Хорошо рисовать я умею только пустоту. 7 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

Отлично отрисовывать я умею только пустоту. 7 страничка


.

- Надо было дать мне порвать их на куски.

- Может быть, еще порвешь, а я, может быть, потом об этом пожалею. Хотя нет, я себя знаю – точно пожалею. Но пока со мной и так все в порядке.

Он провел пальцем вниз по моей руке – наверное, не хотел смущать Куки.

- Может, вызовем полицию? – предложила та.

- Мужик сказал, никаких копов. Если что, утром звякну дяде Бобу и все ему расскажу.

Она кивнула и поднялась с кресла, чтобы вернуться домой.

- Точно, - я проводила ее к двери, - пойди и отдохни хоть немного.

- Отдохнуть?! – Она ткнула пальцем в сторону мистера Кофе: - Вари кофе, а я пойду переоденусь. Сейчас же начнем обзванивать твоих знакомых.

Господи, обожаю эту женщину!

Мы обзвонили всех, кого я знала с самого рождения. Преувеличиваю, конечно, но ощущения были именно такими. Моя подруга Пари, она же тату-мастер, которому строго-настрого запретили приближаться к компьютерам за хакерство, двадцать минут жаловалась, что я ее разбудила. Вечность спустя она наконец сделала паузу, во время которой я успела спросить, не держит ли ее в заложниках группа мужчин в лыжных масках. И еще двадцать минут пришлось выслушивать нагоняй по поводу задавания идиотских вопросов.

- А вот если бы тебя и правда держали в заложниках мужики в лыжных масках, то вопрос не показался бы тебе таким идиотским, - огрызнулась я.

Короче говоря, это был последний раз, когда я позвонила ей в четыре утра. К шести те, кого я могла назвать друзьями, кончились. Дело не в том, что понадобилось так много времени, чтобы всех обзвонить. Просто люди почему-то не торопились отвечать на звонки в такую рань. Некоторым пришлось наяривать снова и снова, чего они явно не оценили по достоинству.

Ну и ладушки. В следующий раз пусть всякие злодеи забирают их куда угодно.

Приблизительно в половине седьмого приехал дядя Боб. Мы все ему рассказали. Он то и дело поглядывал на Куки, беспокоясь из-за случившегося, но его так и подмывало спросить, как прошло свидание. Уж я-то точно не собиралась делиться с ним подробностями.

Кивнув напоследок Диби, Рейес повернулся ко мне:

- Я в душ заскочу.

- Не надо наскакивать на Джорджа! – нахмурилась я. У Рейеса умопомрачительный душ. Я назвала его Джорджем, потому что на Дика, Тома или Гарри он совсем не похож. – Чем он провинился?

Несмотря на хреновое настроение, губы Рейеса тронула слабая улыбка. Она добралась и до глаз цвета кофе, в которых даже при искусственном освещении мерцали зеленые и золотистые искорки. Легким поцелуем он коснулся моих губ, потом процеловал дорожку по щеке к уху и прошептал, сдув теплым дыханием волосы:

- Джордж по тебе скучает.

Выпрямившись во весь рост, Рейес мне подмигнул. А от того, что он сделал дальше, у всех отвисли челюсти. Наклонившись, он поцеловал Куки в щеку и тоже прошептал ей что-то на ухо. Я остолбенела. За каких-то несколько дней он поцеловал ее уже дважды.

Еще раз кивнув Диби, Рейес вышел за дверь.

- Ничего не хочешь мне рассказать? – спросила я у Куки.

Ей понадобилось время, чтобы вернуться на Землю. Придя в себя, она слегка порозовела:

- Он поблагодарил меня за то, что я твой верный друг.

Я прижала к груди руку. Ох уж этот Рейес!

- Он может быть милейшим на свете существом, когда не мочит демонов направо и налево.



- Это точно, - отозвалась Кук.

Оказалось, что на Диби поцелуй произвел еще большее впечатление, чем на Куки. В эмоциях, которые он излучал, я ощутила примесь ревности. А еще неуверенность в себе, беспокойство и сомнения. Бедняга. Пригласил бы Куки на свидание – не мучился бы так. Всего-то и надо, чтобы кто-нибудь из них набрался храбрости и сделал первый шаг. Черт бы побрал этих мямлей!

- В общем, я тоже пойду, - откашлявшись, сказал Диби и встал. – Пришлю сюда патрульн…

- Нет, дядя Боб. Они сказали, никакой полиции. Выясни все, что сможешь, об этой женщине. Нам тут защиты с головой хватает.

Диби ругнулся себе под нос, а потом заявил:

- Тогда пришлю кого-нибудь в штатском. Даже точно знаю, кого именно. Сойдет за твоего племянника, Куки. Держи его постоянно при себе. – Он сделал микроскопический шаг в ее сторону. – Пообещай.

- Обещаю, Роберт. Спасибо.

- Вечером заскочу вас проведать.

- Ой, - вспомнила я, - ты, конечно, можешь приехать, но Куки не будет. У нее еще одно свидание. Говорю же, популярная она, - я подмигнула для пущего эффекта.

- Уверены, что стоит? – спросил дядя Боб. – Учитывая обстоятельства.

Куки явно намеревалась меня сглазить, потом изобразила улыбку и повернулась к нему:

- И то верно. Как я могла забыть? Но если хочешь заехать, я могу все отменить.

- Ну что ты! – воскликнула я, махнув рукой. – Дядя Боб не стал бы портить тебе вечер только потому, что хочет заехать и поговорить о деле. Правда, Диби?

Несколько секунд у него ушло на то, чтобы протолкнуть слова сквозь стиснутые зубы:

- Правда. И вы правы. Повеселись там. – Он шагнул к двери. – Вечером позвоню.

- Ей-богу, не стоит, - сказала я, а едва договорив, пискнула, потому что Куки пнула меня по ноге. Я помахала Диби и возмущенно воззрилась на нее: - Ты что творишь?

- Что я творю? Это ты что творишь?!

- То есть как это – что я творю? И я первая спросила.

- Он собирался приехать, - Куки указала пальцем на дверь. – Хотел провести со мной время!

Загрузка...

- ЧС, Куки. – Я понесла чашку в раковину, сполоснула и налила еще кофе.

- ЧС?

- Ага, чушь собачья. Он постоянно сюда приезжает. А иногда и вовсе неделями тут практически живет. И к чему это привело? Вы хоть немного приблизились к тому, чтобы бегать на свидания? Обжиматься у меня на диване? Заниматься крышесносным животным сексом в туалетной кабинке какой-нибудь забегаловки? Что-то я сомневаюсь.

У Куки поникли плечи. Медленно поникли. Будто кто-то проколол иголочкой воздушный шарик, и он тихонько пищит, выпуская воздух. Только Куки не пищала.

- Ты совершенно права.

- Правда? – Я задумчиво застыла. – Нечасто такое случается.

- Знаю. Наслаждайся моментом. – Я громко ахнула, и она тут же отреагировала: - Чего уставилась? Все знают, что мозги тут я.

Она права.

- Ладно. Я в душ. Пора смыть с волос дым третьесортных толчков и запах всяких мужиков в лыжных масках.

Куки подошла к раковине и принялась мыть посуду.

- Нет-нет, ты не обязана это делать. Прекрати, пожалуйста. – Для убедительности я придала голосу чуточку драматизма. – Серьезно, Кук.

- Ладно, прекращаю.

- Да шучу я, шучу. Плескайся на здоровье. Кто-то же должен помыть посуду, а от мистера Вонга, видит бог, помощи не дождешься. – Я с упреком взглянула на соседа и направилась в ванную.

- Я как раз успею все перемыть, пока Эмбер наводит марафет.

Эмбер, которая причесывалась за моим кухонным столом, потому что в свете последних событий Куки наотрез отказалась оставлять ее дома одну, недовольно заметила:

- Я могла бы навести марафет и в собственной ванной.

- Поторопись, - велела Куки, не обращая внимания на недовольство отпрыска, - иначе опять опоздаешь в школу. – Она весело изогнула бровь. – Никогда не могла понять, почему учителей так бесят опоздания.

Согласно тряхнув головой, я зашла в ванную и закрыла дверь.

Часть 2 (окончание)

Только сейчас я в полной мере оценила, как меня трясет, как все плывет перед глазами и как бешено бьется сердце всякий раз, когда в голову лезут мысли о тех мужиках в масках и пистолете, прижатом к моему виску. Из зеркала на меня смотрело мое отражение. Я сильная. Я сумею это пережить. И не позволю страху снова меня одолеть. Никогда больше не позволю.

Я выдавила пасту на зубную щетку, но руки так тряслись, что тюбик сорвался. В глаз брызнуло фторсодержащей мятной пастой с твердыми частичками для отбеливания зубов и черт знает чем еще.

Завизжав и прикрыв глаз обеими руками, я отшатнулась и сбила с полки статуэтку Русалочки.

- Глаз! – прорыдала я, пытаясь проморгать боль. – Мой левый глазик! Печет!

Больше ничего сделать я не успела – дверь в ванную распахнулась. На пороге, тяжело дыша, стоял Рейес. По его венам струились горячие волны адреналина.

- Пресвятая Богородица, - выдохнула Куки, подняв руки в желтых перчатках.

И только сейчас до меня дошло, что Рейес голый. Очень голый, как голый мертвый дядечка из Развалюхи. И очень-очень мокрый.

Он повернулся к Куки, и у той отвисла челюсть.

- Ой! – пискнула я, осознав, что натворила. То есть буквально призвала его, пока орала от боли.

Стоя в дверях, как настоящий бог, и даже не пытаясь прикрыться, Рейес спокойно объяснил:

- Я был в душе.

- Как дела у Джорджа? – спросила я, но он не ответил, потому что мы все как один уставились на сказочную принцессу, застывшую за спиной матери.

Эмбер замерла, открыв рот и распахнув глаза. Огромные, счастливые глаза. Куки быстро развернулась и попыталась прикрыть упомянутые глаза желтыми перчатками, но Эмбер оказалась проворнее. Чтобы разрушить на корню планы матери, ей пришлось всего лишь сделать шаг в сторону, благодаря чему она оказалась практически лицом к лицу с шедевром под названием «Сын Сатаны: Вид спереди» на добрых двадцать секунд.

А это зрелище опасное по всем понятиям.

Я сорвалась с места, как только сумела отодрать взгляд от идеального телосложения – от широких плеч, стальных ягодиц и впадинок над костями по бокам. Как бы мне ни хотелось провести вечность, любуясь Рейесом, надо было что-то делать. Я метнулась вперед, прикрыв его собой, и успела заметить, как он игриво подмигнул Эмбер, которую Куки волочила в коридор. Порозовевшая Эмбер тихонько хихикала, прикрывая ладошкой рот.

- Твою дивизию, Рейес! – рявкнула я так сердито, как только могла. – Нельзя вот так выставлять себя напоказ перед двенадцатилетними девочками!

Куки вихрем вернулась за вещами, согласно закивала:

- Вот-вот, - и завозилась со списком дел на сегодня, изо всех сил стараясь не смотреть на стройное голое тело, так и притягивающее взгляд.

Закатив глаза, я сорвала с вешалки полотенце и обернула его вокруг талии Рейеса. Он ухмыльнулся, глядя на меня из-под полуопущенных век и совершенно не собираясь помогать.

Признав наконец поражение в неравной борьбе, Куки беспомощно вздохнула и посмотрела на Рейеса:

- Считай, ты задрал планку до небес. С этим, - она показала на него рукой, - никто не сравнится.

- Мне очень жаль, - сказал он, но я точно знала, что он вовсе не раскаивается.

Напряженное выражение лица Куки смыло широкой улыбкой.

- Ни капельки тебе не жаль, - сказала Кук, с упреком ткнув пальцем в его сторону.

- Ага, - пожал плечами Рейес, - ни капельки.

- Нахал, - буркнула она и, выйдя в коридор, закрыла за собой дверь.

Точнее попыталась. Дверь стукнулась о косяк и распахнулась. Куки попробовала еще раз – с тем же успехом. И еще раз, и еще…

- Кук, все путем. – Мне чудом удалось отцепить от двери руки в желтой резине. – Беру дверь на себя. – Она кивнула и уже пошла к себе, а я крикнула вдогонку: - И перчатки верни!

Несколько секунд я внимательно осматривала дверь. На вид с ней все было в порядке. Правда, дверная коробка видала и лучшие времена.

- Твоих рук дело? – спросила я у Рейеса. – Ну и как мне запереть дверь, если я даже закрыть ее не могу?

- Что ж, это проблема. – Он подошел сзади и уперся рукой в косяк, блокируя мне все пути отхода. – Наверное, придется тебе пожить у меня.

Я демонстративно захлопала ресницами:

- Или у Куки.

Наградив меня лукавым взглядом, он отдал полотенце и пошел к себе. Голый. Блестящий от капель. Гладкий и сильный.

Да уж, Куки была права. Пресвятая Богородица!

Долго ждать копа в штатском не пришлось. Втроем мы вышли на улицу. Я поплелась к Развалюхе, а Куки с копом – в офис. Я нагрузила ее заданиями на целый день, а у меня самой дел хватило бы на пару минут. Или от силы на полчаса.

Мне был нужен мужчина. Такой, которым я могла бы помыкать и командовать, как армейский командир. Иными словами, мне был нужен Гаррет Своупс. В нашей банде он был единственным, кто побывал в аду. Кроме Рейеса, конечно. Перекопав от и до сумку, я наконец-то нашла ключи. Новенькие, совсем не похожие на старые. И открыла Развалюху кнопкой на брелочке. Еще одно новое обстоятельство в привычном течении жизни. У Развалюхи никогда не было ничего, чем можно было бы управлять на расстоянии. Все в ней было, так сказать, старой школы. Вставить ключ, повернуть. Даже странно, что за все годы постоянных поворачиваний ключей у меня не развился запястный синдром. Зато теперь надо было только нажать на кнопку. Все равно что попасть в научную фантастику. А еще каждый раз, когда мы трогались с места, мне приходилось по-старому рычать за Развалюху.

Открыв дверь, я попыталась влезть в машину. И у меня бы получилось, не сиди за рулем пятидесятикилограммовая ротвейлерша. Увидев меня, она счастливо задышала с высунутым языком и замахала коротким хвостом с такой же скоростью, с какой машет крылышками шмель.

- Артемида, тебе нельзя водить, - напомнила ей я. – Когда в последний раз ты была за рулем, мы чуть не прикончили почтальона.

По-собачьи всхлипнув, она положила лапу на руль и с мольбой уставилась на меня огромными карими глазами. Я сунулась в салон и глянула на мистера Андрулиса. Похоже, присутствие Артемиды его ничуть не беспокоило. Я почесала ей ушки.

- Видишь ли, я в курсе, что твои братья и сестры не особенно жалуют почтальонов, но нельзя же просто так раскатывать их по асфальту прихоти ради.

Артемида вдруг гавкнула, давая понять, что у меня за спиной кто-то стоит. Я обернулась и увидела, что мы действительно не одни. На нас смотрел мужчина лет тридцати с хвостиком, в серой толстовке и камуфляжных штанах. То есть смотрел он на меня, потому что Артемиду видеть никак не мог.

Дружелюбно кивнув ему, я опять уставилась на Артемиду:

- Ну же, детка, двигайся.

- Я вам ее помою, - сказал чувак, подходя ближе.

Сегодня в меня уже тыкали пистолетом, так что я была не в настроении терпеть очередные издевательства от носителей пенисов. Поэтому с самым беспечным на свете видом сунула руку в боковой карман сумки и крепко вцепилась в Маргарет, то бишь в «глок».

- Простите?

Если парень вел жизнь бездомного, то явно не так давно. Сам он был слишком чистым, а одежда – почти новой.

- Я могу помыть вашу машину. Это у меня вроде подработки. – Он сделал еще один шаг вперед и вручил мне самодельную визитку, распечатанную на обычной бумаге и обрезанную ножницами. Причем ножницами явно орудовал ребенок дошкольного возраста.

- Спасибо, конечно, но думаю, мы обойдемся.

- А у вас случайно не найдется пары баксов? – спросил чувак, чихнув в вязанную перчатку с обрезанными пальцами.

- Отойдите немножко, и я посмотрю.

- Правда? – ободрился он и отошел. – Спасибо.

Пришлось опять копаться в сумке в поисках кошелька, но я не забывала коситься на нового знакомого. В последнее время на меня так и сыплются странные встречи с бездомными. То есть они, эти встречи, все странные. На днях, например, я стояла на светофоре, и какой-то парень размазал по лобовому стеклу бутерброд с горчицей. А я, между прочим, ничего ему не сделала. Зато он все орал и орал, да так, что было слышно даже с закрытыми окнами.

Впрочем, возможно, все эти встречи были знаками от Бога. Может быть, ему хотелось, чтобы я работала с бездомными. А может быть (и тут я проявляю чудеса нешаблонного мышления), все эти столкновения были кем-то подстроены, чтобы нафоткать уйму снимков, где я общаюсь со всеми этими людьми, а потом шантажом вынудить меня сделать что-то незаконное. Как правило, мои умозаключения и близко не такие заковыристые, но в этот раз, видимо, воображение разыгралось не на шутку. Наверное, все дело в том, что чуть дальше по улице в бежевом седане сидел какой-то мужчина и направлял камеру с широкоугольным объективом прямо на меня.

Если, конечно, я не выдумываю, то, кажется, этот седан в последнее время частенько попадался на глаза.

Судя по всему, он вдоволь нафотографировался, потому что опустил камеру и как раз просматривал снимки, когда я постучала по стеклу. Сильно постучала.

Чувак подпрыгнул и удивленно повертел головой.

- Ты кто, блин, такой? – гаркнула я. Уж чего-чего, а ждать спустя рукава, пока меня ведут прямиком в какую-то ловушку, я не собиралась.

Да и кричала не просто так. Криком можно привлечь внимание тех, кто окажется поблизости. И, если чувак решит на меня напасть, у меня будут свидетели.

За пару секунд я хорошенько огляделась. Наверное, это надо было сделать до того, как провоцировать мужика, в трусах у которого вполне мог оказаться АК-47. Мне повезло – неподалеку в мусоре кафешки по соседству с «Вороной» копался какой-то мужчина. Он сделал перерыв в своем занятии и с легким любопытством поглядывал на нас.

А вот Рейеса не было. Наверное, его призывает только всплеск адреналина. Я старалась не нервничать, чтобы ненароком его не вызвать. Ночка выдалась нелегкая. Сначала этот поразительный инцидент со столкновением наших энергий, потом мужики в масках. А если добавить сюда кошмар с зубной пастой, то наверняка Рейес был таким же измученным, как и я.

Снова уставившись на папарацци, я заорала сквозь стекло:

- За каким хреном ты тут торчишь, чувак?

Он положил камеру на пассажирское сиденье и вставил ключ в замок зажигания. А я ни с того ни с сего (видимо, сработали какие-то инстинкты) попыталась открыть дверь. Причем думала только о том, как вытащу чувака за волосы наружу и выбью из него правду. Слава богу, дверь была заперта. Похоже, за время короткой прогулки от Развалюхи до седана я утратила связь с реальностью. Двигатель заревел, и, не успела я придумать очередное ругательство, машина сорвалась с места, едва не расплющив мне колесами пальцы на ногах.

Не меньше чем на минуту я приросла к месту. Мужик не просто собирался меня подставить. Когда машина проехала мимо, я заметила на заднем сиденье пиджак, к карману которого прикрепили значок. Чувак был копом.

Не знаю, что бы делала без кофе.

Наверное, строгала бы табуретки в федеральной тюрьме.

Наклейка на бампер

Ну просто гадство какое-то!

Неужели меня действительно пытаются подставить копы?

Я побежала к Развалюхе, надеясь перехватить парня с самопальными визитками. Он явно был замешан в происходящем. Но не вышло – чувак испарился. Захлопнув дверь, я выругалась себе под нос, но вдруг заметила сумку. Как говорится, бери – не хочу. Слава Богу за маленькие чудеса. Когда я снова открыла дверь, Артемида перелезла на заднее сиденье, причем с таким довольным видом, как будто с самого начала только и мечтала прокатиться сзади.

- Прости, красавица, - извинилась я, садясь за руль. – И вы меня простите, мистер Андрулис. Обычно я не ору и дверьми не хлопаю. Но как тут не забыть о вежливости, когда кто-то за тобой следит и явно планирует какую-то подставу?

Мистер Андрулис не ответил, а мне все больше и больше становилось его жаль. Наверняка ведь жутко мерзнет в таком виде.

Разбудив Развалюху, я дала ей добрых пять секунд, чтобы прийти в себя (а это на четыре секунды больше, чем раньше), задом выехала со стоянки и помчалась на поиски человека, страдающего комплексом неполноценности.

Первым делом я заскочила в агентство по поимке беглых преступников, где чаще всего зависал Гаррет Своупс. Однако секретарша сообщила, что он на задании – ловит какого-то беглеца. Естественно, я спросила у нее, где его можно найти, попутно удивляясь, как такую юную барышню занесло на работу в подобном месте.

- Простите, мисс Дэвидсон, но ответить я не могу, - отозвалась секретарша, лопнув надутый из жвачки пузырь. – Дядя меня убьет. Прямо так и сказал. Если дам вам хоть какую-нибудь информацию по любому из наших дел, он перережет мне во сне горло.

- Ничего себе! Суровое заявление. Дядя, говорите?

- Ага. Он взял меня на испытательный срок. Посмотреть, впишусь ли я.

- Ну и как? – поинтересовалась я, оглядывая ее с ног до головы. – То есть, по-моему, вы очень даже того.

- В каком смысле «того»?

- Вписались.

- А! – рассмеялась барышня. – Ну да, меня о вас не раз предупреждали. Так что ничего не могу вам сказать. От меня вы ничего не узнаете.

Она снова принялась надувать пузыри и полировать ногти.

- Сдается мне, - кивнула я, - вы, дорогая моя, прекрасно впишетесь. А Своупс случайно не в здании на углу Жирара и Лид?

У «дорогой» отвисла челюсть:

- Откуда вы…

Мне только того и надо было.

- Спасибо, солнце. Передавайте дяде привет.

Махнув на прощание, я вышла на улицу. Бедняжка. Все подробности лежали перед ней на столе в трех экземплярах. Мне не хватило духу признаться, что я умею читать с перевернутых вверх ногами бумажек.

Надеюсь, в конце концов она сама все поймет. Если хочет работать на дядю, придется быстро учиться. В свое время он был одним из лучших «охотников за головами» и заработал репутацию благодаря тяжелым кулакам и стальной челюсти. К сожалению, нос у него сделан из более податливого материала, поэтому его не раз ломали, отчего теперь он сдвинут чуточку влево. Но в принципе, упомянутый дядя парень неплохой.

И все-таки почему он велел племяннице ничего мне не говорить? Мы же давно дружим. А за тот инцидент с гранатой я извинилась сто лет назад. Честное слово, пора уже об этом забыть. Если долго копить злость, она начнет загнивать. А значит, ему грозит язва, если он вовремя не одумается. Впрочем, это вроде как моя специализация – награждать людей язвой. Ну а что? У каждого должна быть своя фишка.

Остановившись прямо за черным пикапом Гаррета, я заглушила Развалюху. Приметив кошку, Артемида испарилась где-то между Сентрал и проспектом Хуана Табо.

Своупс стоял у задней двери своей тачки с двумя мужчинами. На шее у каждого висели значки, заявлявшие, что все трое – агенты по поимке беглых преступников. Я быстренько сообразила, что один из троицы – дядя секретарши, Хавьер. Именно он велел ей не давать мне ни крупицы информации. Надеюсь, из-за меня у нее не будет неприятностей.

Они дружно повернулись ко мне. Гаррет Своупс – высокий мужик с кофейной кожей и искристыми серыми глазами. А еще у него обалденный пресс. Никакого особенного интереса у меня к Своупсу нет, но трудно не заметить кубики, когда он постоянно открывает дверь по пояс голый. Может быть, все дело в том, что я вечно заваливаюсь к нему домой посреди ночи. Странно, наверное, но обычно его помощь бывает мне нужна около четырех утра.

Когда я подъехала, он как раз надевал бронежилет. Видимо, чувак, которого они собирались изловить, действительно гад. Просто так Своупс в бронежилет не наряжается.

Хавьер узнал меня не сразу, но потом помрачнел и стал говорить что-то Гаррету, то и дело тыча в меня пальцем. Своупс послушал, покивал и наконец позвал меня жестом подойти. Третьего парня я не знала. Судя по виду, в нем текла какая-то частичка азиатской крови, а сам он, видимо, частенько ввязывался в пьяные потасовки. С другой стороны, кому нужен полный набор зубов? Если хотите знать мое мнение, то, по-моему, это уже серьезное излишество.

Я вылезла из Развалюхи и поплыла к мужикам, улыбаясь с самым беспечным на свете видом.

- Как ты узнала, где мы? – спросил Хавьер.

- Никак, - ответила я и, глядя на него, похлопала ресницами. – Я узнала, где Своупс, а остальные вроде как бонус.

Хавьер нахмурился:

- Никакую взрывчатку с собой случайно не прихватила?

- Ох, Хавьер, что было, то прошло. Проехали.

Он достал пушку и снял с предохранителя.

- Я тебе покажу проехали!

- Спокойно, спокойно, - запричитал Гаррет, отбирая у него пистолет. – Из-за Чарли в людях пробуждаются худшие стороны. Но она не виновата.

- Точно, - поддакнула я. – Я же больная на голову.

- Что я говорил? – продолжал увещевать начальника Своупс.

По правде говоря, агентством управлял именно Гаррет, и только благодаря ему оно процветало.

- Пора заняться делом, Своупс, - мрачно процедил Хавьер и двинулся прочь.

Я благодарно глянула на Гаррета. В который раз он меня прикрыл. Что бы я без него делала?

- Могу подсобить, - предложила я свои услуги.

Услышав мои слова, Хавьер развернулся и зашагал обратно. Ему явно хотелось поспорить, однако на полпути он передумал. Это по лицу было видно.

- Что ж, - он смерил меня взглядом, - валяй. Иди в тот дом, поднимись в квартиру 504 и постучи. Скажи, тебя прислала Кристал.

Гаррет ухмыльнулся и проверил свой пистолет. На руках так и играли крепкие мышцы. Господи, как же я люблю руки!

- Нельзя ее туда посылать.

- Еще как можно! – затараторила я. – Я ведь и приехала, чтобы всячески помочь. Потому что так поступают друзья. Помогают друг другу и поддерживают в сложные времена.

Опустив оружие, Своупс уставился мне в глаза:

- Ладно, колись. Что ты опять натворила?

- Чего? – всем своим видом оскорбилась я. – Я-то тут причем?

- Так мы идем или нет? – спросил третий парень. – У меня гостят родители жены. Пытаются убедить ее, что я бестолочь. Хотят, чтобы она меня бросила и вернулась с ними Пуэрто-Рико. А значит, мне надо вернуться домой до того, как она поймет, что они правы.

Я рассмеялась и пожала плечами:

- Я могу стать классным отвлекающим маневром. Минуточку, Кристал ведь не какая-нибудь сутенерша?

- Понятия не имею, - отозвался Хавьер. – Наверное, мне чем-то память отшибло.

- Как бы не текилой, - усмехнулась я. – Но я вам помогу. Я готова. Приказывайте, босс.

- Я тебе не босс.

В ответ я мрачно уставилась на Хавьера.

- Ладно, - сказал Гаррет и показал мне фотку какого-то Дэниела, которого они должны были повязать.

Дальше он подробно рассказал, что нужно делать. К дому мы подходили плечом к плечу, а я изо всех сил молилась, чтобы не появился Рейес. В последнее время (точнее всегда) он особенно вспыльчивый.

- Тебе что-нибудь нужно? – спросил Своупс.

Я опять рассмеялась, когда он взял меня за руку – видимо, нам нужно было сыграть роль влюбленной парочки. В это время Хавьер и не самый лучший на свете муж занимали позиции по бокам здания, готовясь атаковать в любой момент.

- Миллион баксов бы не помешал. Но лучше расскажи, как идут дела с той твоей книжицей.

- С пророчествами? – слегка удивился Гаррет. – Доктор фон Гольштейн все еще работает над переводом, но ему удалось сделать несколько захватывающих открытий.

Каждый раз, когда он произносил имя доктора, мне приходилось сдерживаться, чтобы не расхохотаться вслух. Ужасно смешная фамилия. Надо что-нибудь назвать фон Гольштейном. Жаль, что я уже выбрала имя дивану. Может быть, кресло? Или солонку? Я могла бы назвать ее Толстушка фон Гольштейн.

- Вопросов больше нет? – спросил Своупс, когда вы свернули за угол и пошли к входу.

- И не надейся. Там случайно о Дюжине ничего не сказано?

Он притормозил, совсем чуть-чуть, но я поняла, что наткнулась на золотую жилу.

- Вообще-то, есть немного. В нескольких отрывках говорится о Дюжине и ее роли в грядущей куче дерьма.

У меня екнуло сердце. Как правило, я всеми силами стараюсь избегать стычек с созданиями, которые сбежали из ада с одной-единственной целью – порвать меня на куски и преподнести мое безжизненное тело на блюдечке с голубой каемочкой своему хозяину. Тем более когда упомянутый хозяин представляет собой воплощение истинного зла.

Я подняла руку и храбро заявила:

- Говори как есть, Своупс. Не смягчай удар.

- Я и не собирался.

- Бог не потерпит, если я начну нормально спать по ночам.

- Мы этого не допустим.

- Ну так как? Мы победим? – с надеждой спросила я.

Мы подошли к лифту, казавшемуся на вид таким же надежным и безопасным, как парень, которого я чуть раньше видела на улице, и который продавал синенькие леденцы в маленьких пакетиках.

Гаррет нажал кнопку «Вверх».

- Ты о чем?

- О куче дерьма. О Дюжине. – Я развела руки, намекая на масштабы упомянутых бед. – Сумеем мы порубить всех в винегрет или нет?

Двери открылись. Мы вошли в лифт. Гаррет стукнул по кнопке пятого этажа и глянул на меня каким-то непонимающим взглядом:

- А зачем нам с ними бороться?

- Затем, что им нужна моя голова на блюдечке.

Все еще держа меня за руку (понятия не имею зачем – в лифте никого, кроме нас, не было), Гаррет спросил:

- Зачем им твоя голова?

- Затем, - повторила я, начиная терять терпение, - что они Дюжина. Видимо, это их работа.

- Прекращай смотреть фильмы ужасов, Чарльз. Дюжина – хорошая. Их послали тебя защищать. Защищать дочь.

- Чего? Они же адские псы. Как они могут…

- Адские псы? – переспросил Своупс и, когда я кивнула, добавил: - В прямом смысле?

Я снова кивнула.

- Тогда мы говорим о разных Дюжинах. Дюжина, о которой упоминается в пророчествах, - это двенадцать духовных существ.

- Быть того не может, - сказала я, выходя из лифта.

На полу в убогом коридоре лежал грязный ковер, источавший едкий запах мочи и химикатов. Я прикрыла ладонью нос и рот, чтобы не дышать противным амбре от нелегального производства наркотиков. Интересно, Дэниел сам варит наркоту, или он просто перекупщик? Однако самой худшей деталью сценария был детский плач где-то в конце коридора. Ну почему, почему в таких местах всегда должен плакать ребенок?


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Хорошо рисовать я умею только пустоту. 7 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Уттхита триконасана.
  • Урок 7-8. Кариотип человека в норме
  • УСТРАНЕНИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ
  • Учебные задания. 1. Внимательно изучите параграф о детской половой сегрегации
  • Учебно-методическое и информационное обеспечение дисциплины. Иншаков С.М. Криминология: Практикум
  • Участь укр.козаків у Віденській битві
  • Условия, влияющие на эффективность работы в группе.
  • Попечительству.