ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ 3 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ 3 страничка


.

В последнее время в детской психологии разрабатываются новые экспериментальные приемы изучения психического развития детей. Их особенность состоит в том, что экспериментатор специально создает условия, приводящие к возникновению новых психических качеств или к изменению старых, специально организует процесс приобретения детьми новых знаний, умений и навыков. В ходе таких экспериментов изучаются адекватные условия самого процесса формирования психики ребенка. Тем самым эксперимент создает как бы модель реального процесса воспитания и обучения ребенка. Такому виду эксперимента, несомненно, принадлежит будущее, так как он не только позволяет устанавливать

наличие тех или иных особенностей поведения и психики ребенка, но и показывает сам процесс их формирования.

Для создания максимально благоприятных условий экспериментирования и наблюдения за детьми, а также в целях более тщательной фиксации экспериментальных данных в современной детской психологии применяется ряд приспособлений и аппаратов. Речь ребенка чаще всего записывается посредством магнитофона; движения, жесты детей фиксируются киноаппаратом. Все это позволяет уловить и сохранить для последующего анализа такие детали поведения, которые при простом наблюдении могут ускользнуть (например, интонация речи, изменение мимики, характер мелких движений рук или глаз и т. п.). Наблюдения за обычным поведением ребенка или за выполнением им экспериментального задания проводятся часто через телевизионную установку или через полупрозрачный зеркальный экран. Эти приспособления обеспечивают определенную изоляцию испытуемого от экспериментатора, а тем самым и более естественные условия для поведения ребенка.

Часть II

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
РЕБЕНКА

Глава III

ПСИХИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА
НА ПЕРВОМ ГОДУ ЖИЗНИ (ПЕРИОД МЛАДЕНЧЕСТВА)

§ 1. Переход от внутриутробной к внеутробной жизни.
Период новорожденности

Во время утробного периода развития ребенок неразрывно связан с организмом матери. Все его жизненные функции: питание, дыхание, приспособление к температурным изменениям и т. п. — осуществляются через организм матери.

Рождение ребенка представляет собой качественный скачок, с которого начинается переход к новому, социальному типу развития.

Прежде всего происходит отделение ребенка от организма матери и переход к совершенно новым условиям жизни. Существенно меняются физические условия: в момент рождения ребенок сразу попадает в воздушную среду и меняет тип своего дыхания; он попадает в более холодную среду и меняет характер приспособления к температурным влияниям; попадая в среду солнечного света и изменчивой освещенности, он должен приспособиться к их влиянию; наконец, ребенок меняет тип своего питания. Переходя от плацентарного питания к оральному (от питания, поступающего через плаценту непосредственно в кровь, к питанию через рот и желудочно-кишечный тракт).

Ребенок человека рождается совершенно беспомощным, наиболее беспомощным по сравнению с детенышами высокоразвитых животных. К моменту рождения он обладает лишь некоторыми наследственно закрепленными механизмами, безусловными рефлексами, облегчающими приспособление к новым условиям жизни.

В наибольшей мере к рождению складывается система пищевых рефлексов. К этому времени в основном готов механизм сосания и ориентировочно-пищевых рефлексов, которые легко вызываются у новорожденного прикосновением к углам губ и слизистой оболочке языка. Во время сосания ребенком материнской груди все остальные его движения задерживаются, тормозятся. М. П. Денисова и Н. Л. Фигурин [42], с особой тщательностью исследовавшие новорожденных, называют это реакцией «пищевого сосредоточения».



По терминологии И. П. Павлова, здесь имеет место безусловный рефлекс, который выражается в наилучшей установке воспринимающего органа на раздражитель, полном или частичном торможении других движений и приведении в действие механизма сосания.

Прирожденными являются и некоторые реакции с лабиринта. При покачивании ребенка он прекращает крик и его движения задерживаются. Издавна введенные человеком соска и люлька используются благодаря пищевому и лабиринтному «сосредоточению» для успокоения ребенка, т. е. для торможения его криков и двигательного беспокойства.

К моменту рождения функционально готовы и некоторые механизмы глаза и уха. Имеется ряд защитных и ориентировочных рефлексов: зрачковый рефлекс, зажмуривание при сильном свете, поворачивание головы и глаз к свету, вздрагивание при резком и сильном звуке и т. п. Однако ни зрительного, ни слухового сосредоточения у новорожденного еще нет; оно образуется несколько позднее.

Но всех этих наследственных механизмов совершенно недостаточно для приспособления к новым условиям внеутробного существования. Если бы ухаживающие за новорожденным взрослые не принимали необходимых мер, то жизнь ребенка постоянно находилась бы в опасности. Так, в первые дни жизни ребенок теряет в весе. Это продолжается в течение 9—12 дней, после чего начинается нормальный прирост веса, показывающий, что новорожденный благодаря уходу взрослых приспособился к новым условиям жизни, и прежде всего к новому для него питанию.

Уход за ребенком со стороны взрослых уже с момента рождения выступает как решающее условие его жизни. Физиологическая связь плода и организма матери сменяется связью ребенка с ухаживающими и поддерживающими его жизнь взрослыми, только через взрослых удовлетворяются органические потребности ребенка.

Загрузка...

В первый период после рождения жизнь ребенка представляет своеобразное переходное состояние от внутриутробного к внеутробному существованию. Прежде всего это выражается в недифференцированности состояний сна и бодрствования. Около 80% времени суток ребенок проводит во сне. Сон является многофазным и не сконцентрирован в определенные часы. Даже во сне наблюдаются постоянные движения, напоминающие движения во время бодрствования, которые также мало чем отличаются от сна: ребенок, бодрствуя, как бы дремлет.

Изучение младенцев, появившихся до нормального срока окончания беременности, так же как и родившихся после этого срока, показывает, что последние месяцы внутриутробного существования очень близки к первому месяцу внеутробной жизни. Согласно исследованию Н. И. Касаткина и других авторов, образование условных

рефлексов у недоношенных детей возможно приблизительно в те же сроки, что и у детей, родившихся в срок.

Постепенно в течение первого месяца жизни бодрствование ребенка становится более активным, что связано с возникновением в этот период слухового и зрительного ориентировочных безусловных рефлексов, или слухового и зрительного «сосредоточения» (по терминологии Н. Л. Фигурина и М. П. Денисовой [200]). По данным этих авторов, слуховое сосредоточение появляется на 2—3-й неделе жизни и выражается в том, что при звуке звонка или детской трубы ребенок замолкает, прекращаются его движения, он молчит все время, пока продолжается звук. Несколько позднее, на 3—4-й неделе, появляется ориентировочный рефлекс и на голос разговаривающего с ребенком взрослого: ребенок также замолкает, движения его тормозятся. Приблизительно в это же время или несколько позже — в период между тремя и пятью неделями — появляется и зрительное сосредоточение. Оно выражается в более или менее длительном фиксировании предмета глазами и в одновременной задержке движений. Почти одновременно появляется и конвергенция обоих глаз. Зрительное и слуховое сосредоточение составляет важнейшие моменты бодрствования на первом месяце жизни; их появление придает бодрствованию более активный характер.

С появлением зрительного и слухового сосредоточения начинается перестройка двигательной активности ребенка. В первые недели жизни его движения имеют импульсивный и хаотический характер и представляют собой органические отправления. Фиксирование предмета глазами и поворот головы в сторону звука с одновременным торможением хаотических движений являются первыми двигательными актами, носящими характер поведения, т. е. связывающими ребенка с внешней предметной действительностью.

На третьей неделе жизни появляется первый натуральный условный рефлекс на положение ребенка при кормлении, а к концу первого месяца жизни или в начале второго — и первые условные рефлексы на изолированные раздражители.

Вопрос о наличии и содержании психической жизни новорожденного нельзя считать окончательно выясненным. Общее описание психической жизни новорожденного, близкое к истинному, мы находим у И. М. Сеченова: «О среднем члене акта, т. е. о сознательном элементе, у новорожденного не может быть собственно и речи, но ничто не говорит и против того, чтобы возбуждение чувствующих снарядов не отражалось в его сознании ощущениями со всеми основными дифференциальными характерами их, присущими тому или иному чувствующему снаряду (качественные различия боли, света, звука и проч.); ощущения эти не могут, однако, не быть слитными, потому что новорожденный не умеет ни смотреть, ни слушать, ни осязать и проч.» [181, с. 258].

Положение И. М. Сеченова о слитности ощущений новорожденного экспериментально подтверждается тем, что первый натуральный условный рефлекс появляется на комплексный раздражитель, в котором еще не выделены отдельные компоненты.

В конце первого и в начале второго месяца жизни появляются специфические формы реагирования ребенка на ухаживающих за ним взрослых, показывающие выделение им взрослого из окружающей обстановки.

Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова описали эту новую форму реагирования на взрослого, резко отграничивающую все последующее развитие ребенка от предыдущего. Они назвали ее «комплексом оживления».

«Комплекс оживления» является первой специфической формой реагирования именно на человека. Природа этой реакции выяснена еще недостаточно. Возможно, что она является особым эмоциональным состоянием, возникающим на основе того, что общение ребенка со взрослым часто подкрепляется пищей, прием которой вызывает положительные эмоции. В результате совпадения положительно-эмоционального состояния ребенка с обликом взрослых, ухаживающих за ним, у него появляется положительная эмоционально-двигательная реакция, заключающаяся в улыбке и зрительном сосредоточении на лице человека, наклонившегося над ребенком и разговаривающего с ним, с интенсивными и быстрыми движениями младенца — вскидыванием ручек и перебиранием ножек.

Е. К. Каверина [73], специально изучавшая реакции ребенка на голос человека, указывает, что в период появления ориентировочных рефлексов на зрительные и слуховые раздражители никакого различия в реакциях на человека и на другие предметы нет. Положительная эмоциональная реакция именно на лицо человека образуется постепенно. Эту реакцию можно считать начальной формой специфической связи между ребенком и взрослым. Появление этой связи и знаменует собой конец периода новорожденности и начало младенчества.

Необходимо особо подчеркнуть, что положительные эмоциональные реакции, возникающие у ребенка в этот период, непосредственно не связаны с удовлетворением элементарных органических потребностей ребенка. М. Ю. Кистяковская [87] показала, что устранение утомления сном, голодного возбуждения — пищей только снимает отрицательные эмоциональные реакции и тем самым создает предпосылки для возникновения положительных реакций, но само по себе их не порождает. Наоборот, у ребенка, находящегося вследствие неудовлетворения этих потребностей в отрицательном эмоциональном состоянии, можно на некоторое время вызвать положительную реакцию на основе общения с ним взрослого. Положительное эмоциональное реагирование на взрослого, проявляющееся в улыбке и общих оживленных движениях, а

позднее в гулении и смехе, с самого начала связано не с удовлетворением органических потребностей, а является показателем становления новой социальной потребности — потребности в общении.

Таким образом, конец переходного периода новорожденности и начало нового периода младенчества характеризуются: а) возникновением реакций сосредоточения со стороны глаза и уха, означающих начало перестройки двигательной активности ребенка, превращения движений из актов органических отправлений в акты поведения; б) образованием условных рефлексов на отдельные раздражители почти со всех воспринимающих поверхностей; в) появлением положительных эмоциональных реакций на взрослого человека как показателей возникновения новой потребности — потребности общения со взрослым, лежащей в основе всего дальнейшего психического развития ребенка.

§ 2. Период младенчества. Условия развития младенца.
Младенец и взрослый

Жизнь младенца зависит от ухаживающих за ним взрослых, которые непосредственно удовлетворяют все его основные потребности. Мать кормит ребенка, переворачивает его с одной стороны на другую, купает его, протирает ему глазки, заворачивает в одеяло, надевает рубашонку и т. п.

Таким образом, взрослый, перемещая ребенка в пространстве, тем самым обеспечивает ему разнообразные зрительные, слуховые, термические, тактильные и прочие ощущения. Контакт ребенка с действительностью осуществляется здесь непосредственно через взрослого: он подносит к глазам ребенка разнообразные предметы для рассматривания, стучит погремушкой, впервые кладет в ручку ребенка предмет для хватания; при помощи взрослого ребенок начинает сидеть, а затем делает попытку стоять и ходить. Деятельность ребенка переплетена с деятельностью взрослого настолько тесно, что первая невозможна без второй. Нет почти ни одной потребности, которую ребенок мог бы удовлетворить минуя взрослого, не через взрослого.

В статье Л. С. Выготского «Младенческий возраст»1 мы находим такую характеристику социальной ситуации развития младенца: «Эта зависимость младенца от взрослых создает совершенно своеобразный характер отношения ребенка к действительности (и к самому себе), выражающийся в том, что эти отношения всегда оказываются опосредованными через других, всегда преломляются через призму отношений с другим человеком. Таким образом, отношение ребенка к действительности оказывается

с самого начала социальным отношением (разрядка наша. — Д. Э.). В этом смысле младенца можно назвать максимально социальным существом. Всякое, даже наипростейшее отношение ребенка к внешнему миру оказывается всегда отношением, преломленным через отношение к другому человеку. Вся жизнь младенца организована таким образом, что во всякой его ситуации зримо или незримо присутствует другой человек. Это можно было бы выразить, сказавши, что всякое отношение ребенка к вещам есть отношение, осуществляемое с помощью или через другого человека».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что взрослый постепенно начинает выступать перед ребенком как центральный элемент окружающей действительности, как центр всякой ситуации по удовлетворению любого устремления. Младенец является существом, отделенным от матери физически, но связанным с ней социально.

С. Фаянс [236] предлагала младенцам привлекательную игрушку сначала на близком расстоянии — 9 см, и ребенок тянулся к ней немедленно; затем она постепенно отодвигала игрушку на 60 см, при этом реакция ребенка ослабевала, и, наконец, на 100 см — и ребенок окончательно переставал тянуться к игрушке. Когда же рядом с игрушкой, находившейся в наибольшем отдалении от ребенка и, казалось, уже совершенно не привлекавшей его, становился взрослый, она вновь вызывала живую реакцию: ребенок вновь тянулся к ней, выказывая такое же живейшее желание ее достать, как и тогда, когда игрушка находилась вблизи от него.

Эти факты свидетельствуют о том, что взрослый как бы оживляет ситуацию, в которой действует младенец. При этом окружающие предметы становятся максимально притягательными, что направляет и актуализирует ориентировочно-исследовательское поведение ребенка.

А. В. Ярмоленко [231] специально изучала сравнительную привлекательность различных предметов и человека для младенцев первого полугодия жизни. Полученные ею данные представлены в табл. 2.

Как показывают данные, приводимые в таблице, уже в первом полугодии жизни ребенок все более и более выделяет взрослого человека из других предметов. В то время как длительность сосредоточения на неподвижном зрительном раздражителе возрастает, по средним данным, с 26 до 37 с, сосредоточение на неподвижном человеке возрастает с 34 до 111 с, т. е. в 3 раза; сосредоточение на движущемся зрительном раздражителе возрастает с 41 до 78 с, а на двигающемся человеке — с 49 до 186 с, т. е. почти в 4 раза.

Однако дело не только в том, что ребенок более устойчиво фиксирует свое внимание на человеке по сравнению с другими предметами, но и в изменении отношения ребенка к взрослому, в смене пассивного рецептивного контакта с ним на активный.

Таблица 2

Время внимания ребенка к различным объектам (в с)
(по данным А. В. Ярмоленко)

Ме­сяц

Вре­мя

Пред­ме­ты

Че­ло­век

зри­тель­ные

слу­хо­вые

не­под­виж­ные

дви­гаю­щие­ся

не­под­виж­ные

пе­ре­ме­щаю­щие­ся

не­под­виж­ный

дви­гаю­щий­ся

не­под­виж­ный + звук

дви­гаю­щий­ся + звук

4-й

Сред­нее

Мак­си­маль­ное

5-й

Сред­нее

Мак­си­маль­ное

6-й

Сред­нее

Мак­си­маль­ное

А. Валлон [244] отмечает нарастание социальных реакций ребенка на протяжении первого года его жизни. Он указывает, что со второго полугодия начинается период, когда реакции по отношению к другим людям достигают максимальной частоты. На шестом месяце среди прочих реакций простая фиксация (без дополнительных жестов) лиц других людей занимает 50%; на седьмом же месяце число таких реакций снижается до 26%, в то время как число реакций с жестами по отношению к другому человеку возрастает на 41%.

Между седьмым и двенадцатым месяцами жесты, направленные на других людей, встречаются в 4 раза чаще, чем в первое полугодие, и превосходят на одну треть число жестов, имеющихся у детей на втором году жизни. По выражению А. Валлона, это период «невоздержанной» общительности ребенка.

В исследовании М. Ю. Кистяковской [87] специально изучалось усложнение взаимоотношений ребенка и взрослого на первом году жизни. Уже в возрасте от 3 до 6 мес. возникает избирательное отношение к взрослым. Трехмесячный ребенок выделяет свою мать из окружающего, а шестимесячный начинает отличать чужих от своих. В то время как 3—4-месячные дети улыбаются и оживляются на обращенный к ним разговор любого взрослого, 5—6-месячные дети, если к ним подойдет и начнет говорить чужой человек, вместо того чтобы сразу улыбнуться, долго и сосредоточенно смотрят на него, а затем либо улыбаются, либо отворачиваются, а иногда могут и громко расплакаться. Вместе с тем нарастает привязанность детей к ухаживающим за ними взрослым. Ребенок этого возраста

при виде матери или няни приходит в радостное состояние, выражаемое более ясно, чем на начальных этапах возникновения этого состояния.

Во втором полугодии привязанность к близким взрослым продолжает нарастать. Ребенок может уже наблюдать за детьми и взрослыми, находящимися в поле его зрения. Приблизительно с 8—9 мес. возникают первые игры ребенка со взрослыми. Радость и оживление, вызываемые этими играми, вначале связаны с участием в них взрослого, и только со временем ребенку начинает доставлять удовольствие сама игра. В последние месяцы первого года жизни дети не только внимательно следят за взрослыми, когда те заняты своей обычной работой, но постепенно обращаются к ним за участием и помощью.

Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова [200], подробно изучавшие развитие ребенка на первом году жизни, особо подчеркивают роль связи ребенка со взрослыми для всего его развития в этот период. До года улыбка появляется у ребенка почти исключительно на человеческое лицо или голос. Звуки гуления легче всего вызываются теми же воздействиями.

Поворачивание на звук прежде всего возникает на человеческий голос, потом уже на другие звуки. Крик («испуг») на зрительные воздействия впервые появляется при дифференцировании человеческого лица (знакомого) от близкого к нему раздражителя (чужой человек или маска). Подражает ребенок только человеку. Короче говоря, целый ряд реакций ребенка впервые образуется на человека, его лицо и голос, а в дальнейшем этими раздражителями легче и чаще вызывается.

Многочисленные исследования отношений ребенка и взрослого на первом году жизни (Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова [200], М. Ю. Кистяковская [87], А. Валлон [244], С. Фаянс [236], Ш. Бюлер [234], Ф. И. Фрадкина [204] и др.) показывают, что в этот период устанавливается наиболее тесная связь ребенка с ухаживающими за ним взрослыми, что взрослые становятся центральным моментом любой ситуации, в которую попадает ребенок, что связь эта на протяжении младенчества не ослабляется, а, наоборот, усиливается и приобретает новые, более активные формы.

Возникающая и все более оформляющаяся потребность ребенка в активном контакте со взрослыми сочетается в этот период со специфическими формами общения доречевого типа. На протяжении всего первого года жизни нарастает своеобразное противоречие между этой, все более углубляющейся потребностью и ограниченными возможностями доречевого общения. Это противоречие находит свое разрешение в возникновении специфически человеческих, речевых форм общения, которое знаменует переход к новому этапу жизни и развития ребенка.

§ 3. Развитие рецепторной и двигательной сферы младенца

Сравнение развития сенсорной активности младенца с его моторной активностью показывает, что здесь имеется существенное несоответствие. Так, в течение уже первых двух месяцев жизни у ребенка интенсивно развиваются движения глаз, в то время как дифференцированные движения рук еще отсутствуют. Акт смотрения развивается таким путем: в 2—3 недели появляется конвергенция глаз, но взор ребенка на предмете остановить еще очень трудно; в 3—5 недель возникает задержка взора на предмете, хотя и очень незначительная; в 4—5 недель ребенок уже умеет следить за предметом на расстоянии 1—1,5 м; в 2 мес. он научается следить за предметом, находящимся на расстоянии 2—4 м, а в 3 мес. — на расстоянии 4—7 м; в период с 6 до 10 недель ребенок уже следит за движущимся по кругу предметом. В дальнейшем устанавливаются различные функциональные связи глаза как с органами движения, так и с другими органами чувств. К четырем месяцам жизни ребенка акт смотрения оказывается уже достаточно сформированным.

Вместе с тем на третьем месяце жизни движения рук ребенка все еще импульсивны и никак не координированы с предметом. Умение направлять движения ручек к предмету и его ощупывание возникают только на четвертом месяце, а хватание предмета возникает лишь между пятым и шестым месяцами жизни.

Таким образом, развитие руки — и как органа действия, и как органа осязания — запаздывает по сравнению с развитием зрения.

Сидение, стояние, ползание и ходьба формируются еще позже, а именно во вторую половину первого года жизни.

Н. М. Щелованов вполне справедливо усматривает в этом своеобразие развития ребенка по сравнению с развитием животных. «В самом ходе развития движений младенца, с момента его рождения, отмечаются особенности, резко отличающие его от детенышей животных и имеющие большое значение для воспитания. Так, например, нами установлено, что у младенца соотношение времени развития воспринимающих органов и движений иное, чем у животных. Уже на втором месяце у младенца начинает функционировать кора полушарий мозга, о чем свидетельствуют... факты образования условных рефлексов со всех воспринимающих органов, включая зрительный и слуховой. В то же время движения двухмесячного младенца еще крайне несовершенны. Последовательность в развитии движений и воспринимающих органов у большинства животных иная. Их движения или уже организованы к моменту рождения, или оформляются прежде, чем могут быть образованы какие-либо условные рефлексы с высших воспринимающих органов или анализаторов, т. е. глаза или уха. Таким образом,

у младенца сначала оформляются высшие анализаторы, зрительный и слуховой, — вплоть до их кортикальных отделов и только после этого начинают развиваться движения. У большинства животных наблюдается обратный порядок.

В связи с этим неодинаково значение различных анализаторов в развитии движений. У младенца преобладающую роль играют внешние анализаторы — частично кожные, а главным образом зрительные и слуховые. Внутренние анализаторы — мышечно-суставный и вестибулярный — у младенца обычно работают под преобладающим влиянием внешних» [222, с. 64].

Это имеет свою и морфологическую, и функциональную основу. По данным сравнительного изучения ранних стадий индивидуального развития поведения человека и животных, полученным в работах Н. М. Щелованова, «у человека имеется не только весьма значительное морфологическое и функциональное усложнение и усиление кортикальных центров и их связей, но и значительная дезорганизованность тех координационных отношений в подкорковых областях, которые у большинства животных являются наследственно фиксированными (разрядка наша. — Д. Э.). Это с особой ясностью выступает в области соотношений нервной системы со скелетной мускулатурой. Здесь имеет место следующее правило: чем более кортикальной является иннервация скелетной мускулатуры, тем менее организованы к моменту рождения основные нервно-психические механизмы (у человека даже статические и локомоторные) и их связи с анализаторами или тем более беспомощным рождается животное (разрядка наша. — Д. Э.).

Благодаря максимальной кортикальности иннервации скелетной мускулатуры у ребенка в развитии его движений существенную роль имеет организация сложных функциональных связей моторики и анализаторных центров мозговой коры, в то время как у животных сложные нервно-мышечные механизмы формируются без участия высших анализаторских центров» [223, с. 57].

Таким образом, в относительно более раннем развитии высших анализаторов находит свое выражение общий принцип развития детей — раннее включение коры полушарий мозга в процесс образования всех основных форм поведения ребенка, что обеспечивает ведущее значение условий жизни и воспитания в формировании даже самых элементарных и первичных свойств поведения.

Характерно, что сам порядок развития движений наследственно не фиксирован, а зависит от воспитательных воздействий; например, у одного ребенка раньше может появиться сидение, а потом стояние, у другого же наоборот (то же самое относится к ползанию и к ходьбе).

Однако не следует переоценивать значение раннего развития рецепторных функций ребенка, в частности его глаз. Развитие глаз к четвертому месяцу жизни позволяет ребенку лишь следить за движущимся объектом: в этом возрасте движения предмета вызывают движения глаз. Здесь нет еще ни движения самих глаз по предмету (рассматривания), ни зрительного поиска предмета. Эти функции зрения развиваются позже, с одной стороны, в связи с развитием движений рук, с другой — в связи с пониманием речи.

Развитие руки как анализатора начинается с появления у ребенка ощупывающих движений на четвертом месяце жизни. Вначале он ощупывает свои ручки, потом появляется ощупывание пеленок и одеяла. При этом ребенок подолгу удерживает здесь ручки, потихоньку передвигая их по краю одеяла. Принципиальное содержание этой реакции заключается в том, что рука движется здесь не за предметом, а по предмету.

С ощупывания начинается интенсивное развитие движений ребенка. К пяти месяцам у него уже формируется акт хватания, в котором объединяются два движения: направление ручек к предмету с его ощупыванием и рассматривание своих ручек. В начале формирования этого акта самого хватания, собственно, еще нет, ибо ребенок тянется к предмету без типичного положения кисти для схватывания и не удерживает предмета. Но затем уже при приближении к объекту кисть и пальцы руки ребенка начинают занимать такое положение, которое обеспечивает мгновенный захват предмета при прямом с ним соприкосновении. Возникновение хватания является важным этапом в развитии младенца. Во-первых, акт хватания связан с образованием зрительно-двигательных координаций; во-вторых он представляет собой первое направленное действие; в-третьих, хватание является важным условием развития самых разнообразных манипуляций с предметом.

Развитие зрительно-двигательных координаций и развитие действий с предметами в значительной степени связаны также с тем, что к шестому месяцу жизни ребенок может уже самостоятельно переходить из лежачего положения в сидячее. Это позволяет ему следить глазами за движениями руки с предметом, так как при сидячем положении ребенка сфера его ручных движений совпадает со сферой зрительных восприятий. К семи месяцам связь между восприятием предмета и движением для его захватывания устанавливается почти мгновенно: увидев предмет на доступном расстоянии, ребенок сразу направляет к нему ручки и захватывает его. Сам акт хватания при этом совершается с противопоставлением большого пальца остальным.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ 3 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • ПЕРИОДЫ ЖИЗНИ ХРИСТА
  • Макс Вебер
  • Проблема формування індивідуальної свідомості.
  • Поняття наукової проблеми
  • Розвиток протосоціології у Середні віки та епоху Відродження
  • Cоціальне партнерство, його роль
  • Наукові передумови.
  • Глава 14. Концепции строения и функционирования