косолапость.
  • Знание симптомов злокачественных опухолей в ранних стадиях;
  • Крок-1 Медицинский профиль - биохимия
  • Красивый, умный и в меру упитанный
  • Саперы отходят последними
  • Краткая биография
  • Сведения из внутренней баллистики