Подмышечные волосы, запах тела и акне 4 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

Подмышечные волосы, запах тела и акне 4 страничка


.

Критерии самосознания:

выделение себя из среды, сознание себя как субъекта, автономного от среды (физической среды, социальной среды);

осознание своей активности - «Я, управляю собой»;

осознание себя «через другого» («То, что я вижу в других, это может быть и мое качество»);

моральная оценка себя, наличие рефлексии - осознание своего внутреннего опыта.

Ощущение человеком своей единственности поддерживается непрерывностью его переживаний во времени: помнит о прошлом, переживает настоящее, обладает надеждами на будущее. Непрерывность таких переживаний и дает человеку возможность интегрировать себя в единое целое.

При анализе динамической структуры самосознания используют два понятия: «текущее Я» и «личностное Я». «Текущее Я» обозначает конкретные формы осознания себя в текущем настоящем, то есть непосредственные процессы деятельности самосознания. «Личностное Я» - это устойчивая структурная схема самоотношения, ядро синтеза «текущих Я». В каждом акте самосознания одновременно выражены элементы самопознания и самопереживания.

Поскольку самоотражаются все процессы сознания, постольку человек может не только осознавать, оценивать и регулировать собственную психическую деятельность, но и сознавать себя сознающим, самооценивающим.

В структуре самосознания можно выделить:

осознание близких и отдаленных целей, мотивов своего «Я» («Я как действующий субъект»);

осознание своих реальных и желаемых качеств («Реальное Я» и «Идеальное Я»);

познавательные, когнитивные представления о себе («Я как наблюдаемый объект»);

эмоциональное, чувственное представление о себе.

Таким образом, самосознание включает в себя:

самопознание (интеллектуальный аспект познания себя);

самоотношение (эмоциональное отношение к самому себе).

Наиболее известная в современной науке модель структуры самосознания предложена К. Юнгом и основана на потивопоставлении осознаваемых и неосознаваемых элементов человеческой психики. Юнг выделяет два уровня самоотображения. Первый - субъект всей человеческой психики - «самость», которая персонифицирует как сознательные, так и бессознательные процессы, и поэтому есть как бы тотальная личность. Второй уровень - форма продления «самости» на поверхности сознания, осознаваемый .ект, сознательное «Я». Когда человек думает: «Я знаю себя», «Я чувствую, что а устал», «Я ненавижу себя», то в этом случае он является звременно и субъектом и объектом. Несмотря на идентичность «Я»-субъекта и «Я»-объекта, все же необходимо отличать - принято называть первую сторону личности «Я», а вторую - «самостью». Различие между «Я» и самостью относительно. «Я» является наблюдающим началом, самостъ - наблюдаемым. «Я» современного человека научилисъ наблюдать за его самостью и чувствами, как если : чем-то отличным от него. Однако «Я» может наблюдать и за своей склонностью наблюдать - и в этом случае те, что сначала было «Я», становится самостью.

Гуманистические психологи рассматривают самость как целенаправленность всей личности на осуществление максимума потенциальных возможностей индивида.

Мерилом для человека в его отношении к себе являются прежде всего другие люди. Каждый новый социальный контакт меняет представление человека о себе, делает его более многогранным. Сознательное поведение является не столько проявлением того, каков человек на самом деле, сколько результатом представлений человека о себе, сложившихся на основе общения с ним окружающих.



Для самосознания наиболее значимо стать самим собой (сформировать себя как личность), остаться самим собой (невзирая на мешающие воздействия) и уметь поддерживать себя в трудных состояниях.

В структуре самосознания можно выделить 4 уровня: в непосредственно-чувственный уровень - самоощущение, самопереживание психосоматических процессов в организме и собственных желаний, переживаний, состояний психики, в результате достигается простейшая самоидентификация личности; в целостно-образный, личностный уровень - осознание себя как деятельного начала, проявляется как самопереживание, самоактуализация, отрицательная и положительная идентификация и поддержание аутоидентичности своего «Я»;

рефлексивный, интеллектуально-аналитический уровень - осознание личностью содержания собственных мыслительных процессов личности, в результате возможно самонаблюдение, самоосмысление, самоанализ, саморефлексия;

целенаправленно-деятельный уровень - своеобразный синтез трех рассмотренных уровней, в результате выполняются регулятивно-поведенческие и мотивационные функции через многочисленные формы самоконтроля, самоорганизации, саморегламентации, самовоспитания, самоусовершенствования, самооценки, самокритики, самопознания, самовыражения.

Информационное наполнение структур самосознания связано с двумя механизмами его деятельности: уподоблением, отождествлением себя с кем-то или чем-то («самоидентификация») и интеллектуальным анализом своего «Я» (рефлексия и саморефлексия).

В целом можно выделить три пласта сознания человека: 1) отношение к себе; 2) отношение к другим людям; 3) ожидание отношения других людей к себе (атрибутивная проекция).

Отношение к другим людям, осознание этого отношения бывает качественно различным:

эгоцентрический уровень отношений (отношение к себе как самоценности влияет на отношение к другим людям («Если мне помогают, то - хорошие люди»));

Загрузка...

группоцентрическии уровень отношений («Если другой человек принадлежит к моей группе, он - хороший»);

просоциальный уровень («Другой человек - это самоценность, уважай и прими другого человека таким, каков он есть», «Поступай с другим так, как ты бы хотел, чтобы поступали с тобой»);

эстохолический уровень - уровень исходов («Каждый человек находится в определенном соотнесении с духовным миром, с богом. Милосердие, совесть, духовность - главное в отношении к другому человеку»).

2.1 Нарушения самосознания

При всех психических заболеваниях самосознание поражается раньше, чем предметное сознание. Существуют специфические расстройства самосознания:

деперсонализация, когда происходит утрата своего «Я», все происходяшее в своей психике люди воспринимают как бы со стороны, как что-то внешнее или чужое;

расщепление ядра личности. Оно как бы раздваивается, больные жалуются на постоянное присутствие двух чуждых начал, конфликтующих между собой. Каждое из этих начал, «Я», обладало памятью, индивидуальностью, утверждало собственную жизненную целостность, но не признавало саму мысль о возможном существовании других начал;

нарущение телесной идентификации, когда люди жалуются, что части своего тела воспринимают как что-то от них отдельное;

крайние формы нарушения самосознания (дереализация), когда утрачивается чувство реальности не только своего бытия, но появляются сомнения в подлинности существования всего окружающего мира.

В последние годы резко возросли жалобы родителей на детское своеволие. Причем, если раньше мать с отцом честно признавались, что их чадо просто-напросто избаловано, то теперь все чаще приходится слышать: «Наш ребенок совершенно неуправляемый! Ему все нипочем, ничего на него не действует!»

Объяснения детской «неуправляемости» даются самые разные: от генетики до ... экологии. Да-да! Это предположение выдвинула недавно одна мама, поведавшая мне об «отвязанном» поведении своей дочери-подростка. Из ее рассказа стало понятно, что так ведут себя почти все одноклассники дочки: «Мы с другими мамами ума не приложим, в чем тут может быть дело. Говорят, сейчас многие родители мучаются. Растят детей, растят, вкладывают силы, средства, а потом вдруг раз – и все насмарку. Наверное, экология виновата. Я уже где-то об этом читала. От плохой экологии дети становятся неуправляемыми». Потом, правда, выяснилось, что в соседней школе дети почему-то другие: стремятся к знаниям, в разные кружки ходят, не сквернословят. Хотя экология та же самая, и школа расположена на параллельной улице.

О причинах детского своеволия мы поговорим чуть позже, а сейчас хочу обратить ваше внимание на одну очень интересную особенность таких детей. Она не сразу бросается в глаза, но если приглядеться, то непременно окажется, что СВОЕВОЛЬНЫЕ ДЕТИ НА РЕДКОСТЬ НЕСАМОСТОЯТЕЛЬНЫ. Странно? На первый взгляд – да. Ведь они все норовят сделать по-своему! Но в том-то и беда, что к настоящей самостоятельности это отношения не имеет! Поясню на примере. Шестилетний Ваня «не терпит никакого давления со стороны взрослых» (теперь это принято называть так). Больше того, он явно претендует на место старшего в семье: разговаривает властно, приказным тоном, чуть что – кидается на родителей с кулаками. И надо отдать мальцу должное, он добивается-таки своего! Все семейство пляшет под его дудку. Но при этом Ваня абсолютно беспомощен в повседневной жизни. Собраться на улицу для него – огромная проблема, потому что он толком не умеет одеваться. О какой-либо помощи по дому речь и подавно не идет. Какая помощь, если он и себя-то обслужить не может? Ваня даже играть самостоятельно не умеет. Да и засыпает только в присутствии взрослых: одному в комнате ему страшно. Пойдя в школу, такой Ваня, конечно, научится с грехом пополам застегивать рубашку и завязывать шнурки на ботинках (он же все-таки не умственно отсталый!). Но, в отличие от сверстников, не будет сам готовить домашние задания и собирать портфель. Да и уроки придется за него узнавать маме по телефону, ведь на Ваню ни в чем серьезном положиться будет нельзя. Сверстников уже начнут отпускать в школу одних, а Ваню еще долго будут водить за ручку: мало ли куда его может занести? Лучше не рисковать! Став подростком, такой Ваня начнет прогуливать школу, и вскоре «легкомыслие» заведет его так далеко, что окружающие, вполне вероятно, зададутся вопросом: все ли у него в порядке с интеллектом? Ведь сколько ни объясняй, чем чревато такое поведение, до Вани все равно не доходит. Хотя на самом деле интеллект тут ни при чем. Просто Ваня ни разу еще не расплачивался за свои поступки. Наоборот, твердо усвоил, что ему все сходит с рук. А коли так, то живи свободно! Предки погрозят-погрозят, потом сбегают в школу, задобрят училок, и все будет о’кей. А если задобрить почему-либо не удастся, то они что-нибудь другое придумают. Им не привыкать!

Пройдет еще немного времени – и Ваня станет взрослым, хотя по-прежнему в душе останется несамостоятельным, своенравным дошкольником. Что за семья будет у такого человека? Разве он будет способен взять на себя ответственность за чужую судьбу? Он и со своей собственной-то разобраться не в состоянии. Что бы такой человек ни вытворял, виноваты всегда будут другие. И неудачи, которых, естественно, у подобных людей не счесть, они обычно объясняют не своей ленью, разгильдяйством или вздорностью, а «происками врагов» и «фатальными обстоятельствами». При этом их все больше заносит «не в ту степь»: в пьянство, в наркоманию, в сомнительные аферы и в откровенное воровство. Прогноз, как говорят медики, тут неблагоприятный. Можно, конечно, надеяться, что когда-нибудь жизнь научит такого человека уму-разуму. А если нет? И даже если научит, не слишком ли большой окажется цена за науку жизни?

Последствия своеволия

Помимо тех, что перечислены выше (инфантильность, неудачи в личной жизни, часто профессиональная несостоятельность, асоциальное поведение), хочется особо подчеркнуть тот вред, какой своеволие наносит развитию ребенка. Порой физическому, т. к. своевольный ребенок больше рискует «влипнуть» в какую-либо историю, заканчивающуюся травмой или увечьем. И почти наверняка – развитию интеллектуальному и эмоциональному.

Это тоже может показаться странным. Как же так? Вроде бы своевольные дети больше проявляют свою индивидуальность, а значит, более склонны к экспериментам, к постижению чего-то нового... Но это лишь кажущаяся закономерность. Не обладая твердой волей к преодолению трудностей, такие дети предпочитают идти по накатанному пути, делая лишь то, что им дается без труда, а это, в основном, развлечения.

Напомню, что развитие способностей происходит тогда, когда человек имеет образцы для подражания, идеалы, на которые он равняется и которые стремится достичь. Если же кроме себя, любимого, иных идеалов нет, то и развития никакого не будет. Зачем стремиться к чему-то, когда все уже есть? Зачем заниматься самосовершенствованием, если ты и так уже верх совершенства?

На самом деле полный отказ от идеалов – это тоже миф. Люди устроены таким образом, что совсем без идеалов они жить не могут. И у своевольного ребенка идеалы (а точнее сказать, «кумиры»), разумеется, есть. Обычно это «крутые» киногерои, решающие все жизненные вопросы кулаками и автоматными очередями, рок-певцы с интеллектом приматов и патологическими половыми наклонностями, «братва» на джипах, панки, рокеры, скинхеды. Только вот к чему приведет подражание таким кумирам? Ведь они еще более «отвязанные», чем он сам. Значит, в перспективе у такого ребенка следует ожидать не развития, а деградации.

Своевольный ребенок попадает в ловушку: искренне веря в свою оригинальность и самостоятельность, он, чем дальше, тем больше отстает от сверстников; чем дальше, тем больше становится малоинтересным, шаблонным типажом с набором стандартных качеств и черт. Посмотрите на подростков, «тусующихся» по дворам, детским площадкам или городским площадям. Как они однотипны, хотя вроде бы каждый стремится подчеркнуть свою индивидуальность: у кого-то в ухе три серьги, у кого-то – четыре, у этого волосы выкрашены в рыжий цвет, у того – в зеленый. ПОЧЕМУ ЖЕ РОДИТЕЛИ ЭТО ДОПУСКАЮТ?

Вот именно, почему? Почему, понимая, к каким страшным последствиям приводит детский анархизм, многие родители бывают не в состоянии вовремя остановить свое чадо?

Разгадка родительской беспомощности, на мой взгляд, коренится в двух обстоятельствах. Во-первых, своеволие часто путают со свободой, независимостью, раскрепощенностью. В жалобах взрослых на неуправляемость ребенка нередко звучит потаенная гордость: вот, дескать, какой он у меня свободолюбивый! Не то что мы!.. Мы росли зажатыми, затюканными и теперь вынуждены «выдавливать из себя раба по капле». А наши дети – другие: они с пеленок ощущают себя уникальными, неповторимыми, свободными личностями.

Подчас доходит до полного безобразия: пятилетний «свободолюбец» откровенно хамит пожилой женщине, сделавшей ему справедливое замечание, а мать стоит рядом и млеет от его «раскованности». (В школе, правда, и ей, и ребенку придется пожинать плоды такой «свободной педагогики». Если в начале перестройки многие учителя и родители радостно отказались от «авторитарных методов» обучения, то потом, ужаснувшись последствиям такого отказа, поспешили вернуть во многие школы строгую дисциплину).

Во-вторых, взрослые просто-напросто идут по пути наименьшего сопротивления. А значит, не особенно отличаются в этом от своих сыновей и дочек. Их ребенку легче закатить скандал, чем убрать игрушки, а им легче «не связываться», не проявлять необходимую в данном случае твердость характера. Иными словами, родителям тоже не хватает положительного волевого начала и настоящей, взрослой самостоятельности. Они тоже снимают с себя ответственность и перекладывают ее на чужие плечи – на педагогов, психологов, врачей, милиционеров.

Недавно ко мне на консультацию пришла молодая женщина с сыном-дошкольником. Никаких серьезных психических отклонений у мальчика не было, но избаловать его уже успели сильно. Настолько, что неискушенному человеку он мог даже показаться не вполне нормальным. В последнее время своеволие ребенка начало переходить все допустимые границы, и мать забеспокоилась. Однако когда речь зашла о том, что поведение сына надо ввести хоть в какие-то рамки, неожиданно категорично заявила, что она это сделать не в состоянии: и характер у нее чересчур мягкий, и убеждения не позволяют.

– Но ведь очень опасно пускать все на самотек, – возразила я. – Если он сейчас не признает никаких авторитетов, что будет в подростковый период?

Мальчик и из дому уйти может, и с наркоманами связаться...

– Да я нисколько не сомневаюсь в том, что он попробует наркотики! – пожала плечами мать. – И ничего мы с этим не поделаем! Лишь бы не привык...

Что тут скажешь? Сынишка еще и слова такого – «наркотики»,– наверное, не знает, а она уже расписалась в своей беспомощности. И главное, считает это в порядке вещей! Так что во многих случаях безответственность детей – наследственная черта. И взрослым, если они действительно хотят изменить ситуацию, следует начать с себя. Звучит вроде бы просто, а в реальности это как раз самое трудное, ведь менять себя труднее всего. Как говорится, в чужом глазу мы замечаем соринку, а в своем не видим и бревна.

Счастье – это когда тебя понимают

– А как же все-таки приучить ребенка к самостоятельности? – спросите вы.

Прежде всего, необходимо поставить себя на его место и понять, почему он бунтует, отказываясь выполнять требования взрослых. Может, это попытка хоть как-то проявить свое «я»? Ведь очень часто, жалуясь на своеволие детей, родители (обычно матери) следуют за ними по пятам и в буквальном смысле слова не дают бедолагам без спросу ступить ни шагу. Помнится, одна мама даже диктовала своему семилетнему сыну, когда ему ходить в туалет. А на замечание психолога, что дети этого возраста и сами в состоянии определить, назрела ли у них данная потребность, заявила, что ее сын еще слишком мал и несамостоятелен.

Ребенок, зажатый в тиски родительской опеки, естественно, воспринимает инструкции взрослых как очередное посягательство на свою свободу и норовит уклониться от их выполнения. Так что нужно перестать опекать ребенка, существенно сократить количество замечаний, предоставить сыну или дочери больший простор для проявления своего «я», и тогда многое станет на свои места.

Сравнительно недавно к нам на занятия привели шестилетнего мальчика. Мама жаловалась на своеволие, демонстративное поведение, вспышки агрессии. На занятиях же с психологами ничего такого не обнаружилось. Коля был послушен, с огромным удовольствием выполнял наши просьбы и задания, жаждал всем услужить: поднимал упавшие игрушки, помогал расставлять стулья, уступал девочкам свою очередь. Дети такого возраста еще не преуспели в искусстве лицемерия. К тому же на наших занятиях любой ребенок быстро раскрывается, и становится видно, какой он на самом деле. Тем более, если в его характере действительно присутствует своеволие. Тут и ждать не приходится, все сразу проявится. В детском саду и в изостудии, куда ходил мальчик, тоже, как выяснилось, к нему не предъявляли претензий. Поэтому мы предположили, что Колино своеволие является реакцией на семейную ситуацию. И начали ее обсуждать.

Когда у ребенка много родственников, это отлично. Он не чувствует себя одиноким в мире, его окружают любовью и заботой. Но если все родственники чересчур активны, если их активность направлена на одного-единственного ребенка, они могут задушить его в объятиях чадолюбия. Так, собственно, и происходило в случае с Колей. Взрослые не разрешали ему самому ступить ни шагу, постоянно давали инструкции, советы, одергивали, поучали, отчитывали. Делали они это из лучших побуждений, но мальчик стал терять самообладание. Ему стало не хватать простора, чтобы проявить себя. Надо еще добавить, что Коля был на редкость разумный ребенок, и ему практически никаких замечаний делать не приходилось, он и так все понимал с полуслова. В семье же его держали за несмышленыша. Когда взрослые начали следить за собой, воздерживаться от излишней опеки и прислушиваться к мнению мальчика, его своеволие исчезло.

Часто детская безответственность проистекает и от... страха родительской нелюбви. Идя на конфликт, ребенок стремится привлечь к себе внимание взрослых. Хотя тем может казаться, что они только чадом и занимаются. Скорее всего, так оно и есть, но непослушный ребенок раздражает их своими выходками. А значит, внимание, которое они ему уделяют, несет ребенку не радость, а огорчения. Ребенку же необходимы положительные эмоции, чтобы поведение его начало выправляться. Снова создается порочный круг, но размыкать его опять-таки необходимо взрослым.

Разумеется, встречаются случаи проявления истинного своеволия, в основном присущего мальчикам. И тогда следует облагораживать такой характер, пробуждать, возвышать человеческие чувства в ребенке. Об этом мы сейчас поговорим подробнее.

Как важно быть последовательным

Жалуясь на детское своеволие, многие взрослые произносят весьма характерную фразу: «Что мы только ни делали! Отец даже ремнем его (ее) ПЫТАЛСЯ отхлестать – все без толку!» Здесь очень симптоматично слово «пытался». Как правило, родители своевольного ребенка мечутся из крайности в крайность, судорожно пробуют применить к нему те или иные воспитательные меры, но потом начинают его жалеть и смягчают наказание. Им хочется верить, что он поймет и оценит их благородство. А он извлекает совсем другой урок. «Предки – слабаки, – думает ребенок. – Если немного покапризничать, поканючить или закатить скандал, они сдадутся и сделают по-моему». А упорства в достижении своих желаний такому ребенку не занимать. Тем более что обычно и напрягаться особенно не приходится – родные сдают позиции практически без боя. Поэтому непоследовательность родителей приведет к вполне предсказуемому результату: ребенок укрепится в борьбе и в следующий раз сможет еще дольше «выдержать характер». Если такое происходит часто, у него складывается определенный стереотип отношений с родителями. А у них создается впечатление, что он абсолютно несгибаем. Этакий стоик, Муций Сцевола. Но ведь это совсем не так! Своенравные дети на поверку бывают гораздо более зависимы от взрослых, чем их покладистые сверстники. У своевольных детей обычно много просьб и желаний, следовательно, рычагов воздействия на ребят тоже предостаточно. Мало ли что они демонстрируют свое равнодушие в ответ на угрозу лишить их каких-либо благ? Они вообще очень многое делают в расчете на то, что окружающие примут их демонстрации за чистую монету. Если хочешь воздействовать на такого ребенка, ни в коем случае не поддавайся на его провокацию.

Укорачивая детское своеволие, совершенно необходимо проявлять последовательность. Иначе ничего не добьешься. Как и для любого другого ребенка, самое страшное наказание тут – лишение общения. К нему следует прибегать в крайнем случае, когда другие меры уже исчерпаны. «Что ж, мне полгода с ним не разговаривать?» – нередко спрашивают матери. Нет, конечно. Для дошкольника обычно хватает и дня. Школьники, уже привыкшие побеждать в этом поединке воль, могут испытывать родительское терпение дольше, но на моей памяти даже до недели никто из них не дотягивал. «А как же еда, уроки, уборка игрушек? Если с ним не разговаривать, он ничего и делать не будет», – волнуются мамы. Будет, когда поймет, что это не пустые угрозы. И если он пару раз не пообедает или опоздает в школу, ничего страшного. Очень полезно на собственном опыте, а не только со слов родителей, узнать, какие последствия бывают у дурных поступков. И чем раньше, тем лучше. Ведь с возрастом дурные привычки только укореняются. Хуже будет, если впервые своевольный ребенок что-то поймет только в колонии или в операционной. Помните: на самом деле своевольным человеком управлять нетрудно, ибо он тщеславен и одновременно слабоволен. Это парадокс своевольного человека .С одной стороны, в слабости такого человека, казалось бы, никак нельзя упрекнуть. Но с другой, – что такое уход от трудностей и снятие с себя ответственности, как не признак душевной слабости? А слабого человека рано или поздно кто-нибудь подчиняет своему влиянию. Причем далеко не всегда благотворному.

Посильность требований

Кроме того, ваши требования должны быть посильными. Бессмысленно говорить сыну-семикласснику, даже самому отъявленному прогульщику: «Иди и устраивайся в другую школу!» Это он дома и во дворе «крутой», а прийти к незнакомому директору, да еще с дневником, исписанным замечаниями, ему, конечно же, страшно. Или, скажем, шестилетке, у которого плохо развита моторика (попросту говоря, неловкие, непослушные руки). Ему действительно трудно завязывать шнурки на ботинках и застегивать рубашечные пуговицы. Мало ли, что его сверстники уже с этим справляются?! Попреками тут ничего не добьешься, лучше потратить силы на развитие пальцев. Тем более что это и в школе пригодится.

Компромисс, но без авансов

И конечно, нужно прийти к разумному компромиссу. В чем, по мнению взрослых, обычно должна проявляться детская самостоятельность? – В том, что дети без посторонней помощи готовят уроки, складывают в портфель тетради и учебники, убирают свою комнату и т. п. А как представляют себе самостоятельную жизнь дети? – Можно сколько хочешь гулять, без ограничения смотреть телевизор, играть на компьютере... короче, без удержу развлекаться. Иначе говоря, в представлении взрослых самостоятельность – это сплошные обязанности, а по мнению детей, – максимально широкие права. И требовать от них, чтобы они наслаждались выполнением скучных занятий, по меньшей мере, наивно.

Но сбалансировать права и обязанности можно. Ты считаешь себя большим и хочешь попозже ложиться спать? – Пожалуйста, только у взрослеющего человека появляются новые обязанности по дому. Что ты предпочитаешь: мыть каждый день посуду, ходить за хлебом или пылесосить квартиру по выходным? Выбирай! Очень важно предоставлять своевольному ребенку возможность выбора, однако в заданных вами рамках. Тогда он будет развиваться в нужном направлении, сохраняя при этом свою индивидуальность. Надо показывать и на личном примере, и на примере окружающих, что свобода взрослых людей напрямую связана с большим количеством обязанностей. Да, взрослые могут ходить, куда хотят; покупать, что хотят; смотреть, что хотят, но при этом их обязанность – зарабатывать деньги, делать очень много такого, что им не всегда нравится или трудно. Имея дело со своевольным ребенком, крайне опасно расширять его права, не расширяя обязанностей. Если он привыкнет к пониманию свободы как вольницы («что хочу, то и ворочу»), с ним потом будет нелегко совладать.

Очень часто своевольные дети не выполняют своих обещаний. И родители опять-таки записывают их в «трудновоспитуемые». Между тем, всего-навсего надо воздержаться от авансов. Ваш сын пообещал сесть за уроки, если вы ему разрешите посмотреть телевизор, а когда фильм закончился, заявил, что уроками займется завтра? – Что ж, пусть в другой раз телевизор будет ему наградой только за приготовленное задание. И никаких поблажек! Не бойтесь, что он закатит истерику или разнесет квартиру. Истерику вполне можно перетерпеть, а за битье посуды или крушение мебели должно неотвратимо следовать суровое наказание. Тут про свой мягкий характер лучше на время позабыть. Иначе у всех, в том числе у самого ребенка, может сложиться впечатление, что он действительно невоспитуем. А это не та победа, которой полезно гордиться.

Своеволие - стремление всегда поступать по своей личной воле. При этом предполагается, что своя воля должна отличаться от воли других людей, должна быть на нее непохожей. В связи с этим, поскольку воля находит свое воплощение в словах и поступках человека, своевольный ищет возможность подчеркнуть, что он действует по своей воле, выбирая те формулировки и поступки, которые обнаруживают ее отличие от воли других людей.

Так, например, ищут необычности поведения больные шизофренией, для формирования которой наличие своеволия является обязательным. В тех случаях, когда это качество не дошло до уровня страсти, своеволие проявляется в поисках оригинальных решений любого вопроса, и на следовании этим решениям своевольный человек настаивает даже в том случае, если они требуют больше усилий и времени и при этом приводят не к лучшему результату, чем общепринятые действия.

В душе человека своеволие рождает ощущение собственной необычности, отличительности от других людей, подтверждения чему своевольный постоянно ищет и что со временем приводит к ощущению отдаленности, отчужденности от других людей. Своеволие не так заметно, как жадность или осуждение, но с большей силой разрушает любовь, страдающий этой страстью часто думает: «Я не лучше других, я не имею превосходства над ними, но я и не такой, как они, в принципе, у меня нет с ними ничего общего».

Схематично своеволие, занимает на древе греха место среди качеств, которые можно было бы объединить одним емким понятием - «самость». Самость объединяет в себе такие грехи, как саможаление, самолюбование, самозаботливость, самоугодливость, самооправдание и им подобные. Своеволие участвует как обязательный, но не единственный фактор формирования шизофрении и может приводить к вычурности (необыкновенности) мимики, жестикуляции, высказываний и поступков. Некоторое значение оно играет и в формировании бредовых представлений больного, что легко объяснимо: необычный человек, естественно, должен привлекать к себе внимание окружающих, а это внимание, само собой разумеется, должно принимать необычные формы. Таким образом, идеи величия или преследования являются результатом ощущения больным собственной необычности и желательны для него, поскольку позволяют, хотя бы мысленно удовлетворять описываемому качеству.

К оправданию перед людьми своевольный прибегает крайне редко, а сам себе объясняет собственную необычность особой одаренностью, гениальностью. Оборотной стороной своеволия, видимо, можно считать податливость, которая легче обнаруживается в тех случаях, когда предлагаемое другими людьми ординарное решение резче оттеняет необычность поведения своевольного человека в данной конкретной ситуации в его собственных глазах. Своеволие часто сопровождается мучительными сомнениями, бездеятельностью в повседневной жизни, в обычных делах, которые кажутся такому человеку слишком банальными, чтобы ими заниматься. Своевольный обычно не имеет совсем или имеет очень ограниченное количество людей, которых можно назвать близкими, так как чувство отчужденности, которое он испытывает ощущается окружающими людьми и воспринимается ими как свое собственное отношение.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Подмышечные волосы, запах тела и акне 4 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Воздушные выключатели. Получили широкое распространение и во многих случаях вытеснили масляные
  • ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ИЗОЛЯЦИОННЫХ КОНСТРУКЦИИ
  • Выбор и эксплуатация рабочих жидкостей
  • Как остановить кровообращение в ногах
  • А) АЛЬГИНАТНЫЕ МАССЫ. Стомальгин-02 представляет собой порошкообразную композицию на основе альгината натрия, которая при замешивании с водой образует пластичную массу
  • Выбор, применение и эксплуатация выключателей ВН
  • Воздушные выключатели
  • Выключатели нагрузки