Ольга Вадимовна Горовая 4 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

Ольга Вадимовна Горовая 4 страничка


.

Читать реферат для студентов

Ощущая себе все более странно и немного неловко, Слава пошел к ее подъезду. По такому поводу он еще не приезжал к женщине, однако. Особенно к той, что настолько понравилась.

Пробормотав сквозь зубы проклятие, Слава набрал код на замке двери подъезда, который ему, так же, сообщил Дэн, и зашел в темный коридор.

На его счастье, на первом этаже оказалось только три ступеньки. Радуясь, что его собственные таблетки уже подействовали, и боль в ногах стала вполне терпимой, он крепко ухватился за перила и быстро поднялся.

Лифт, как ему показалось, просто оглушительно грохотал в тишине сонного подъезда, или же это Святослав чересчур вслушивался в каждый звук, испытывая напряжение от того, что находился здесь.

Выйдя на четвертом, он осмотрелся, выискивая пятьдесят третью квартиру.

И удивился, решив, что это тени играют с его глазами — дверь была приоткрытой. Однако приблизившись, он понял, что не ошибся. Поразившись подобной беспечности, Слава настойчиво постучал в дверь, отчего-то, не решившись нажать кнопку звонка.

— Наташа? — негромко крикнул он в неосвещенный коридор, видневшийся через приоткрытую дверь. — Это я…

— Открыто, — донесся до него тихий, немного хрипловатый голос Наташи. Слава, не позволив признаться самому себе, что ощутил нечто, чересчур приятное внутри, от этого звука, толкнул двери и зашел, прикрыв ее за собой. — Заходи, День, — Наташа, прихрамывая, вышла в темный коридор из яркого дверного проема, который Слава определил кухней.

Если честно, он не успел задуматься над тем, почему она ждала брата.

Ведь Дэн должен был ее предупредить.

Но в ту же секунду ему стало не до размышлений, вообще.

Стоило рассеянному, наверное, даже немного потерянному из-за резкой смены освещения в комнатах, взгляду Наташи остановится на нем, как ситуация превратилась в такую, которую Святослав смог бы охарактеризовать только как — чертовски отвратительную.

Это все, что он смог припомнить приличного, когда увидел, как испуганно распахнулись глаза Наты, а тишину квартиры нарушил звон чашки, выпавшей из ее рук.

По странному стечению обстоятельств, керамика не треснула, но вот вода, расплескалась, обрызгивая все вокруг, и его в том числе, мелкими брызгами воды. Впрочем, Святослав не обратил на это никакого внимания, растерявшись от выражения страха, даже ужаса, пожалуй, которое появилось на ее лице.

«Вот черт! Что происходит, кто бы ему объяснил?!»

Наташа смотрела в упор на него, но в то же время, будто бы и не видела.

Казалось, что ее глаза смотрят сквозь Славу, и в них плескался самый настоящий, ничем не прикрытый ужас. В обрушившейся на них тишине, стало отчетливо слышно ее поверхностное, частое, прерывистое и хриплое, почти сиплое дыхание. Покачнувшись, Наташа ухватилась одной рукой за угол стены, а второй как-то странно прикрыла шею.

Но и это движение показалось ему непроизвольным, неосознанным.

Впервые в жизни он столкнулся с тем, чтобы его появление вызвало страх. И просто не знал, что делать.

— Наташа? — как можно спокойнее и тише, стараясь не выдать своей растерянности и не усугубить ее страх, Слава окликнул девушку. — Это я….

Она вздрогнула, моргнула и он, с облегчением увидел, что ее взгляд стал осмысленным.

Чуть прищурившись, Наташа всмотрелась в него.



— О, Господи! Слава? — теперь обе ее руки вцепились в угол, словно бы у Наташи разом кончились силы, и она вот-вот могла упасть. — Слава?! — опять переспросила она. — Что ты тут делаешь? — глубоко вдохнув, как будто испытывала все это время удушье, которое наконец-то ушло, Наташа всем телом прислонилась к стене, и опустошенно посмотрела на него.

Святослав рискнул приблизиться на один шаг, все еще не имея уверенности, что она сейчас опять не впадет в тот странный ступор, свидетелем которому он был две минуты назад.

И материл в душе Дэна, на чем свет стоит, потому что ни черта не понимал в происходящем!

— Меня Денис попросил тебе таблетки привезти. У него машина не заводится, — все тем же ровным, тихим голосом, объяснил он, сделав еще шаг в ее сторону. — Он должен был позвонить, предупредить. Наташа…, - он замолчал, не совсем уверенный, что стоит спрашивать. Но все же уточнил, — с тобой все нормально?

Она странно посмотрела на него, а потом хрипло рассмеялась, обхватив себя руками за плечи. Почему-то, от звука ее смеха мороз прошел по коже Славы.

— Нормально? Да…, - она неуверенно облизала губы, и помотала головой. Слава заметил, что ее кожа блестит от испарины. Черт. Черт. Черт! Да что же с ней? Не боль же в ноге была причиной подобной реакции, в самом деле? — Нормально, — Наташа опять глубоко вздохнула. — Кажется. Просто, — она нервно взмахнула руками. — Я тебя в темноте не узнала, ты такой высокий, и большой, и…, мне показалось, что это другой человек. Незнакомый, — она говорила как-то путанно, пряча глаза. — Не обращай внимания, Слав, у меня…, - Ната опять умолкла на минуту, и прикусила губу. — У меня бывают приступы паники, — наконец, произнесла она, так и не посмотрев на него.

«Ага. Приступы паники. Как же. Так он и поверил».

Может Святослав и был инвалидом, но точно не идиотом.

Конечно, паника присутствовала явно. Но у нее, совершенно определенно, имелась реальная причина.

Загрузка...

Взгляд, отчего-то, зацепился за ее напряженные, бледные пальцы, которые цеплялись за стену. Она, проследив за его глазами, резко отдернула руки от обоев и сцепила пальцы перед собой.

— Денис не звонил, — невпопад проговорила Наташа. — В смысле, не перезванивал, насчет тебя.

— Я уже понял, — Святослав продолжал внимательно изучать ее лицо, не зная, что делать дальше.

Почему-то, каждая деталь сегодняшнего дня, каждый момент, который еще пару часов назад он вспоминал только, как возможность подумать о ней, предстали перед Славой в новом свете.

И ее настороженные взгляды в сторону парней в бассейне, и непонятное поведение Дениса утром. И вот эта странная просьба, со всеми его путанными объяснениями.

Но Святослав не имел уверенности, что стоит о чем-то спрашивать. Сейчас, так точно.

— Вот, — он протянул упаковку аналгетика, которую все эти несколько минут, показавшиеся ему часами, сжимал в напряженных пальцах. — Таблетки, — и сам не поняв зачем, уточнил Слава.

— Спасибо, — все еще опираясь на стену, Наташа скованно наблюдала, как он медленно и осторожно подошел еще ближе, чтобы положить лекарство на небольшую полочку.

— Наташ, ты как? — он внимательно присмотрелся к ней, оказавшись всего в двух шагах, раздумывая о том, не нужна ли ей более серьезная помощь. И, если честно, пожалел о том, что всмотрелся.

Более того, обозвал себя, как только мог.

Потому что, даже сейчас, видя, что ее всю еще трусит от пережитого страха, не смог не обратить внимания на то, что на Наташе надета только хлопковая майка, мало что скрывающая от его глаз, да хлопковые же пижамные штаны.

А, чтоб его! Надо уходить.

Святослав реально оценивал ситуацию и был очень недоволен собой и своей реакцией. Но почему-то, тело совершенно не слушалось разума.

К тому же, Наташа выглядела настолько трогательной, беззащитной. Хотелось прижать ее к себе, и нежно погладить по плечам, по этим смешным, растрепанным волосам. Без всякой задней мысли, просто, чтобы успокоить. Дать чуточку своей силы.

Только это не было лучшим решением.

— Пей по одной таблетке не чаще трех раз в день, — пробормотал Святослав, резко отведя глаза. И нахмурился, услышав, что его голос стал низким, и почти таким же хриплым, как ее. Только, определенно, по совершенно иной причине. — А вообще, думаю, дня через два тебе станет легче. И в субботу уже сможешь танцевать на вашем Новом году, — он заставил себя сглотнуть и проговорил это все, так и не посмотрев на нее. — В общем, прости, что так напугал. Дверь была открыта…

— Да, я заранее открыла, чтобы не бежать к Деньке, нога болела…. сильно, — с перерывом проговорила она, как будто хотела объяснить.

Он кивнул, но в упор рассматривал узор на стене.

Почему-то, ему показалось, что воздух стал плотным. Настолько, что едва проталкивался мышцами его горла в легкие.

— Я пойду, пожалуй, — продолжая изучать какой-то дурацкий цветочек, сказал он. — И…, прости, серьезно, я не думал, что так выйдет.

— Слава, — он застыл, почувствовав, как ее тонкие, ледяные, влажные пальцы обхватили его ладонь. И не хотел, а не удержался, перевел глаза на лицо Наташи. Она пыталась улыбнуться. Очень пыталась. — Может, ты кофе хочешь? — едва ли не с отчаянием спросила Наташа, так и не отпуская его руку.

Святослав опять растерялся.

Он был уверен, что она меньше всего хотела бы сейчас находиться рядом с тем, кто настолько напугал ее своим появлением. Пусть и ясно, что Наташа не конкретно его испугалась. Однако…

— У меня и дома карамель есть, — с вымученной улыбкой пробормотала Наташа, видя, что он не отвечает. А потом закусила губу. — Господи! Что я мелю. Три часа ночи, а я тебе кофе предлагаю. Прости, — Наташа покачала головой. — Ты, скорее всего, просто спать хочешь. И так, из-за меня из дому выбрался.

Ему показалось, что она вся ссутулилась, словно стала еще миниатюрнее и тоньше, чем и так была.

И у Славы все сжалось внутри от непонятного, ничем не оправданного желания прижать ее к себе и успокоить, защитить, сказать, что ей нечего бояться — он рядом.

Только вот, откуда это стремление? Да и потом, ему же уходить надо…

В этот момент зазвонил его телефон, то ли спасая Славу от ответа, то ли мешая понять…

Наташа вздрогнула, не заметив, что так и продолжает держать его за руку. Святослав вытянул свободной рукой аппарат, и едва не с облегчением увидел там имя Дениса.

— Слава! Ты где? — Дэн нервничал еще сильнее, чем во время прошлого звонка. — Я не могу до Наташи дозвониться, у нее что-то с телефоном.

«Ага, он это уже понял».

— Я уже приехал, — скупо ответил Святослав, почему-то, не в силах отвести глаза от ее пальцев, бледными штрихами выделяющиеся в полутьме коридора, на фоне его, более смуглой коже. — Я у Наташи.

Наверное, что-то было в его голосе.

Во всяком случае, Денис на секунду замолчал, а потом выругался настолько грубо, что Слава даже скривился.

— Она испугалась, да? — Дэн тяжело вздохнул.

— Думаю, можно и так сказать, — попытался Слава уйти от употребления конкретных слов в ответе. В конце концов, Наташа стояла рядом и слушала их разговор.

— А, черт! Я так хотел ее предупредить, — Денис, определенно, сильно расстроился. — Дай ей телефон, пожалуйста.

Не споря, Святослав протянул трубку Наташе.

— Это Денис, с твоим телефоном что-то не так, — пояснил он ей.

Она кивнула и взяла предложенную трубку.

Так и цепляясь за его руку.

— Привет, День, — голос Наташи звучал вымученно. Но она, определенно, пыталась показать брату, что ей лучше, чем было на самом деле. — Не выдумывай. Не надо такси. Подумаешь, испугалась. Ну, не узнала я Славу в темноте. Да ничего не будет, — чем шире Наташа улыбалась, тем сильнее ее пальцы сжимались на его руке. Как будто, она нуждалась в силе, и брала ее у Святослава.

Но он был не против. На здоровье. Слава хотел, чтобы она успокоилась.

Было что-то чертовски неправильное в том, что такой хороший человек, как Наташа, испытывала настолько сильный страх. Это злило Славу.

А понимание того, что имелся кто-то, кто этот страх в ней зародил — превращало злость в гнев. И у него не было никакого объяснения для такой силы своей ярости.

— Да все нормально будет, Деня, серьезно, — Наташа продолжала убеждать брата. Но будь он на месте Дэна — ни капли бы не поверил ее словам. — Да, что тут осталось до утра? Три часа. Я пересижу. Не маленькая же, — он ощутил легкую боль, когда ее короткие ногти впились в его пальцы.

Но Святослав даже не поморщился.

Это было не чувствительней укола булавкой по сравнению с тем, что он выдерживал каждый день. А ей, может быть, станет легче.

— Да, я его больше напугала, — Наташа нервно рассмеялась, и Слава понял, что она говорит о нем. — Еще и растерялась, начала Славу на кофе приглашать, в три часа ночи, — она что-то еще говорила брату, но Святослав перестал слушать.

Ему не хотелось кофе, если честно. Хотелось уехать домой, подальше от всей этой странной, непонятной и непростой как для нее, так и для него ситуации. Пусть причины их напряженности и были разными.

Вот только, глядя на ее бледные пальцы, Святослав понял, что останется на кофе.

Внезапно, до него дошло, что больше всего, что уже произошло, Наташа боялась остаться в одиночестве своей квартиры. И это приглашение — было ее попыткой скрыть свою слабость за вежливостью.

Он, как никто другой знал, сколько надо вывернуть в душе, чтобы признать собственную слабость перед другим человеком.

Навязчивые, настырные слова из прошлого, не в первый раз за вечер, всплыли в памяти: «…только, если никого лучшего нет рядом…».

Что ж, не похоже, чтобы кто-то лучше имелся в этот момент в наличии. Возможно, сейчас и он сможет Наташе чем-то помочь.

Протянув руку, Слава настойчиво забрал у нее телефон, так, что она не успела ничего возразить.

Денис, не видя этого, все еще продолжал разговор с сестрой:

— Я приеду, Ната, даже не спорь. Сейчас такси вызову…

— Не надо, Дэн, — ровным голосом проговорил Слава в трубку, но смотрел при этом в глаза Наташи, перехватив руку таким образом, чтобы держать ее пальцы в ладони, согревая. — Я посижу тут, меня на кофе пригласили, в конце концов. А Наташа его готовит лучше меня. Так что грех упускать возможность.

Денис, как ему показалось, выдохнул с облегчением.

— Спасибо, Слав, я твой должник. Не знаю, сколько бы такси сюда сейчас ехало. Спасибо, — тихо, но с такой признательностью в голосе проговорил он, что Слава даже не ожидал.

— Да ладно, я больше вас всех выиграл, — попытался он хоть немного развеять напряженность и рассмешить брата и сестру, которые слушали его по оба конца телефонной связи. — Мне все равно не спалось. А теперь я еще и хороший кофе попью в прекрасной компании.

— Я не забуду это, Слав, серьезно, — еще раз поблагодарил Денис.

Святослав попрощался и нажал на отбой.

И внимательно посмотрел в глаза Наташи, которая, казалось, немного успокоилась, когда поняла, что не останется в одиночестве.

— А спросить о шоколаде, будет очень нагло? — с открытой усмешкой поинтересовался он у нее, пряча телефон.

Наташа моргнула пару раз, растерянная его вопросом. И тут ее губы начали медленно растягиваться в невольной ответной улыбке.

— Шоколад? — переспросила она, тихонько хихикнув. — У меня есть коробка конфет, подойдет?

Он серьезно кивнул.

— Хорошо, но я помню, что ты пообещала мне кофе с карамелью, — поддел Слава ее. — Одно, другого, надеюсь, не исключает?

Она рассмеялась, уже совсем не сдерживаясь.

— Ты и правда, так любишь сладкое? — Наташа немного удивленно покачала головой.

Святослав же только развел руки, признавая такую склонность за собой.

— Пошли, — она развернулась и, прихрамывая, зашла в кухню, — можешь хоть всю коробку сам съесть.

— На это я и рассчитывал, — прихватив лекарство, ради которого, собственно, и приехал, Святослав пошел за ней.

Глава 4

января, понедельник

— Слав, имей совесть, — Андрей вымученно смотрел на друга, с кислым выражением на лице глотая крепкий кофе, который сам только что приготовил. — Не все такие бодрые в семь утра. Ты же знаешь, я трудно просыпаюсь.

Святослав внимательно присмотрелся к другу. Тот, в самом деле, не выглядел выспавшимся. Слава посочувствовал ему. Сам же он, на удивление, впервые за много месяцев, прекрасно отдохнул. Правда, недосыпание никогда не мешало ему с самого раннего утра быть в форме и полностью погружаться в работу. Однако сегодня, после двух суток, которые он почти не спал, и бессонной ночи-утра, проведенного с Наташей — Святослав проспал всю ночь, ни разу не проснувшись. Даже привычные боли в мышцах пожалели его, на время исчезнув.

Он поднес свою чашку к губам и сделал глоток чересчур крепкого напитка, с грустью и тоской вспоминая замечательный вкус кофе, который пил последние два дня. Да уж, Андрею бы не удалось преуспеть в кофейном бизнесе — он готовил отвратительное пойло. Впрочем, после великолепного вкуса напитка, которым угощала его Наташа, Слава и свой, приготовленный утром кофе, не смог выпить — вылил в раковину.

«К хорошему привыкаешь очень быстро», с улыбкой констатировал он сам себе, отставив чашку.

— Слав, — Андрей скривился еще сильнее, — пожалей мои глаза. Ты выглядишь слишком довольным, для такой рани, — друг, в свою очередь, отодвинул почти полную чашку. — Неужели это мой кофе, настолько поднял твое настроение? — недоверчиво уточнил он, тря сонные глаза.

— Твой кофе — отвратительный, — честно сказал Слава. Он всегда говорил Андрею правду, считая, что только так и должно быть между друзьями. — Так что прости, но нет. Просто…, - Святослав резко замолчал, вдруг осознав, что не хочет рассказывать Андрею о том, как и с кем провел выходные. О Наташе говорить не хотел. Странно. И это нежелание ему не удалось подавить. — Я выспался, вот настроение и хорошее, — резко закончил Слава, стараясь непринужденно пожать плечами.

Андрей опер голову о руки, упертые в поверхность стола, и кивнул.

— Завидую тебе. Мне выспаться не удалось. На выходных всегда появляется куча дел, — пожаловался друг. — Зря ты с нами на рыбалку не поехал, кстати, было весело, — он снова зевнул.

Святослав аж передернулся, представив себе такое «веселье».

— Ну, уж нет, моя спина возненавидит меня за подледный лов, упаси Бог, торчать на реке по такому морозу.

— Это точно, — Андрей скривился, но сделал еще глоток кофе. — Даже моя спина болит. Но все равно, мы хорошо провели время.

Святослав хмыкнул, но промолчал. Он мог сказать то же самое о своих выходных. Хотя, была, конечно, пара минут, которые стоили ему нескольких лет жизни. Во всяком случае, тот испуг Наташи, определенно, не прошел бесследно и для его нервов.

Не заметив этого, Слава нахмурился, вспомнив ночной инцидент. Он не спрашивал у нее ничего, не просил объяснить. Просто просидел на кухне, наслаждаясь хорошим кофе, и прилагая все усилия, чтобы развеселить грустную и немного потерянную хозяйку. И к семи утра, когда Святослав уходил, ему, как показалось, это удалось. Во всяком случае, Наташа улыбалась так же открыто и искренне, как и в субботу, а из ее синих глаз ушли даже следы пережитого страха.

Андрей, решив, наверное, воспользоваться задумчивостью друга, уронил голову на стол и закрыл глаза.

С кривой улыбкой посмотрев на это, Слава откинулся на спинку своего кресла и повернулся к окну, вспоминая те несколько часов воскресного утра. Его кривая улыбка перешла в настоящую, широкую усмешку, когда он вспомнил, как специально втянул Наташу в спор о музыкальной группе, чьи песни играли в ее плеере на кухне. Перед глазами, словно наяву, встала картина, как она, совершенно забыв о недавнем испуге, с блеском в глазах и жаром, не помня о том, что соседи, вероятно, еще спят, громко доказывала, что ее любимцы пишут прекрасную музыку, живую. На минуту Святославу показалось, что она вполне может его побить за сомнения в этих своих «любимцах». Пришлось честно признаваться, что у него самого есть все альбомы этой группы, и что он — полностью согласен с ней.

Пару минут Наташа ошарашенно смотрела в упор на него, хлопая ресницами, а потом — рассмеялась. Правда, таки шутливо толкнула его в плечо. Но он увидел в ее синих глазах, что она разгадала его хитрость, и благодарна за нее. Зато, когда она пожаловалась, что новый альбом выйдет не раньше марта, у Славы появилась очень интересная, пожалуй, даже замечательная идея подарка на этот их «кофейный Новый год»…

«Если он, конечно, решит пойти и не будет занят», одернул Слава себя.

После этого их спора, Наташа уже почти все время была такой же, как в предыдущие две их встречи — веселой, общительной, беззаботной.

Но Святослав запомнил, что и у нее есть страх. И это, к некоторому опасению, сделало ее еще привлекательней в его глазах. Она была такой настоящей, живой, ранимой. И так хотелось ее защитить от того, что мучило Наташу под маской непринужденной веселости.

Святослав с силой сжал пальцы, чудом не сломав карандаш, который, сам не заметив, рассеянно крутил.

Не стоило думать о таком. Серьезно. Он смог помочь ей в трудный момент, и хорошо. Здорово, даже, что его присутствие пришлось Наташе кстати. Но надо же реально смотреть на вещи. Да и не его это дело, в принципе.

В этот момент дверь кабинета хлопнула. Обернувшись, Святослав увидел Дениса, который кивнул ему.

— Привет, — поздоровался тот, рассматривая сонную обстановку в кабинете.

Их дизайнер явился в гораздо более демократичной одежде. И на минуту Святослав даже позавидовал Дэну. В джинсах и теплом свитере, наверняка, было комфортней, чем в костюмах и рубашках, которые всегда одевали на работу Слава и Андрей, требуя такого же стиля и от подчиненных.

От этого звука встрепенулся Андрей, прикорнувший на столе.

— О, черт! — он потер лицо. — Пойду я к себе, и хорошо умоюсь холодной водой, — Андрей поднялся и потянулся, стараясь максимально разогнуть спину. — У тебя жесткий стол, Слава, на нем неудобно спать, — шутливо пожаловался Андрей.

— Вероятно потому, что за ним надо работать, — насмешливо приподняв бровь, предположил Святослав.

— Возможно, — рассмеялся друг и, пожав руку Денису, пошел к себе.

— Проходи, Дэн, что ты в дверях стоишь, — Слава махнул рукой на освободившееся кресло. — Что ты так рано сегодня? — у него было предположение о причине появления друга.

Но, несмотря на бесчисленное количество вопросов, крутящихся в его голове, несмотря на подозрения, которые, что тут скрывать, злили его — Слава молчал. Он не собирался заставлять Наташу или ее брата рассказывать из чувства благодарности больше, чем те сами захотели бы сообщить. Слишком хорошо знал, насколько трудно, порою, рассказать о себе то, что причиняет боль.

Но, все равно, от мелочи не удержался.

— Как дела? — непринужденно спросил он. — Как Наташа? — обзывая себя в уме недоумком, все же уточнил Святослав.

Денис как-то странно взъерошил волосы и сел в кресло.

— Хорошо, в общем-то, — неуверенно ответил друг, и посмотрел на Славу в упор. — Черт, да вообще-то, гораздо лучше, чем я надеялся. Спасибо, Слав. Ты даже представить себе не можешь, в каком я перед тобой долгу.

— Да брось ты. Глупости, — отмахнулся Слава, хоть и обрадовался в душе, что ей лучше. — Что я такого сделал? Отвез таблетки и выпил все ее кофе? — попытался он обратить все в шутку.

Вообще-то, он еще и съел все ее конфеты. Но об этом Слава умолчал. Могут же у них с Наташей быть свои секреты?

— Да нет, Слав, серьезно, — Денис откинулся на свое сиденье. — Я был уверен, что мне придется ночевать у нее и сегодня. Она никогда не просила, но я знал, что если ее что-то пугало, Нате очень страшно оставаться одной, — он изучающе смотрел на Славу в упор, и тот даже почувствовал себя как-то неудобно под этим взглядом синих глаз, очень уж похожих на глаза Наташи. — Знаешь, не то, чтобы я распространялся особо об этом, но мы Наташей очень хорошо понимаем друг друга, и не потому, что много говорим. У нас странная семья, — Денис хмыкнул. — Мы чувствуем, когда другому нужна помощь и поддержка. И обычно она была нужна ей после таких моментов. Но вчера, когда я приехал к ней в десять утра — Ната спокойно спала, — Денис покачал головой, словно в отдыхе сестры было нечто невероятное. Святослав подозревал, что весьма удивленно смотрит сейчас на друга. — Я не знаю, что ты сделал Слав, но спасибо тебе, — Денис, казался, чересчур серьезно относился к его помощи.

Святослав вздохнул.

— Да говорю тебе, Дэн, не за что, — он опять махнул рукой. — Ну что я такого сделал? Мало того, что сам напугал, так потом же просто сидел и болтал с ней о музыке и всякой дребедени. Да еще и кофе заставлял мне варить, — он улыбнулся. — Ничем ты мне не обязан. В испуге Наташи — то моя вина.

Пока он говорил, Денис в упор продолжал его рассматривать.

Как-то непривычно.

Они уже почти год были знакомы, но казалось, что именно сейчас, в эту минуту, Дэн решил его изучить, словно увидев впервые.

— Ты не виноват в ее страхе, — наконец, переведя глаза на окно за его спиной, негромко проговорил Денис, и вздохнул. А потом, как-то резко, стремительно поднявшись, вытащил из кармана джинсов бумажник. — Наташа, она очень добрая, и всегда видит в людях только хорошее, — с мягкой усмешкой проговорил Дэн, что-то доставая из подкладки своего кошелька. А потом, положил перед Славой на стол фотографию. — И некоторые ублюдки пользуются ее верой в людей, — уже жестче добавил он.

Слава насторожился, и даже напрягся от последних слов друга. Ему не понравился тон Дэна, да и непонятно было, зачем он это делает и зачем ему о Наташе рассказывает, но не удержался, с любопытством посмотрел на карточку.

Это оказалось фото Наташи. Красивое фото. Она на нем искренне улыбалась. Почти так же весело, как в жизни. Да и вообще, она мало чем отличалась от себя на этой фотографии, только волосы были немного длиннее. Но так же забавно растрепанные.

— Этому фото больше года, — зачем-то уточнил Дэн. — Теперь она всегда очень коротко стрижет волосы…, чтобы нельзя было за них ее схватить, — не глядя ему в глаза медленно и с паузами проговорил Денис.

Святослав застыл, не в силах отвести глаза от фотокарточки перед ним.

И только услышав странный звук, с удивлением понял, что его пальцы сжались, едва не переломив тот самый дурацкий карандаш.

Чтоб его! Не то, чтобы он и сам не сделал определенных выводов. Но услышать такое…

Он не был уверен, что ему стоит знать то, что Денис сейчас говорил. И пусть хотелось получить ответы, Слава не знал, стоило ли такого требовать в благодарность за пустяковую, в принципе, услугу.

— Дэн, не думаю, что тебе стоит рассказывать мне об этом, — он напряженно посмотрел в глаза другу. — Ни ты, ни Наташа мне нечего не должны. Она, действительно, удивительный человек, и я не считаю, что это честно по отношению к ней — говорить мне о том, что она, судя по всему, пытается ото всех скрыть.

Денис так же напряженно смотрел на него. Но было во взгляде друга и еще что-то, какое-то выражение, словно бы он хотел узнать о Славе нечто, и теперь получил ответ. Вот только Святослав не мог понять, какой именно.

— Знаешь, Слав, вообще-то, я и сам бы не стал никому говорить. Об этом, в принципе, знает только пара человек. Но что-то мне подсказывает, что тебе можно доверять, ты не используешь это во вред, но возможно, поймешь, почему Ната так отреагировала, — наконец, явно расслабившись, произнес Денис.

— Дэн, — Слава, все-таки, не был убежден, что такой поступок брата Наташи — верен. — Я не думаю…

— Ты ее машину видел? — прервал его возражения Денис странным вопросом.

Святослав нахмурился, не уловив взаимосвязи.

— Да, но причем тут…

— Она гонки любит, — опять не дал договорить ему друг. — Ее как-то Надька вытащила, случайно, у них директор страховой билеты достал на соревнования, которые в нашем городе на аэродроме чуть ли не каждый месяц проходят, и с тех пор Наташа почти всегда ходила на них. Даже себе более-менее спортивную машину купила, хоть мы все были против.

Святослав не знал, что сказать.

Во-первых, он ни черта не понимал. А во-вторых, не был уверен, что хочет понять.

Потому что, ему тогда придется признаться себе, что Наташа слишком сильно его затронула за какие-то два дня. Так сильно, как он поклялся никому не позволять себя затрагивать. Потому что ни к чему хорошему это не могло привести. Но отчего-то, мысль о том, что кто-то виноват в ее страхе, кто-то обидел ее — злила даже больше, чем вчера, когда он столкнулся с тем ужасом. И Святослав хотел уже узнать все до конца. А потому — промолчал, слушая.

— Почти год назад, она там познакомилась с одним парнем, он участвовал в соревнованиях, — Денис перевел глаза с пейзажа за окном, на него. Святослав попытался остаться невозмутимым, но внутри кольнуло от того, что Дэн говорил. — Он ей не понравился, сразу. Наташа вообще, хорошо в людях разбирается, — зачем-то объяснил Денис, и Слава забеспокоился, что не так уж успешно скрывает свои чувства, как привык это считать. — Короче, этот парень начал за ней ходить. Мне, даже, кажется, что он не совсем нормальный был. Невменяемый какой-то. А может это вечная жизнь на пике адреналина на его мозгах сказалась, не знаю. Я пару раз предлагал Наташе вообще в милицию обратиться. Но она все говорила, что вроде, как и не за что. Ну, ходит он за ней, да, навязывает свое общество. Но в принципе, и все. Она пыталась ему объяснить, что ей не интересно, но до того ублюдка не доходило, — Дэн резко встал и начал мерить шагами кабинет.

Славе показалось, что он ощущает злость и гнев, которые бурлят в друге. И, что довольно странно, мог его понять, его самого обуревала ярость на человека, которого он даже не видел никогда. — Короче, однажды, он проследил за ней до дома, не знаю, как. Она ничего ему ни о Кофейне, не о том, где живет, не говорила. Я уверен в этом, — Денис взъерошил волосы и остановился у окна, глядя на улицу. — Но когда Наташа зашла в свой подъезд, он на нее напал, — как-то сухо, почти без эмоций произнес Дэн.

Однако Слава мог поклясться, что тот просто старательно сдерживался. Карандаш же в его пальцах давно разломался на две части.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Ольга Вадимовна Горовая 4 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • All rights reserved. No part of this publication may be reproduced or transmitted in any form or by any means electronic or mechanical, including photocopy, recording, or any information storage and 10 страница
  • Аффинные системы координат
  • ABT
  • A. You are going to hear a talk by Johnny Morris, a popular expert on animals and their behaviour. He talks about the following subjects:
  • Первая медицинская помощь при ожогах.
  • Гінандроморфи – це організми, у яких одна частина тіла і статеві залози жіночого типу, а друга частина – чоловічого типу.
  • Action 2 - European Voluntary Service
  • All rights reserved. No part of this publication may be reproduced or transmitted in any form or by any means electronic or mechanical, including photocopy, recording, or any information storage and 12 страница