Все совпадения с живимы людьми случайны. А если кто себя случайно узнал – пирожок тому и хитрая улыбка! Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта

Все совпадения с живимы людьми случайны. А если кто себя случаем вызнал – пирожок тому и хитрецкая ухмылка!


.

Дорога к морю.

Все совпадения с живимы людьми случайны. А если кто себя случайно узнал – пирожок тому и хитрая улыбка!

Майор шикнул «отставить!» дневальному, готовому проорать доклад, и показал кулак бойцу, стоящему «на фишке». «Молодой» лихорадочно прокрутил варианты – попасть в опалу к «дедам» или к Майору, и благоразумно промолчал. Ну, получит по рёбрам пару раз, зато с десяток нарядов вне очереди не получит. Такова его «душарская» доля.

Вошедший бесшумно пошел вдоль стены, так что не скрипнули ни одна половица и остановился у двери каптёрки. Дверь была неплотно прикрыта, и из небольшой щели пахло жаренной на комбижире картошкой и паленой водкой. Майор прислушался.

- …Ну, я ее за сиськи, а она глаза закатывает: «Возьми меня, сержант! Возьми». Ну, я тут ей и вдул, не отходя от кассы.

Говоривший счастливо вздохнул. «Тоже мне, Дон-Жуан», - усмехнулся про себя Майор. «Сам-то девку поди и не трогал до армии. Ни за грудь, ни ниже. Горазд врать, Лысенко. Но брешет складно, что тут».

- Горазд свистеть, Леший. – другой голос с хрипотцой лениво «подхватил эстафету» - Я вот недавно, в самоходе, иду, значит за посылкой, а на почте как раз дежурит Нюрка, ну крашенная такая баба лет под сорок. Захожу я, значит, а она покраснела так вся, и ласково мне: «Зачем, Васенька, пришёл?». А сама так руками груди приглаживает…

Майор вздохнул и открыл дверь.

В каптерке сидело пятеро «дедов». На столе стояла почти пустая сковорода с остатками картофеля, сбоку вскрытая банка из-под тушенки, хлеб, нарезанный крупными ломтями, пару луковиц и две чарки сиротливо жались у ополовиненной бутылки.

Солдаты вскочили, на ходу поправляясь, и владелец хриплого голоса попытался схватить бутылку, но невзначай задел уже пустую её сестру, стоявшую у ножки стола, махнул рукой и вытянулся по стойке «смирно», как и остальные.

Майор подошёл к столу, взял один из стаканов и сполоснул в умывальнике, обойдя что-то дожевывающего и пытающегося сглотнуть младшего сержанта. Затем взял бутылку, налил себе пол стакана, посмотрел на свет, понюхал и поставил на стол.

- Гадость вы пьёте, гадость вы едите, гадость вы говорите, товарищи сержанты.

«Деды» стояли, не смея даже пошевелиться. Майора в части побаивались за сложный характер, но и любили за то, что был он офицером «от Бога» - был суров, но справедлив, спуску не давал, но советом, а то и делом, помогал в трудную минуту и даже на марш-бросках бежал наравне со всеми, а не ездил на «Жигулях», как командир второй роты.

- Вот вы о женщинах сейчас говорили, а ведь врали друг другу, как сивые мерины. Но не это даже плохо. Плохо то, что вы вместо головы другим местом сейчас думаете. Вам бы «вставить», «сунуть», «завалить», «отодрать», а ведь это женщина. Понимаете? Женщина!

Он обвёл стоящих взглядом.

- Не понимаете. Ну да ладно.

Майор сел на табурет, поднял рюмку с водкой, снова понюхал и опять поставил.

- А расскажу-ка я вам… Сказку.

Сержанты удивлённо переглянулись.

- Мы что, товарищ майор, маленькие дети?

- Лысенко, вы хуже. Вы не маленькие дети. У вас хрен длиннее и автомат настоящий. А ум да, ум как у маленьких. Так что сказка не помешает.

Лысенко покраснел.

- Так вот, присказка…

Он мечтал о море...



Всё в его жизни подчинялось «правилам». Всё и всегда. И правила эти были Правилами выживания. Любая привычка или вписывалась, дополняла Правила, или искоренялась. Не курил - берег обоняние. «Оружейную смазку за двести метров можно почуять». И он чуял. Не храпел – «шумный во сне разведчик долго не живет». Он не шумел и жил.

Всё было размеренно, привычно и даже «адреналиновый голод» утолялся уже ставшими привычными средствами.

Так и жил он изо дня в день - дом, служба, друзья, снова дом, в котором ждала лишь кошка да старый кактус. Всё в обычное время шло в своём ритме, прерываемом только командировками. Тогда кошка мигрировала к сестре, кактус благополучно заливался водой, холодильник выключался, балконы наглухо закрывались и – да здравствует командировка.

И только изредка он делал что-то не свойственное ему, надеясь не на чудо - на удачу, которая его не подводила. Было пройдено много дорог и протоптано сотни километров бездорожья, пережито много побед и поражений, но удача неизменно сопутствовала ему. Даже то, что сейчас он ходил (и не только ходил - бегал в полной выкладке) - считалось удачей и результатом собственного упорства, но никак не чудом. Врач, собиравший по кусочкам его ногу, только качал головой. Он тогда подслушал, как зав.отделением говорил плачущей матери, что если он, тогда ещё капитан, будет ходить - это будет чудо. Врачи не помогли, знахари, целители и ведуньи, по которым возила мама - тоже. Сцепив зубы, он встал сам, а на тренировку пошёл уже своими ногами (от чего скулы сводило от боли и слегка шумело в голове).

Он не верил ни в Бога, ни в чёрта, и лишь слегка - в ведьм.

Объяснить, с чего всё началось, он не смог бы сейчас. Да и зачем это? Скажу лишь, что однажды вечером, прочитав очередную «юмористическую фантастику», он забил в поиск icq имя главной героини и был немало удивлён, когда после окончания поиска на экране высветилось шесть цифр возле ника. Как оказалось, девушка была похожа на героиню не только ником, но и характером.

Загрузка...

Опуская подробности их знакомства и общения, могу сказать только то, что он привычно и заученно, как делал не раз, «обаял» девушку. Старая методика «работы с женским контингентом на вражеской территории», придуманная ещё немцами во времена второй мировой, а затем освоенная и нашей ГБ, сбоев не давала. Конечно, не сразу, конечно, не просто - девушка ехидничала, но поддавалась.

Что он искал – он не мог сформулировать бы и сам, но что-то в этом общении было выходящее за рамки привычной системы. Свойственная ему подозрительность не давала переходить границу «интернет-общения», справедливо предполагая, что за ником хрупкой девы может скрываться вполне таки упитанный бородатый мужик лет сорока. Но даже если и девушка, то, на его взгляд, переносить виртуальный мир в реальность было преждевременно.

И всё же, не смотря на это, своей мечтой он всё-таки поделился. Островок в теплом море, свой дом, библиотека, холсты, хорошие краски и почему-то камин. Такая вот мечта, на которую вряд ли когда-нибудь хватит денег. Время шло, и что-то неуловимо менялось вокруг. Он это чувствовал, не понимая умом, ощутив лишь только тогда, когда пришло время очередной командировки.

Необходимость воплощать очередную «авантюру» руководства в этот раз вызвали смутную тревогу. Дальше все шло, как обычно - сборы, перелёт, высадка, «место», «задача». Он бы и в этот раз выкарабкался, не хватило совсем чуть-чуть. Самая ветреная из любовниц - удача - изменила ему с более сильным противником.

- Не из такого выбирались, - хрипло повторял он, не веря в очевидное, - "В рай не пустят, а в аду конкуренты не нужны"

Как-то жутко захотелось домой, полежать с кошкой, почитать не электронную книгу, а настоящую, поговорить с рыжей, зарыться лицом в свежие простыни…

Последние мысли... падение... темнота...

"Русские своих не бросают".

Сержанты слушали, приоткрыв рты. От Майора такого никто не ожидал. Да, они знали. Что тот воевал, что служил в спецназе долгое время, но чтобы так. А майор все смотрел в темноту ночи за окном и говорил.

…Он открыл глаза и сел.

- Приснится же такое...

К кошмарам было не привыкать, но чтобы такое...

- Ох...ть! - емко и точно выразил он своё состояние. Не верил он ни в параллельные миры, ни в "попаданцев", ни в загробную жизнь. Но сейчас он сидел на песке и слышал шум моря...

- Привет! - перед ним стояла рыжая девушка в странном балахоне, - подъём!

Он ошалело посмотрел на протянутую руку, и поднялся сам. Место, где они стояли, не поддавалось описанию, всё было переменно, как в яркой и фантастичной картине.

- Там - море, на берегу - лодка, прямо по курсу - остров! - кратко инструктировала рыжая. - Там, как и заказывал: дом, камин, краски, холсты. И платить не нужно!

Она ехидно подмигнула. Он осмотрелся по сторонам, потом ощупал себя - немного худощавый, каким был в юности и, почему-то, с отросшими длинными волосами. Для военного, всегда стриженного «под троечку» это было настоящим шоком.

- И, что смотрим? Я же говорила, что могу помочь в исполнении желания. Покой, тишина, радость творчества...

- А ты вообще кто? - жизненные привычки никуда не делись, как и паранойя.

- Ведьма. Глава Дома Детей Северного Солнца. Милости просим в гости, если захочешь, - она махнула рукой, в сторону мерцающей, как новогодняя елка, далекой скалы, - когда адреналиновый голод замучает.

- И что это? - он начинал раздражаться.

- Это мир, в котором всё возможно. К сожалению, не все мечты могут исполниться там, где мы были.

- Так ты тоже? - удивился он.

- Своих не бросаем. - расхохоталась она, -Подожди, забыла. Было бы не честно, оставлять её одну! Басти!

Его сбила с ног выскочившая из ниоткуда черная пантера, по привычке плюхнулась на живот.

Он крякнул, привычным жестом спихнул, ставшую в этом мире огромной, кошку. В качестве извинений погладил по загривку басовито замурчавшую пантеру и посмотрел на ведьму:

- Зачем всё это?

- А ты как собирался свою мечту исполнить? Мешок денег в мусорном баке найти? Банк ограбить? А то, может, планировал лет 10 смартфоны тырить? Ну тебе, с твоей фактурой народ, конечно, сам бы все отдал. Особенно если улыбнешься пошире. – Рыжая стервочка мерзко хихикнула, - Мечтатель! Ничего просто так не дается. Ты вот, задорого покупаешь. Иди, ищи, смотри по сторонам. Стучащему да откроется!

В поисках достойного, в меру ироничного ответа, майор окинул взглядом бескрайнее море, а когда фраза сложилась, рыжей рядом уже не было. Следующие полчаса он обследовал берег, и не найдя ничего, кроме белого сверкающего песка и шепчущих волн, сел, неторопливо снял берцы, аккуратно закатал штаны и, по колено в теплой воде, пошел к лодке.

... И было все так, как в его мечтах. Рассвет на море, перенесенный на холст, прогулки по острову с резвящейся пантерой, чтение взахлеб перед камином (пусть и не растопленным). И был он... счастлив?!

Было все, но прошлое не хотело отпускать. Оно втекало ручейками мыслей, выдергивая его из «нирваны». Как там ребята? Выбрались? А задание? Если "засветились", по голове не погладят... А сестра? Замок на двери он ей так и не поменял, в старом ключ застревает. Полки на балконе не доделанными остались. И еще десятки этих «а как там…» стучались точками и тире, пролетая в голове бесконечной телеграфной лентой. Пусть эта рыжая "заноза", скажет, что ему с этим делать. Никто ее не просил лезть в его мечты! Он резко поднялся, снял с мольберта недавно законченную картину, свиснул Басти и бросив прощальный взгляд на свой индивидуальный рай, сел в лодку. Сначала немного по морю, потом по суше, к вечеру он добрался до места.

- А знатная, видать, была вечеринка! - присвистнул майор, взирая на открывшуюся панораму. Вокруг царил полный сюр. Любой гот почувствовал бы себя здесь, как в земле обетованной. Черные от копоти деревья и стены дома, поваленный забор, взрытая, усеянная битым стеклом земля...

- Дядь, а ты кто? – нарушая торжественную готскую идиллию, раздался детский голосок.

- Майор, - растерялся гость.

- А ты наш? - продолжал проявлять бдительность невидимый ребенок.

- А я знаю! - радостно зазвенел другой голос,- Это дяденька специальный майор, его Старшая привела.

Через минуту он оказался облеплен ребятней разного детсадовского возраста. Что-то выяснить и уберечь Басти от "киса, покатай", удавалось с великим трудом. Из разнокалиберной многоголосицы майор понял только, что был "разрыв" (какой?), приходили "эти", (кто?!), а Лейка (хрен с ней) потерялась (где?!). Определенность внесла кроха лет трех, которая, застенчиво теребя подол платья, и слегка коверкая слова, пояснила "она испугнулась, в лес убежала, и все ищут»

- Уже кое-что, - буркнул майор и направился в сторону леса, оставив детей охранять "жутко секретный клад" - свою картину.

На опушке он шутливо пихнул идущую рядом пантеру.

- След возьмешь? - Басти посмотрела на него сочувствующим взглядом и села вылизывать хвост, - Очень надо!

Пантера неуверенно пошевелила усами, встала и с видом служебно-розыскной овчарки уткнулась носом в землю. Пройдя пару метров, оглянулась на стоящего майора и тихо рыкнула. Видимо в отместку за прошлые грехи, она тащила его напрямую по буреломам и оврагам. А поскольку, как выразился бы романтически настроенный сочинитель фентези, на землю уже опустилась ночь, путешествие по ОЧЕНЬ пересеченной местности воспринималось особенно приятно. Сей прискорбный факт подтверждали, доносившиеся время от времени из темноты восклицания, отнюдь не литературной природы. Не будь у майора его опыта следопыта, уже через пятнадцать минут гонки он бы выглядел краше, чем Робинзон Крузо на третьем году пребывания на острове.

- «Распрягайте дракодабля. Дракодабль летать устал» - Майор прислушался. Смутно знакомая мелодия слышалась где-то совсем рядом. - «Устал….да, целый день огнем он пыхал, резво крыльями махал». Последнюю строчку юный поэт-песенник исполнил с долей неуверенности, но видимо удовлетворенный результатом перешел на припев: «На север и на юг, потом еще на круг. На запад, на восток…мня...на восток?…». На «востоке» муза упорхнула, предательски оставив любителя дракодаблей в творческих муках. Майор не стал длить литературную агонию и, стряхнув с себя остатки древесной трухи, заглянул в довольно обширную яму и пропел: "Летим домой, дружок!". Девчушка лет четырех сидела на дне, обняв колени ручонками, и с надеждой смотрела на нежданного соавтора. Подвеска в виде диска, висящая на шее девочки на коротком сером шнурке, освещала беглянку мягким молочно-белым светом. Девочка не казалась не утомленной не испуганной.

- Да, так не плохо, - после секундного размышления решила она, вставая на ноги - А дальше мы придумаем? Только там еще про сухруста должно быть? А к нему рифмы не придумываются, я пробовала…

- «Сухруст был пуст, хотел капуст, но был в капуст положен дуст» решительно продекламировал он.

- Ух ты ж!!!! Здорово! - маленькая поэтесса восторженно захлопала в ладоши.

-Может домой пойдем? Тебя все ищут. Волнуются наверное…

- Ой, я ж глушилку не выключила! - она дотронулась до светящегося диска, и через несколько секунд вокруг ямы стояло все взрослое население Дома. Рыжая, с гневно сведенными к переносице бровями, вытянула вперед правую руку, несколько раз прокрутила кисть и плавно потянула невидимую нить к себе. Маленькая потеряшка вылетела из ямы, как морковка из грядки. Удобнее устраиваясь на руках у Главной ведьмы, и не замечая ее недовольства, девочка взахлеб рассказывала о поэтических талантах майора и перспективах сотрудничества с этим литературным гением. Свежеиспеченный стих про сухруста был прочитан малышкой Леей с явной гордостью за поэтический дар Майора. Рыжая прыснула. Майор почувствовал, что краснеет. Впервые за много лет.

Почти неделю он жил в Доме Детей Северного Солнца. "Оказывал посильную помощь в наведении порядка". Чем только он не занимался! Правил забор, вставлял окна, убирал поваленные деревья. Тяготы работы Майор не ощущал. У жителей долины не в чести были уныние и бездеятельность. Как в деловитые стрижи сновали они по своим делам. С одинаковым энтузиазмом старые и молодые собирались на работу и на танцы. А дети были квинтэссенцией этого радостного мирка. Впечатленные «сухрустом», они прибегали к нему за рифмами, почти не дыша, заворожено смотрели, как он рисует, наперебой звали в свои игры, пытались учить простому колдовству. Устав к вечеру, Майор засыпал на диване и улыбался, вспоминая прожитый день. И он был... счастлив?!

Прошлое не ставшее прошлым не оставляло его. Когда с основной частью восстановительных работ было покончено, Рыжая предводительница, всю неделю ускользающая от него, разыскала его сама. В лучах заходящего солнца ее волосы, казались искорками далекого костра.

- Ты был наедине со своей мечтой. С тобой останется миг торжества достижения!

Лицо Верховной казалось застывшей маской. Голос, сильный и звучный звучал нараспев, как если бы она произносила заклинание.

- Ты помогал, и люди были благодарны тебе. Ты запомнишь радость быть нужным. Тебе помогали, и ты познал счастье нуждаться в ком-то. Теперь тебе нужно исполнить свой Долг. - Девушка встряхнула рыжими кудрями и сказала тихо, уже безо всякой торжественности. - Возьми…на удачу. В ладонь лег выточенный из зеленого камня четырехлепестковый лист клевера, он автоматически сжал пальцы в кулак...

Руку пекло, как будто ее сунули в костер, в ушах шумело, трудно было дышать. Он попытался повернуться, с трудом соображая, где он. «Долг…выполнить долг…» Из последних сил он рванулся вверх.

Майор! – раздалось как будто из-под толщи воды, чьи-то руки уже тянули его к свету, - сюда, ребята! Я его нашел!

- Ну, ты везучий, Майор, - восхищался Серый, когда их уже погрузили в вертушку, - тебя после взрыва так засыпало! Вовремя в себя пришел, если б не пошевелился, в жизни бы не обнаружили! В двух метрах от того места ходили - не увидели! ...Эх, у тебя никак новая звездочка на погон села. Хороший знак! Держи, майор на удачу, На его ладони снова лежал листок клевера. Живой зеленый четырехлетестковый.

Контуженный тихо сжал пальцы и улыбнулся, он точно знал ответ на свой вопрос "зачем?".

Майор отвернулся от окна, достал из кармана запиликавший телефон. Заставка на экране высветила фотографию хохочущей рыжеволосой девушки. «Позже, у меня тут воспитательные мероприятия», трубка что-то весело хрюкнула и отключилась.

Бойцы стояли вокруг.

- Так зачем? – Лысенко посмотрел в глаза Майору.

- А вот зачем – это я хочу у вас узнать. Завтра до двадцати ноль-ноль я жду от вас своих мыслей, зачем. На бумаге, изложенных хорошим языком, без мата мыслей.

- А сейчас…

Майор подошёл к столу, взял бутылку водки и вылил остатки в умывальник. - … А сейчас на плац и будет у нас с вами вечерний спортивный праздник. Встреча на плацу в ОЗК через две минуты. Исполнять!

Бойцы бросились из каптёрки, едва не сбив с ног «духа». Майор вышел, кивнул молодому и тихо спросил.

- А ты знаешь, зачем?

Парень поднял глаза, борясь с привычкой четко рапортовать.

- Никто не знает ответа, зачем мы живем, но всё то, что происходит, обычно учит нас чему-то. Жаль, что мы не замечаем этих уроков. И совсем не обязательно умирать, чтобы мечта исполнилась в другом мире. Ведь каждый сам можешь быть для кого-то целым миром. Или кто-то для нас станет тем самым островом или Домом. И если мечта невыполнима в том виде, в котором представили, значит человек не понял ни себя, ни свою мечту. Ведь мы живем в мире, где возможно всё.

Майор удивлённо проводил «духа» взглядом. На плацу уже стояли пятеро «дедов» в ожидании «праздника», но Майору почему-то казалось, что они ищут в себе ответ на простой вопрос – «зачем?».

Автор - Ася П. ака Вольха Редная 28.11.13

В творческих муках участвовали и при «родах» рассказа присутствовали (за что и благодарность):

«Счастливый отец» - Саша НПВ, спасибо за неоценимую помощь, без тебя бы я не начала!

«акушер-гинеколог» - Танюша, бесценный вклад и спасение жизней героев!

«глав.врач» - Алакар – за вычитку и конструктивную (местами!) критику.

«муз» - Вячеслав, спасибо за доверие.


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал Все совпадения с живимы людьми случайны. А если кто себя случайно узнал – пирожок тому и хитрая улыбка!

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Источники и факторы снижения себестоимости.
  • Костная система и ее функции
  • Важнейшим показателем использования ОФ является фондоотдача.
  • Итоги внутренней политики первой половины 20-х гг.
  • Почему рвутся подводные кабели
  • ЧЕТВЕРТОЕ ПРАВИЛО ЗДОРОВЬЯ: УПРАЖНЕНИЕ ДЛЯ КАПИЛЛЯРОВ
  • Сколько мы должны есть
  • Злосчастный изобретатель Николя Леблан