V2 — V1 dV d2S 23 страница Главная страница сайта Об авторах сайта Контакты сайта Краткие содержания, сочинения и рефераты

V2 — V1 dV d2S 23 страничка


.

Читать реферат для студентов

шие от деловых кругов, оппозиционных партий и общественных движений, даже немалого числа политиков из ЛДП, фактически демонстрировали пренебрежение к Пекину, солидаризируясь в этом с США. После «шока Никсона» Танака предпринял энергичные уси­лия, чтобы не отстать от США. Получив приглашение из Пекина, он принял его и в сентябре 1972 г. выехал в Китай, предваритель­но проконсультировавшись с американской стороной на перегово- в КНДР. Установление от­ношений с КНР Предыдущие японские правительства, не­смотря на настойчивые требования нор­мализации отношений с КНР, исходив- Танака Какуэй и Чжоу Эвьлай (Пекин, 25 сентября 1972 г.) Часть 3. Япония в числе лидеров современного мира На переговорах в Пекине наибольшую сложность для Японии представляла проблема ее отношений с Тайванем, закрепленных договором и получивших большое развитие и в экономической, и в политической сферах. Китайская делегация во главе с премье­ром Государственного совета Чжоу Эньлаем требовала официаль­ного признания «трех принципов»: КНР — единственное законное правительство, представляющее Китай; Тайвань — неотъемлемая часть территории КНР; японо-тайваньский договор 1952 г. не име­ет силы. Японская сторона приняла непростое решение и согласилась с китайскими требованиями. 29 сентября 1972 г. в Пекине было подписано совместное заявление Японии и КНР, провозгласившее /установление дипломатических отношений. Япония признала пра­вительство КНР единственным законным правительством Китая, заявила о «полном понимании и уважении» позиции правительст­ва КНР, считающего Тайвань неотъемлемой частью территории КНР. Третий китайский «принцип» был удовлетворен сделанным при подписании публичным высказыванием японского министра иностранных дел Охира Масаёси, что японо-тайваньский договор «утратил смысл своего существования и поэтому прекратил дей­ствие». Следствием установления отношений с КНР стал разрыв япо­но-тайваньских дипломатических отношений. В то же время Япо­нией было сделано все возможное, чтобы, переведя обширные связи с Тайванем на неправительственный уровень, сохранить с ним экономическое сотрудничество. Это удалось сделать: КНР смогла достичь с Японией уровня японо-тайваньского товарообо­рота лишь через 20 лет после подписания в 1972 г. пекинского со­вместного заявления. Японская сторона признала «ответственность за тот серьез­ный ущерб, который Япония нанесла в прошлом во время войны китайскому народу», и принесла извинения. В свою очередь, КНР «в интересах дружбы между китайским и японским народами» от­казалась от требований к Японии о выплате репараций. В 1974-1975 гг. после сложных переговоров между Японией и КНР были заключены соглашения о торговле, воздушном сообще­нии, судоходстве и рыболовстве. Экономические связи стали раз­виваться быстрыми темпами. Более трудным оказалось заключение Договора о мире и дружбе. В обстановке конфронтации с Советским Союзом руко­водство КНР настаивало на включение в этот договор положения о совместном «противодействии гегемонии третьих стран в Азии». Глава 1. Утверждение самостоятельной роли Японии 619 Но японская сторона не желала втягиваться в советско-китайские раздоры. В конечном счете, была достигнута компромиссная фор­мула: «Ни одна из сторон не должна добиваться гегемонии в районе Азии и Тихого океана или в любом другом районе, и каждая сторона выступает против усилий любой страны или группы стран, направленных на уста­новление такой гегемонии». Кроме того, Китай и Япония отложили на неопределенное время рассмотрение спорного вопроса о принадлежности остовов Сэнкаку (Дяоюдай) в Восточно-Китайском море. Подписанный 12 августа 1978 г. японо-китайский Договор о мире и дружбе закрепил обязательство сторон решать все спор­ные вопросы мирными средствами, строить отношения на основе принципов взаимного уважения территориальной целостности и суверенитета, взаимном ненападении, невмешательства во внут­ренние дела друг друга, равенства и взаимной выгоды, мирного сосуществования. Объявленный в том же году Пекином курс на «реформы и политику внешней открытости» создал предпосылки для дальнейшего расширения японо-китайских экономических отношений. Правительство Японии начало предоставлять на льготных условиях неновые займы для модернизации китайской экономики. Отвечая на повышение интереса советского Советско-япон- г ц „ ские отношения РУК0В°Дства к развитию связей с Японией, премьер-министр Танака в октябре 1973 г. выехал в Москву, где впервые после восстановления государствен­ных отношений были проведены переговоры на высшем уровне. Центральным моментом переговоров стала проблема заключе­ния мирного договора. Она не была разрешена ввиду несогласия японской стороны ограничиться в территориальном споре частич­ными уступками Советского Союза (с советской стороны выража­лась готовность передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, как это было записано в Совместной Декларации 1956 г.). Танака не мог решиться на такой шаг. Его визиту в Москву предшество­вало единогласное принятие парламентской резолюции с требова­нием возвращения «северных территорий», включая всю южную часть Курильских о-вов. В Японии уже сформировалось единое мнение правящей и оппозиционных партий по этому вопросу. В Москве была достигнута лишь договоренность продолжить пере­говоры о мирном договоре. Часть 3. Япония в числе лидеров современного мира Японскую сторону удовлетворило включение в совместное за­явление фразы об «урегулировании нерешенных вопросов, остав­шихся со времен второй мировой войны». Она была воспринята как изменение советской позиции в сторону признания наличия между двумя странами территориальной проблемы, что ранее от­рицалось советской стороной. Более результативным стало обсуждение путей расширения советско-японских экономических связей. В совместном заявле­нии была отмечена необходимость «форсировать экономическое сотрудничество, в том числе в связи с разработкой природных ре­сурсов Сибири, а также развитие торговли и сотрудничества в сельском хозяйстве, транспортных перевозках и других обла­стях». Правительства Японии и СССР взяли на себя обязательст­во содействовать экономическим связям и поощрять их. Очень заметно переход к «многосто-Политика Японии на роннеи дипломатии» отразился на Ближнем Востоке ближневосточной политике Японии. В ходе очередного арабо-израильского противостояния осенью 1973 г. арабские страны объявили о резком повышении цен на нефть и взяли курс на сокращение ее поставок «недружественным государствам», к которым причислили и Японию. Для японцев «нефтяной шок» был особо чувствительным, по­скольку из этих стран импортировалось свыше 80% потребляе­мой в Японии нефти. В национальных интересах Япония отказа­лась от следования американской политике односторонней под­держки Израиля в его конфликте с арабскими странами. Прави­тельство Японии призвало Израиль к полному и незамедлитель­ному выполнению резолюции ООН, касающейся урегулирования конфликта, и одновременно заверило арабские страны в дружест­венном отношении, подкрепив это предоставлением им значи­тельной экономической помощи. Начиная с 1975 г. Япония стала участником ежегодных сове­щаний глав государств и правительств ведущих капиталистиче­ских стран (США, Великобритания, Франция, ФРГ, Италия, Япо­ния, а с 1976 г. и Канада), на которых согласовываются позиции по широкому кругу международных проблем. Поддерживая, как правило, американские предложения, в частности, о мерах по пре­одолению тяжелых последствий мирового валютно-финансового и энергетического кризисов, Япония, тем не менее, расширила воз­можность отстаивания собственных позиций. Глава L Утверждение самостоятельной роли Японии Новые тенденции во внутриполитической жизни Главным, что определяло развитие внутриполитической обста­новки в Японии в 70-е годы, было продолжавшееся падение по­литического влияния Либерально-демократической партии. Эта тенденция проявилась еще в 60-е годы, однако в то время со­кращение поддержки либерал-демократов избирателями из-за особенностей японской избирательной системы реально не отра­зилось на соотношении политических сил в парламенте. Либе­рально-демократическая партия продолжала сохранять там устой­чивое большинство. Однако в 70-е годы ситуация изменилась: по­сле ряда относительных неудач на выборах положение ЛДП в парламенте стало нестабильным, а партии оппозиции получили возможность более эффективно влиять на политику страны. Первые признаки Изменение в соотношении политиче- кризиса монополь- ских сил отчетливо показали результа-ного правления ЛДП ты выборов в палату представителей японского парламента, состоявшихся в декабре 1972 г. После них места в этой палате распределились между основными политическими партиями следующим образом: Либерально-демократическая партия получила 271 место (в 1969 году — 288 мест), Социалистическая партия—118 (90), Коммуни­стическая партия, ставшая второй партией оппозиции по степени влияния в парламенте, — 38 (14), Кбмэйтб — 29 (47), Партия де­мократического социализма—19 (29). Серьезные потери, которые понесла Либерально-демократиче­ская партия, были тем более болезненными, что перед выборами создались условия, которые объективно благоприятствовали ус­пеху ЛДП. Незадолго до выборов пост председателя партии и соответст­венно премьер-министра занял Танака Какуэй, которому удалось обеспечить себе солидную поддержку внутри партии и, сформи­ровав состав нового кабинета министров с учетом интересов раз­личных фракций, временно притушили соперничество между ни­ми. В области внутренней политики Танака объявил программой деятельности своего правительства амбициозный план «реконст­рукции Японских островов». Благодаря широкой рекламе своего плана в средствах массовой информации Танака сумел на первых порах создать себе репутацию энергичного руководителя, способ­ного преодолеть отрицательные социальные и экологические по­следствия периода высоких темпов экономического роста и улуч­шить условия жизни японского народа. Часть 3. Япония в числе лидеров современного мира Росту популярности кабинета Танака и повышению шансов Либерально-демократической партии на предстоявших выборах способствовала и состоявшаяся в сентябре 1972 г. нормализация отношений с Китайской Народной Республикой, чего добивались как оппозиционные партии, так и широкие слои японской обще­ственности. Этот шаг правительства Танака выбил из рук оппози­ции незадолго до выборов один из наиболее актуальных политиче­ских лозунгов. Другими словами, японским консерваторам уда­лось добиться как бы «всенародного консенсуса», всеобщего одо­брения своих политических мероприятий, что, несомненно, яви­лось их важной тактической победой. И все же, несмотря на перечисленные благоприятные для японских консерваторов обстоятельства, ЛДП в декабре 1972 г. потерпела относительную неудачу на выборах. В основе этой не­удачи лежали такие тенденции в японской внутриполитической жизни как постепенное размывание избирательной базы ЛДП, изменения в социальной структуре японского общества, которые предоставили более широкие возможности для деятельности оп­позиционных партий, привели к расширению политического спек­тра. В этом смысле можно сказать, что в 1972 г. общие тенденции внутриполитического развития оказались в Японии сильнее, чем частные, тактические успехи либерал-демократов. Вместе с тем, результаты выборов 1972 г. временно нарушили тенденцию, наметившуюся в 60-х годах, когда от выборов к выбо­рам происходило уменьшение поляризации на японской полити­ческой арене за счет потери голосов избирателей главными про­тивоборствующими силами — ЛДП и СПЯ — в пользу партий цен­тра. Причина этого, по-видимому, заключалась в том, что в тече­ние 1972 г. внимание японского общественного мнения было при­ковано к вопросам внешней политики, а именно в этой сфере ле­вые силы предлагали тогда наиболее разработанную альтернати­ву. Сыграло свою роль и чувство беспокойства, связанного с опре­деленными осложнениями в японо-американских отношениях («шок Никсона» и т.п.). Правящее положение ЛДП оставалось неизменным. Однако политическая стабильность заметно пошатнулась. В предыдущий период Икэда возглавлял правительство более 4 лет, а Сатб — в течение почти 8 лет. А за последующие17 лет, начиная с 1972 г., коренная смена состава кабинета министров, не считая их частич­ных реорганизаций, происходила в среднем чаще, чем раз в 2 го­да. Исключением было лишь правительство Накасонэ, продер­жавшееся 5 лет. К руководству, страной за это время последова­ Глава 1. Утверждение самостоятельной роли Японии 623 тельно приходили Танака, Мики, Фукуда, Охира, Судзуки, Нака-сонэ, Такэсита и, наконец, Уно (последний всего на 69 дней). Быстрое чередование кабинетов создавало видимость сменяе­мости власти, которая присуща демократическим государствам. Принятие тем или иным правительством непопулярных среди на­селения решений, таким образом, всегда можно было списать на счет его главы и министров, ушедших в отставку, тогда как сама правящая партия сохраняла возможность проводить свой принци­пиальный политический курс, не внося в него существенных из­менений. Неизменность власти ЛДП на протяже- р „ нии долгого времени породила сращива- правящеи партии Л к к Г" „ r г ние либерал-демократов с бюрократией и финансово-промышленным капиталом. Тесные связи в этом «же­лезном треугольнике», как его именуют в Японии, с одной сторо­ны, давали правящей партии важное преимущество перед парла­ментской оппозицией. ЛДП имела на парламентских выборах мощную поддержку государственного аппарата и предпринимате­лей с их большими, особенно с точки зрения финансирования по­литической деятельности, возможностями. С другой стороны, связка «политики-бюрократия-предприниматели» ограничивала свободу правительства в принятии решений, которые в принципе должны были исходить из общенациональных, а не корпоратив­ных интересов. Наконец, она привела к беспрецедентной корруп­ции среди деятелей ЛДП. Распространению коррупции способствовала фракционность в правящей партии. По существу, главная функция фракций {хаба-цу), т.е. внутрипартийных группировок депутатов парламента, со­стояла в том, чтобы совместными усилиями их членов обеспечи­вать себе избрание на чрезвычайно дорогостоящих парламент­ских выборах и помогать друг другу в продвижении по лестнице партийной и правительственной карьеры. Лидер фракции считал­ся потенциальным премьер-министром; продвигаясь к этому за­ветному посту при поддержке членов своей фракции, он добивал­ся расширения ее численности. Успех в этом деле зависел не только от его способностей как политика, но и его возможностей найти достаточные денежные средства на частые выборные кам­пании. Финансовую поддержку фракции находили у банков, про­мышленных и прочих компаний, балансируя при этом на грани закона, а иногда и переходя эту грань. Следствием долгого сохранения либерал-демократами правя­щего положения стал рост в их среде самонадеянности, вседозво­ Часть 3, Япония в числе лидеров современного мира ленности, пренебрежения морально-этическими нормами. Эти по­роки электорат был склонен игнорировать и прощать правящей партии, долгое время считая их неизбежными и отдавая предпочте­ние реальным достижениям ее экономической политики. В октябре 1974 г. жур­нал «Бунгэй сюндзю» опуб­ликовал материал об «ис­точниках существования и связях» Танака Какуэй, в котором утверждалось, что премьер нажил большое состояние путем земель­ных спекуляций, создания фиктивных компаний, ук­лонения от уплаты налогов и т.п. Эти сведения немед­ленно изложили все япон­ские газеты. Это послужи­ло одной из причин вынуж­денной отставки главы пра­вительства. В феврале 1976 года в японской прессе по­явились более сенсацион­ные сообщения — о получе­нии Танака в бытность его премьером крупной взятки от американской авиастрои­тельной компании «Локхид» в обмен на содействие в размещении в Японии заказов на ее самолеты (скандальное разо­блачение началось в стенах американского конгресса). Оппози­ционные партии на 3 с лишним месяца блокировали работу пар­ламента, добиваясь расследования «дела Локхид». С требованием сурового наказания взяточников выступили профсоюзы и другие общественные организации. Неудачная попыт- После отставки Танака Либерально-де-ка реформ в ЛДП мократическую партию возглавил лидер небольшой фракции Мики Такэо. На вол­не общественного возмущения коррупцией его избранию премье­ром способствовала приобретенная им репутация незапятнанного политика. Встреча Танака и Мики (декабрь 1974 г.) Глава 1. Утверждение самостоятельной роли Японии 625 Время краткого пребывания Мики во главе кабинета было не совсем обычным для правления ЛДП. Правительство провело че­рез парламент поправки к закону о контроле над политическими фондами, согласно которым под контроль ставились денежные по­жертвования отдельным публичным политикам (депутатам и кан­дидатам на выборах), а сами политики были обязаны отчитывать­ся в получении и расходовании денежных средств. Кроме того, Мики поощрял расследование «дела Локхид». В ноябре 1976 г. кабинет министров под его руководством принял важное решение о том, что ежегодные оборонные расходы Японии не должны превышать одного процента валового нацио­нального продукта (ВНП). При Мики правительством была пред­принята, хотя и безуспешная, попытка вернуться к нормам «анти­монопольного законодательства» 1947 года, даже с усилением не­которых его положений. Добиваясь «модернизации» ЛДП, Мики планировал введение выборов ее председателя всеми членами пар­тии и «друзьями партии» (такой порядок был принят в ЛДП в 1977 г., уже после отставки Мики). Наконец, Мики стремился перевести отношения правящей партии с оппозицией в русло кон­структивного диалога. Деятельность Мики вызвала недовольство внутри ЛДП, лиде­ры фракций требовали его смещения. Неудачный для ЛДП исход парламентских выборов в 1976 г. стал удобным поводом для его отставки. Первый раскол ЛДД В июне 196рГр Ш6СТЬ депУтатов nfла; мента от ЛДП во главе с Коно Ехэи решили отмежеваться от своей партии. По их инициативе был создан Новый либеральный клуб (НЛК), начавший деятельность в качестве самостоятельной партии и объявивший о намерении разработать «новую консервативную политику», которая должна привести к искоренению коррупции и «утверждению нового либе­рализма». Однако ориентация НЛК на ту же социальную базу, что и у ЛДП, мешала ему принять существенно отличный политиче­ский курс. За свое десятилетнее существование НЛК то склонялся к со­трудничеству с центристской оппозицией, то вновь блокировался с либерал-демократами. Его первоначальные успехи на парла­ментских выборах продолжались недолго, а по мере неудач утра­чивалась и его оппозиционность. В 1983 г. ЛДП предоставило од­но место для НЛК в своем правительстве, а в 1986 г. НЛК был распущен, большинство его членов вернулось в ЛДП. Часть 3. Япония в числе лидеров современного мира «Дело Локхид» и первый организационный раскол в рядах ли­берал-демократов сигнализировали о начале кризиса правящей партии. Об этом же свидетельствовали и парламентские выборы. 27 января 1977 г. в Токио начались судебные слуша­ния по «делу Локхид». Быв­ший премьер-ми­нистр Танака (второй слева) следует в зал суда Начиная с 1967 г. ЛДП уже не удавалось собирать на выбора палаты представителей более половины голосов избирателей. Вы­боры этой палаты в 1976 г., проходившие на фоне разоблачения коррупции («дело Локхид»), еще более ослабили парламентские позиции правящей партии. За кандидатов ЛДП отдали голоса 41,8% избирателей (на выборах 1972 г. — 46,8%), ее представи­тельство сократилось с 271 до 249 мест. Либерал-демократы со­хранили большинство лишь благодаря присоединению к ним вось­ми независимых депутатов. Тенденция к снижению популярности ЛДП, состояние «кон­сервативно-реформистского равновесия» (так характеризовали в Японии сложившееся соотношение сил в парламенте между пра­вящей партией и оппозицией) послужили почвой для возникнове­ния идеи формирования «второй консервативной партии». О та­кой возможности говорили тогда даже в финансово-промышлен­ных кругах. «Мы поддерживаем Либерально-демократическую партию, — заявлял президент Федерации экономических органи­заций (Кэйданрэн) Докб Тосио, — поскольку нет никакой другой партии, которую мы могли бы поддерживать». Вместе с тем, Докб одобрительно высказался о «двухпартийной системе» по амери­канскому образцу и указал, что деловые круги могут поддержать и другую партию, если она не будет слишком отличаться от ЛДП и станет отстаивать «систему свободного предпринимательства». Глава А Утверждение самостоятельной роли Японии 62 7 Однако в то время идея формирования «двухпартийной систе­мы» не вышла за пределы общих разговоров. Среди либерал-демо-' кратов развернулась дискуссия о модернизации партии, причем острой критике подверглась, уже не первый раз, внутрипартийная фракционность. В 1977 г. ЛДП утвердила план реформы партий­ной структуры, который должен был продемонстрировать стрем­ление ослабить ее зависимость от денежной поддержки финансо­во-промышленных кругов и положить конец коррупции в среде политиков. Одним из звеньев реформы своей партии либерал-де­мократы назвали роспуск фракций, но это решение вскоре было забыто. Планы «коал ни и- Хотя в 70"х годах- в Целом- сохранилась онного правления» возникшая в предыдущем десятилетии тенденция снижения электоральной под­держки либерал-демократов, значительная масса населения про­должала связывать экономические успехи страны и рост собст­венного материального достатка именно с правлением ЛДП. Для завоевания голосов избирателей даже самая острая кри­тика политики ЛДП была уже недостаточна. Оппозиция остро нуждалась в привлекательных для разных слоев населения аль­тернативных программах, прежде всего, экономических. Исходя из реального соотношения политических сил, среди партий оппозиции укреплялось понимание того, что ни одна из них в отдельности, включая крупнейшую, Социалистическую, не способна заменить у власти либерал-демократов. Этого можно было попытаться достичь лишь путем формирования коалиций. Поскольку в 70-е годы начала вырисовываться определенная перспектива ликвидации монополии ЛДП на власть, в 1973-1974 годах оппозиционные партии разработали и начали активную про­паганду собственных концепций «коалиционного правления», до­полненных позже развернутыми экономическими программами. Комэйто призвала к созданию «коалиционного правительства среднего пути», а Партия демократического социализма (ПДС) — «национального правительства реформистской коалиции». Делая акцент на руководящей роли «центристских партий» в предлагае­мых коалициях, обе партии были заинтересованы в привлечении социалистов к участию в них. Они высказывались и за привлече­ние в коалицию «части либерал-демократов», допуская даже воз­можность «консервативно-реформистской коалиции». При этом Комэйтб и ПДС решительно отвергали какое-либо сотрудничест­во с коммунистами и требовали от социалистов полного разрыва с ними. 628 Часть 3. Япония в числе лидеров современного мира Экономические взгляды Комэйто и ПДС нашли отражение в «среднесрочных планах экономического развития», опубликован­ных в 1978 г. ПДС отправной точкой делала построение «общест­ва благосостояния», настаивала на рыночном хозяйстве с внесе­нием в управление экономикой элементов планирования и госу­дарственного регулирования. Она выступала за расширение про­изводственной демократии — «публичности, участия и ответст­венности», за налаживание сотрудничества труда и капитала. Близкие к ПДС взгляды высказывала и Комэйто, считавшая, что повышение народного благосостояния требует предоставления каждому человеку гарантий права на частную собственность, сво­боду частной инициативы, но при непременном сочетании рыноч­ной структуры с демократией, «народным участием в принятии решений». Компартия Японии предложила программу «демократического коалиционного правительства», призванную изменить господство­вавшее в Японии представление о коммунистах как о людях, не способных к конструктивному сотрудничеству. КПЯ объявила се­бя сторонницей демократических преобразований в экономике Японии, проявив более осторожный, чем прежде, подход к про­блеме национализации. В 1977 г., конкретизируя свою экономиче­скую программу, КПЯ разъясняла, что предлагаемые ею «рефор­мы в сторону экономической демократии» имеется в виду осуще­ствлять «в рамках капитализма». Социалисты предложили концепцию «народного коалиционно­го правительства» с участием в нем всех оппозиционных партий. В то время они надеялись исполнить роль связующего элемента коалиции, «моста» между ее левым крылом в лице КПЯ и правым, представленным партиями «среднего пути». Согласно концепции СПЯ, народное коалиционное правительство, опираясь на «народ­ный антимонополистический фронт», выступающий против вла­сти либерал-демократов, должно добиваться полного осуществле­ния конституции, готовя тем самым условия для «мирного пере­хода к социализму». К конкретизации экономической программы СПЯ приступила позже других оппозиционных партий. В ее «среднесрочном плане экономического развития», появившемся в 1979 г., подчеркива­лась необходимость избавления японской экономики от переко­сов, порожденных политикой, ориентированной на нужды крупно­го капитала. Сбалансированное развитие экономики мыслилось через сочетание традиционных для Японии методов регулирова­ Глава 1. Утверждение самостоятельной роли Японии ния рыночных отношений с общественным контролем, в том чис­ле над частными капиталовложениями. Публикуя свои взгляды на коалиционное правление, партии оппозиции использовали их, в первую очередь, как выборные про­пагандистские лозунги. Переговорам о практическом осуществ­лении их собственных предложений препятствовали как партий­ные амбиции (претензии на руководящую роль в коалиции), так и существенные расхождения в политических взглядах. В 1976 г., когда в правящей партии произошел раскол, возник­ло надпартийное «Общество размышляющих о Японии», члены которого занялись изучением перспектив практического взаимо­действия в рамках СПЯ-Кбмэйтб-ПДС. Кроме того, Комэйто и ПДС в 1977 г. совместно разработали политическую платформу «коалиции партий среднего пути». В начале 1980 г. Комэйто дос­тигла договоренности с СПЯ вступить в консультации о совмест­ных усилиях по формированию коалиционного правительства. Эта договоренность сопровождалась условием исключить всякую возможность участия коммунистов в коалиции. Пока лидеры оппозиционных партий вели дискуссии вокруг разных вариантов формирования коалиционного правительства, потенциальная сменяемость власти по воле избирателей стала приобретать реальные черты на местах. Совместные действия оп­позиции, главным образом, социалистов и коммунистов, при со­трудничестве с профсоюзами и другими общественными организа­циями во многих случаях помогали провести их общих кандида­тов на посты губернаторов префектур, мэров городов, старост по­селков и деревень. Пик «прогрессивных администраций» относит­ся к 1975 г., когда они функционировали в пяти префектурах, включая столичную, четырех городах с населением свыше милли­она каждый, ста прочих городах, множестве поселков и деревень. Оппоненты либерал-демократов на практике демонстрировали способность компетентно решать сложные административные и хозяйственные задачи. Однако поиски союзников в правящей пар­тии вскоре нашли выражение в блокировании Комэйто и ПДС с ЛДП на выборах в органы местного самоуправления. Число «про­грессивных администраций» стало сокращаться. Этот процесс ус­корился в 80-е годы, когда руководство СПЯ аннулировало курс на «сотрудничество всех партий оппозиции», иначе говоря, ис­ключило совместные действия с коммунистами. К 1990 г. «про­грессивные администрации» сохранились только в двух префекту­рах, двух важнейших и 39 прочих городах. Часть 5. Япония в числе лидеров современного мира В 70-е годы совместные действия партий Политические дне- 0ПП03ИцИИ проводились лишь при сов-куссии второй по- падении их взглядов по отдельным акту-ловины 7 -х годов альным проблемам, главным образом в парламенте. Разобщенность оппозиции благоприятствовала либе­рал-демократам. Однако связь оппозиционных партий с различны­ми массовыми организациями, их способность мобилизовать об­щественное мнение побуждали ЛДП прислушиваться к мнению парламентской оппозиции. Японский парламент многократно становился ареной острых столкновений между ЛДП и оппозицией по вопросам законода­тельства, затрагивающего политические и гражданские права и свободы. В 1978 г. кабинет Фукуда внес в парламент два законопроек­та, касавшихся судопроизводства. Под предлогом усиления борь­бы против ультралевых группировок, совершавших, в частности, угоны самолетов, правительство собиралось ввести упрощенное судопроизводство без участия защиты. Этому решительно воспро­тивились СПЯ и КПЯ, получившие поддержку профсоюзов и раз­личных общественных групп. За короткий срок в парламент были переданы протесты от более чем 6 тыс. организаций. Правитель­ство воздержалось от постановки законопроектов на голосование. В том же году Фукуда дал указание разработать проекты за­конов о действиях в случае возникновения чрезвычайных обстоя­тельств. Предложения Управления национальной обороны (УНО) по этому вопросу были одобрены кабинетом министров и поддер­жаны руководством ПДС. Однако, СПЯ и КПЯ усмотрели в этих планах стремление ущемить демократию, наделить правительство правом принимать решения, выходящие за его прерогативы. Обе партии договорились о совместных действиях в парламенте и по­лучили поддержку от Генерального совета профсоюзов (Сохе). Комэйто, первоначально позитивно отнесшаяся к планам прави­тельства, после внутрипартийной дискуссии осудила их. Выяснив общий настрой японской общественности, правительство отказа­лось от своего намерения. За 1969-1974 гг. правительство 5 раз вносило в парламент за­конопроект о передаче в ведение государства синтоистского хра­ма Ясукуни, где почитается память японцев, погибших в войнах. Оппозиции апеллировала к положениям конституции, определяю­щим отделение религии от государства, и законопроект так и не был принят. Глава 1. Утверждение самостоятельной роли Японии 631


Другие страницы сайта


Для Вас подготовлен образовательный материал V2 — V1 dV d2S 23 страница

5 stars - based on 220 reviews 5
  • Внешняя политика СССР в годы войны
  • Историческая справка.
  • Лечение. При остром геморрое показано консервативное лечение, но следует отме­тить, что его профилактика, прежде всего
  • Меню File
  • Начало и конец консульских привилегий и иммунитетов
  • БОЛЬШАЯ ТРОЙКА 2 страница
  • Патологическая анатомия. Внешне геморроидальный узел имеет вид компактного образования, но уже при простом осмотре со стороны его подслизистого слоя определяется множество мелких
  • МАВРИТАНСКОЕ ИСКУССТВО